Соцсети:

Я — вредный покупатель

20 сентября 2013 | Галина Бабанакова

-4a

Есть такая профессия — тайный покупатель. Вакантные места тоже есть. Попробовать, что ли?

Основное отличие тайного покупателя от обычного — скрупулёзная наблюдательность за тем, как вас (меня) обслуживают. Беспристрастность, объективность тоже важны. В общем, я всё замечу, запомню, а ещё лучше на диктофон запишу. И после всего составлю отчёт для тех, кто меня «тайным покупателем» примет. А уж они пусть меры принимают. Однако жизнь всегда богаче, чем наши представления о ней…

В общем, тайного покупателя из меня не получилось. То ли начитавшись инструкций, каким должен быть тайный покупатель, то ли вспомнив плакаты из советского времени «Покупатель всегда прав!», я превратилась в покупателя… вредного. Во всяком случае, именно такое определение услышала я за спиной, покидая очередной магазин.

I.
Да я и не вредничала вовсе, когда возвращала продавщице мясо с душком. Брала-то я мясо уже расфасованное в подложку и «запеленатое» в целлофан. За несколько шагов до кассы упаковка зацепилась за ручку корзинки, и на меня пахнуло даже не второй, а третьей «свежестью». Мне бы молча положить мясо в открытую витрину, а я к продавщице с претензией. Вернее, с предложением самой купить это мясо и накормить им домочадцев. Но прежде лично всё продегустировать.
— Вы что себе позволяете? Вы мне на всю неделю аппетит испортили. Не нравится — не берите, — раскраснелась продавщица. Но при этом она поспешно убрала из витрины всю фасовку с этим мясом. Через час я специально вновь зашла в этот магазин. Того мяса не было. Но продавщица была. Угрюмая-я-я…
Именно после этого случая, когда я чуть было не купила мясо с душком, стала внимательно смотреть на срок годности продуктов. Признаюсь, что до того покупала «на глазок». И вот смотрела я, смотрела на уже не видимые сроки, а потом попросила у продавца сертификат качества. Белый лист сертификата положили передо мной с недовольным стуком. Скорее всего, я была первым (и тоже, значит, вредным) покупателем в этом магазине, кто требовал сертификат.
Стою, читаю… Потом, удивившись прочитанному, говорю:
— Вы же мне сертификат на водку дали. А я на колбасу просила. Вот на эту, на «Молочную».
— Да есть и на колбасу сертификат. Но его же искать надо. Какая вам разница, что читать?! — в свою очередь удивилась продавщица. Но тут же потеряла ко мне интерес. За «беленькой» пришёл другой покупатель. Видно, что постоянный, потому как перекинулся с продавщицей весёленькими новостями. Потом оба в мою сторону посмотрели, хихикнули. Видно, очень сосредоточенно изучала я на бумаге качество горькой продукции.
— Вот придёте в следующий раз, я вам на колбасу сертификат найду, — пообещала продавщица.
Но следующего раза в этом магазине точно не будет. Слишком далеко от него до моего дома. Это я ведь просто ради «вредности» сертификат попросила.

II.
И вообще, мне даже понравилось бывать не в «своих» магазинах. Не столько из-за поиска другого ассортимента (вот он-то почти везде одинаков) и не для сравнения цен (разница в 3-5 рублей), сколько ради подмечания неожиданностей в обслуживании.
Захожу, например, в один из гурьевских магазинов и первое, что вижу, — висящих… мух. Две липкие ленты с этими самыми чёрными мухами свисали прямо над прилавком. На который только что поставили лоток с хлебной выпечкой. Бр-р-р!
Наверное, я в лице изменилась, потому как продавец участливо спросила, не может ли она мне чем-то помочь.
— Ещё как можете! — выдохнула я. — Уберите скорее вот эту гадость, — кивнула я вверх на висячих мух.
— Ради вас же, покупателей, повесили. Мух-то вон сколько. Летят и летят, летят и летят…
Окончание монолога я уже недослушала. Скорее на свежий воздух.
Однако, опять же из-за своей «вредности», переборов брезгливость, на следующий день зашла в этот магазин. Продавец та же, а вот висячих мух уже не было. Впрочем, как и летающих. Интересно, сколько же эта отвратительная гирлянда-мухоловка болталась над прилавком и головами покупателей и сколько бы ещё провисела, если бы не моё вмешательство? А другие-то покупатели почему молчали? Не хотели нарываться на грубость? Торговых точек нынче пруд пруди, вроде бы должна быть у всех этих лавочек конкуренция и борьба за каждого покупателя. Ан нет! Намедни в одном из магазинчиков мне прямо заявили:
— Не нравится — не ходите сюда. А то ходят тут всякие… вредные.

III.
На этот раз вредность моя заключалась в замечании прямо с порога. Причем после услышанного ответа проходить дальше сразу расхотелось.
— Почему у вас так замусорено и неуютно? — только-то и спросила я.
И тут же ответ:
— Возьмите веник и подметите, если вас не устраивает.
Оп-паньки! Это хамство уже из разряда новенького. В былые времена я такого не слышала.
— Уволить бы вас за такое предложение, — вырвалось у меня.
— А я тут сама директор. Ха-ха! — засмеялась женщина, что сидела за кассой и предложила мне взять веник.
— Вы мне не веник, а жалобную книгу дайте, — попросила я, помня неписаный закон, что самый лучший метод защиты — это нападение.
— Чего? Чего? Это какую такую книгу?! — в итоге наступать начали уже на меня. При молчании немногочисленных покупателей.
Слава Богу, что на улице шёл дождь и смыл с меня всю грязь, которой ни за что ни про что меня облили. Хотя с точки зрения собирания необычных фактов можно этот случай с предложенным веником считать везением. Впрочем, за новыми фактами и ходить далеко не надо. Прямо под моими окнами стоит киоск. Передом — к дороге, а ко мне — задом. Так вот, если спереди у киоска чистенько, то сзади — гора коробок. Смотрела, смотрела я на этот мусорный дизайн, а потом решила: «Хватит!»
Продавцом в этом киоске оказалась девушка. Симпатичная, улыбчивая. Однако пришлось подпортить ей настроение, сердито показав на «заднюю» гору мусора.
— Мы сегодня же всё это увезём. Извините, пожалуйста!
Ещё раз оп-паньки! Но на сей раз удивление уже не от хамства, а от вежливости в ответ на замечание.
И ведь действительно, в тот же день мусора у киоска уже не было. И сегодня его нет. Значит, вновь моя вредность только на пользу пошла. Вот всегда бы так. Ан нет…
IV.
— Спасите мои уши! — так хотелось кричать, став невольным свидетелем телефонного разговора одной из продавщиц. Я, конечно, не знаю, с кем она разговаривала по «сотику», но по нецензурщине, которую посылала в трубку продавщица, поняла, что с собеседником она не дружит. Да и со своей головой, как и с совестью, тоже не в ладах.
Я попробовала обратить на себя внимание, постучав по прилавку.
— Всё! Остальное я тебе дома скажу, — грозно пообещала кому-то продавщица, вопросительно взглянув на меня.
— Что вы себе позволяете? — решила я пристыдить уже немолодую, но разбитную продавщицу.
— Я же не вас обматерила. А этому козлу ещё мало.
Жаль, что я была единственным, хотя и несостоявшимся покупателем в той «забегаловке». А без свидетелей писать заявление о привлечении продавца к административной ответственности бесполезно. В следующий раз всё-таки включу диктофон. До сих пор от неприятного воспоминания уши горят. А продавщица и не смутилась даже. Как и ещё одна, которой я сделала замечание по поводу внешнего вида. Декольте платья у нее было таким откровенным, что можно было запросто определить размер пышной груди. А ведь явно следовало этой даме знать, что именно по одёжке встречают. Опрятная, аккуратная, ухоженная продавщица — лучшее лицо магазина. Правда, на иных даже миловидных лицах подчас такое равнодушие и недовольство, что невольно вырывается вопрос:
— Извините, я вам помешала?
А одна мне в ответ даже честно призналась:
— Ещё как помешали. Я уже домой собралась.
А до закрытия, между прочим, оставалось ещё целых десять минут.
За те дни, когда я специально «вредничала» в магазинах, у меня набралось ещё столько всяких фактов, что хоть второй репортаж пиши. Но давайте сделаем иначе. Вы, уважаемые читатели, продолжите свои наблюдения с точки зрения обыкновенного покупателя. А ещё лучше требовательного. Чтобы у нерадивых продавцов вредных привычек стало меньше.

Галина БАБАНАКОВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс