Соцсети:

Вечера на хуторе близ…Тисуля

14 октября 2013 | Галина Бабанакова

тисуль

«Сейчас они меня съедят!» — с ужасом подумала я, увидев несколько больших собак, бегущих навстречу.

— Мама! — хотела закричать я, но смогла только прошептать. И тут послышался другой, громкий мужской голос:

— Арта, фу! Фу, Бой! Пальма, я кому сказал: «Фу»! Свои это, свои!

Собаки тут же сменили лай на повизгивание. А одна даже обнюхала меня и лизнула. Как будто меня и ждала.

Зато явно не ждал хозяин собак и вот этого дома, стоящего на горе близ желтеющего леса. А внизу, под горой, был указатель: «Новоивановка». Деревня с таким названием обозначена и на карте Тисульского района. Однако Новоивановка уже давно не деревня, а хутор из двух домов. В одном живёт Андрей Гуртаев с женой и двумя сыновьями, в другой — тесть Андрея Георгий Васильевич с супругой. Вот и всё население хутора вдали от больших дорог. И то, что в осенний день наша редакционная «Тойота» смогла сюда проехать, — большое везение: не успела грунтовая дорога раскиснуть. Сейчас, когда зарядили дожди, да и потом, когда пойдут снега, мы бы до хутора не ехали, а шли. Точнее, пробирались.

I.

Бывает, что и «вездеход» Андрея Гуртаева — старенькая «Нива» — тоже подводит. В большую распутицу и снегопад с метелями его сыновья-школьники Захар с Артёмом остаются после уроков у своей бабушки — матери Андрея. Живёт она в селе Куликовка. Там же, где и школа-девятилетка. Захар в этом году оканчивает девятый класс. А потом собирается поступать в кадетский железнодорожный корпус. Или в железнодорожный техникум, который находится тоже в Тайге. Артём — семиклассник. Он ещё размышляет, кем быть. Но уже сегодня знает, что будет скучать, когда уедет старший брат.

— А оба-то вы не скучаете на своём хуторе? — спрашиваю мальчиков.

Переглянулись. Я вопрос повторила. А они всё равно его не поняли. Потому что скука ни Захару, ни Артёму неведома. Как и их родителям — Андрею и Валентине.

— Ну да, отшельница Агафья Лыкова тоже не скучает, — озвучила я свою мысль, «примеряя на себя» и этот хутор, и красивый пейзаж, что его окружает. Денёк-другой ещё ничего, вытерпела бы, а потом — всё, поближе к народу, к шуму, к тому, что называется городской суетой. Андрей, отец мальчиков, пожимает плечами: каждому, мол, своё.

Он немногословен и, как мне показалось, вообще ни одной минуты не теряет даром. Вот и на мои вопросы о своём хуторском житье-бытье отвечает, что-то делая. А дел у него да и всего его семейства превеликое множество. Потому что большое хозяйство: 20 лошадей, 20 коров, тёлочек и бычков. А ещё индюки, куры, пасека… Пробовали держать и свиней, но не пошло, дорого. Не потянул Андрей и предпринимательство, вернее, налоги. Так что сейчас у него просто своё хозяйство. А как же трудовой стаж? Будущая пенсия?

— Подумаем, — только это и ответил. Но я понимаю, что Андрей действительно задумывается о будущем не только сыновей-помощников, но и о своём тоже. Сейчас ему 41 год. И по городским, и по деревенским меркам — молодой мужчина. Но ведь 60 тоже однажды «стукнет»!

Что же касается его жены Валентины, то она устроилась на работу в Тисуле. График устраивает: три дня в магазине, за кассой, три дня — дома. От Новоивановки до Тисуля не рукой подать. Но есть ещё село Куликовка, куда ходит рейсовый автобус. Опять же, есть своя «Нива»-выручалочка и заботливый Андрей. Уж он-то свою Валентину один на один с дорогой, а тем более бездорожьем не оставит.

тисуль1

II.

Валентине 35 лет. Значит, одноклассниками с Андреем не были. Да и вообще, местная ли она, нынешняя хуторянка Валентина?

Оказывается, что родители Вали развелись, когда девочке всего 7 лет было. Вот тогда-то и покинула они с матерью и братьями Новоивановку. Большой в то время была деревня, в несколько улиц.

И только через 11 лет приедет сюда Валентина навестить отца и ещё живых тогда бабушку с дедушкой. Пройдёт по деревне и встретит Андрея. А он — её. После этого Валентина уже не уедет из Новоивановки. Да и ехать ей, честно говоря, особо было некуда. С матерью до сих пор натянутые отношения. Изредка только созваниваются, перебрасываясь дежурными фразами.

А вот сама Валентина и мама, и хозяйка, и жена замечательная. Андрей так и сказал про жену:

— Самая лучшая!

Что он ей дарит? Весной — огоньковое поле, летом — ромашковое, осенью — вон тот золотой лес, что в нескольких метрах от их дома, а зимой — сосны в белых шапках.

— А норковую шубку? — любопытствую я.

Засмеялись оба. А потом Валентина признается, что денег не хватает не только на шубку, но порой и на пуховичок. Всё лучшее прежде всего сыновьям. Экипированы Захар и Артём модно и добротно. Да они всегда аккуратны и собранны. Может, потому и не приняли во внимание заявление Валентины с просьбой помочь собрать детей в школу.

И школьный автобус за братьями тоже не приходит. Почему? Задавала я этот вопрос директору школы Оксане Николаевне Ковалёвой.

— Слишком большой круг надо делать. А это и время, и бензин — таков был ответ.

От Новоивановки (хутора) до Куликовки всего 8 километров. Другое дело, что дорога негладкая. Не такая, как до деревни Колбы, откуда автобус привозит ребят в Куликовскую школу.

Конечно, Андрей не позволяет, чтобы сыновья пропускали уроки. Но всё равно ему, как и Валентине, непонятно, почему за их сыновьями не приезжают.

Скажете, что семья по собственному желанию стала «невыездной» из Новоивановки. А куда ехать? И как Андрею жить без хозяйства? Что же касается дома, то он сгорел. Нынешнее строение и Андрей, и Валентина называют времянкой. А пожар случился уже три с лишним года назад, майским днём. Загорелся дом не от замыкания проводки, не от беспечности хозяев, а от пала. Того самого, что возникает весной от чьей-то или неосторожной, или специально брошенной горящей спички. Ради забавы.

Что и успели тогда Валентина с Андреем, так это вынести документы да увести подальше от огня сыновей. Всё, что было в доме, как и сам дом, сгорело. Районная администрация выделила тогда погорельцам материальную помощь в размере трех тысяч рублей.

Но и во времянке семья Андрея Гуртаева живёт чисто, уютно, с бытовой техникой-помощницей и, конечно, компьютером с интернетом. В общем, от «большой земли» не оторваны. И по характеру не отшельники вовсе. Захар и Артём общительны в школе, у них много друзей. Андрей и Валентина и выезжают, и выходят, как говорится, в люди. Ведь надо продавать молоко, мясо, мёд. Просто для того, чтобы жить, учить сыновей. Правда, с реализацией своей домашней продукции становится всё труднее. Зато воры повадились на хутор. Увели коня. Поэтому и стерегут теперь хутор пять собак. Чужих уже не пропустят. Нас пропустили только после команды Андрея.

Да мы ведь и пожаловали сюда с благими намерениями: рассказать потом читателям, как живут сегодня на хуторе близ Тисуля. Убедились, что живут в согласии с собой и с природой. И надеются только на себя. С этими мыслями просыпаются ни свет ни заря и засыпают за полночь. Охоты к перемене места жительства нет. Во всяком случае, у Андрея. А слово любимого мужа для Валентины — это что закон.

…Уже тронувшись в обратный путь, глядя на указатель с названием некогда большой деревни, я подумала, что до тех пор, пока горит свет в этом домике-времянке, жива и Новоивановка. Не снесло её окончательно ветрами перемен, как снесло другие деревни. Клубится дымок над крышей. Ещё бы и тёплого внимания к этой семье, сохранившей деревню на карте.

Галина БАБАНАКОВА.

Фото Александра Зиновьева.

Тисульский район.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс