Соцсети:

Когда закон dura

26 сентября 2013 | Татьяна Фомина

shkola-3f

Управление образования г. Кемерово отстояло право тренера с давно погашенной судимостью на работу в детской спортивной школе и право самой школы не увольнять этого сотрудника. Увольнения требовала районная прокуратура, и руководствовалась она при этом законом. Однако областной суд поддержал доводы начальника юридического отдела управления образования администрации г. Кемерово Юлии Новосельцевой, которая представляла в суде интересы спортивной школы, и тренера не уволили.

Между тем и Конституционный суд России недавно встал на сторону людей, которые пострадали от поправок, внесенных в Трудовой кодекс около трех лет назад. Эти поправки предписывают образовательным учреждениям расторгать трудовые отношения с работниками, имеющими в прошлом судимости даже по самым незначительным делам. Надо сказать, что эти поправки трагедией прошлись по многим судьбам.

Прошлое не отпустило

Называть имя этого человека мы не будем по понятным причинам. Скажем только, что он личность известная среди тренеров и учителей. Очень серьезно занимается развитием детского баскетбола в Кемерове, посвятил этому долгие годы. Трудился во многих детских учреждениях, был инициатором проведения мастер-классов с известными спортсменами, обучал учителей физкультуры новым методикам.

А когда-то, в 90-е годы, он из-за финансовых и семейных проблем попал под уголовное преследование как «злостный алиментщик». Дело в том, что частный бизнес, которым он занимался, прогорел, дохода не приносил. И когда наш герой развелся с женой, платить деньги на содержание детей какое-то время не мог. А женщина обратилась с иском в суд. В итоге долг по алиментам был все-таки выплачен по исполнительному листу, бывший должник продолжал жить, не подозревая, что сам факт судимости отразится на его будущем. Но наступил 2010-й год…

Ненормальные нормы?

В 2010 году были внесены изменения в Трудовой кодекс РФ, связанные с дополнительными ограничениями по работе сотрудников с судимостью в сфере образования. Имелись в виду любые детские учреждения. И любая судимость. Погашенная и непогашенная. Ограничения касались всего персонала, не только педагогов. И поваров, и сторожей, и водителей. Если до того в школах, детских садах, учреждениях дополнительного образования, центрах детского отдыха и т. д. не могли работать лишь люди с непогашенной судимостью или совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления и некоторые другие виды вопиющих деяний, то в 2010-м законодатели этот список расширили.

Причем преступления имущественного характера, то есть хищения и кражи, в этот расширенный перечень не вошли. Вошли преступления против личности, против детей. На первый взгляд это кажется логичным. Но на второй… К преступлениям против детей относится, например, уклонение от уплаты алиментов. Работники судов вспоминают, что в 90-е годы, в самый пик разрухи, невыплаты зарплат, статью за злостное уклонение от уплаты алиментов получали многие мужчины, в основном вследствие своей правовой неграмотности. Многие из них просто не рассматривали это как уголовное деяние. Ни адвоката не нанимали, ни решения судов не обжаловали. Тем более что правовые последствия по этой статье не такие уж большие: судимость, как правило, условная, которая погашается через полгода. Ну, выплачиваешь алименты по исполнительному листу и выплачиваешь.

А через много лет и самим человеком все вроде уже забыто. И окружающим понятно, что никакой угрозы для детей, с которыми такой педагог работает, он не представляет. Возникает вопрос: в интересах ли детей, чтобы такой человек спустя много-много лет был уволен из-за этого из образовательного учреждения?

Однако вспомнить прошлое обновленный Трудовой кодекс заставил многих. В том числе и сотрудника той самой спортивной школы Кемерова, интересы которой и отстояла юрист Юлия Новосельцева.

Между процессами

По ее словам, началось с проверки, которую прокуратура Кировского района провела в той школе. И выявила, что у одного из сотрудников была судимость, погашенная 10 лет назад. И потребовала увольнения.

Однако руководство школы отказалось выполнить это требование и встало на защиту педагога. Так же, как и управление образования. Тем более что и родители воспитанников были категорически против, и сам он жизнь не мыслит без своей работы. Тогда прокурор обратился в суд с иском к спортивной школе.

Юрист Юлия Новосельцева вспоминает:

— В начале процесса было очень мало надежд на то, что мы его выиграем, потому что судебная практика к оптимизму не располагала. Верховный суд к тому моменту отменил несколько решений судов, которые отказывали прокурорам в требованиях о расторжении трудовых отношений с такими сотрудниками.

Сначала так и получилось, как мы ожидали: районный суд удовлетворил требования районного прокурора. А значит, мы должны были расторгнуть трудовой договор. Но мы подали апелляционную жалобу в областной суд. Он поддержал нас и отменил решение районного. Роль сыграло, видимо, еще и то обстоятельство, что как раз между заседаниями районного суда и областного сказал свое слово суд Конституционный.

Доводы приняты

И это слово было ответом на вопросы достучавшихся до Конституционного суда нескольких известных педагогов страны, которым новые нормы запретили работу с детьми и сломали судьбы. У одного так вышло из-за бытовой драки в прошлом, другой в юности вступился за кого-то, попал под уголовное преследование за причинение вреда по неосторожности. По требованию прокуратуры с ними были расторгнуты трудовые договоры. Конституционный суд рассмотрел их истории и сделал вывод, что Трудовой кодекс в этой части действительно противоречит Конституции РФ. Причем использовал те же аргументы, что и наш юрист на процессе: в результате внесения тех самых норм в Трудовой кодекс оказался нарушен баланс интересов между участниками образовательного процесса; детей надо защищать, но не таким путем, чтобы выгонять всех прошедших через суды, не разбираясь в ситуациях. И что безусловно с детьми не должны работать лица с непогашенной судимостью, судимые за тяжкие и особо тяжкие преступления и преступления против половой неприкосновенности. Во всех остальных случаях надо разбираться: «должны учитываться вид и степень тяжести совершенного преступления, срок, прошедший с момента его совершения, форма вины, обстоятельства, характеризующие личность, в том числе поведение лица после совершения преступления, отношение к исполнению трудовых обязанностей, позиция самого образовательного учреждения, педагогического совета». Конституционный суд также постановил: «недопустимо увольнение людей, подвергающихся уголовному преследованию, до разрешения уголовного дела по существу или до завершения производства по уголовному делу».

А еще в результате новых требований, касающихся людей с погашенной судимостью, возникло противоречие между Уголовным и Трудовым кодексами. По УК, «уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет; погашение судимости прекращает все негативные правовые последствия для человека». А Трудовой кодекс их предусмотрел. Причем увольнению подлежали даже те люди, в отношении которых не был вынесен приговор, но «привлекавшиеся ранее к уголовному преследованию». Даже если просто велось следствие в отношении кого-то, а потом было прекращено за примирением сторон, — это считалось основанием для увольнения этого «кого-то» из образовательных учреждений.

Поскольку указания Конституционного суда обязательны для исполнения, вскоре Госдумой будут внесены соответствующие изменения в Трудовой кодекс, «направленные на обеспечение баланса конституционно значимых ценностей, с учетом интересов как несовершеннолетних, так и работников детских учреждений».

Но и до того, как изменения будут внесены, все, что постановил Конституционный суд, должно учитываться, а потому люди страдать от непродуманных норм больше не будут.

Надо сказать, наш тренер работал в своей школе все время, пока шла тяжба.

— Если бы областной суд нас не поддержал, мы готовы были пойти дальше. Вплоть до Верховного суда, — уверяет юрист Новосельцева.

Кстати, в Кемерове это первый случай, когда удалось отстоять права человека, пострадавшего от тех статей Трудового кодекса.

А в основном почти три года директора детских учреждений области, как и всей страны, хоть и плакали, но увольняли хороших работников, которых пестовали и лелеяли до этого, с которыми не хотелось расставаться.

Татьяна ФОМИНА.

*dura — в переводе с латыни означает «суров».

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс