Соцсети:

Ловцы мгновений

20 сентября 2013 | Ольга Штраус

GS__9362

Я существую!» – заявил человек миру. «Прекрасно, — ответил мир. – Но это меня ни к чему не обязывает». Эта цитата из Стивена Крейна (боюсь, неточная) невольно приходит на ум, когда знакомишься с выставкой молодого искусства Сибири «Аз есмь», открытой в Кемеровском музее изобразительных искусств.

Почти двести работ, сто авторов, двенадцать городов, конкурсная составляющая (призовой фонд для трех первых мест 65 тысяч рублей) – столь представительных молодежных выставок давно не проходило в столице Кузбасса. Однако сегодня они – внятная примета времени. Устраивать выставки начинающих стало престижным, модным, принятым. Молодежные выставки «Аз.Арт Сибири» регулярно проходят в Барнауле, в декабре выставка «Молодое искусство Сибири» откроется в Красноярске…
Такое впечатление, что молодежь «повзрослела». То, что в середине 90-х или начале нулевых выглядело «непричесанным» и растерянным, как подростковые выходки, сегодня стало вполне респектабельным и весьма профессиональным. Хотя возраст авторов полотен, рисунков и инсталляций – тот самый, что и всегда бывает на «молодежках»: от 20 до 35.
Что же изменилось? Воздух времени? Ориентиры художников, вступающих в самостоятельную творческую жизнь? Интерес кураторов проекта? Попробуем разобраться.
Искусное искусство
Пожалуй, главное слово, которое приходит на ум, когда знакомишься с работами экспозиции, – профессионализм. Зрители на открытии не раз пытались назвать эту выставку «современным искусством» и – осекались. С «современным» или «актуальным» искусством, которое ставит во главу угла трюк, а не мастерство, шибающий в нос «фокус-покус», а не высокое умение, эти работы не имеют ничего общего. (Ну, или почти ничего – однако об этом чуть позже).
Всматриваясь в живописные полотна, в филигранную графику не по годам умелых рисовальщиков, в подробности офортов и литографий (редкость-то какая по нашему времени!), поневоле задумаешься: как много, оказывается, умений и навыков уходит из нашей жизни! В самом деле: сейчас уже почти не встретишь школьника, знающего наизусть таблицу умножения («А зачем? Есть калькуляторы!»). Исчезли целые профессии: краснодеревщик, например, или сапожник, умеющий стачать сапоги по индивидуальной мерке… Похоже, искусство рисовальщика, художника, владеющего ремеслом академической живописи, – из этого же ряда «уходящих умений». Признаюсь: я с любопытством отношусь к остроумным трюкам художников-акционистов, специализирующихся на перформансах да инсталляциях. Но в основе любого искусства, мне кажется, все-таки должно находиться понятие «искусный». Во всяком случае, душе ближе то самое искусство, которое происходит от искусности, от высоты достигнутого профессионального совершенства.
В этом смысле выставка «Аз есмь» очень точно отвечает моим зрительским запросам. Достаточно вглядеться, например, в цветные офорты Ильи Ключникова (Новокузнецк), созданные по мотивам поэзии Иосифа Бродского, в портреты Марины Назимко (Новосибирск). Ее «Искусствоведение как коллекционирование бабочек», запечатлевшее потрет старейшего искусствоведа Сибири Павла Муратова, – это и дань высокому ремеслу, и точное, любовное (но не без иронии!) создание сказочного образа алхимического мудреца. А мощь живописных полотен Елены Бобровой (Омск), ее умение упиваться пиршеством света и цвета отметили все члены жюри, безоговорочно отдав ей первое место.
Примечательно, что сами молодые художники сегодня уже активно выступают против того, за что еще лет 15-20 назад горячо ратовало предыдущее поколение. Вот полотно с симптоматичным названием «Я против современного искусства». Автор – художница из Новосибирска Наталья Ожогина — решает его, тем не менее, в манере нарочитого «contemporary-art»: тут и голая тушка курицы, и голая женщина, и суперреалистично выписанный скомканный пакет, и некий условный городской пейзаж… На словах – против, а на деле следование отравляющей атмосфере трюкачества налицо. Выразительнее в этом плане полотно Ильи Потапова (Омск) «Клавиши». В фортепьянную клавиатуру вписаны детали компьютерной. Похоже, автора всерьез тревожит, что вирус виртуальности безоговорочно проник уже и в настоящую, живую музыку.
Взрослые молодые
Второе место жюри присудило художнице из Барнаула Полине Горбуновой. Откровенно говоря, ее графический триптих «С той стороны зеркального стекла» на меня особого впечатления не произвел. Когда я поинтересовалась у председателя жюри, искусствоведа из Омска Владимира Чиркова, почему так высоко оценена эта работа, он пояснил: «Очень профессионально сделано! Хоть сейчас переводи на фреску. Все – с глубочайшим знанием и чувствованием монументального искусства: упрощение формы, введение знаковых элементов, обобщение образов… Просто поразительно для автора такого возраста и пола!»
Вообще это понятие – высокий профессионализм – было, похоже, главным критерием отбора и для куратора выставки Марины Чертоговой, и для членов жюри. Владимир Чирков подтверждает: «По сравнению с 90-ми годами мы видим сегодня много молодых художников, которым есть что сказать миру, и они достаточно владеют ремеслом, чтобы сказать это внятно. Они входят во взрослую жизнь с очень хорошим запасом профессиональной прочности».
Можно порадоваться, да. Но и призадуматься.
А как же дерзость открытий? Где она, необузданная смелость, вызов привычному, которые так жаждут увидеть и специалисты, и зрители именно на выставках молодого искусства?
Пожалуй, единственным таким открытием для меня стала работа Ильи Дмитриева (Барнаул) «Забвение». 22-летний художник назвал так инсталляцию, в которой пучки железной проволоки, как трава, прорастают сквозь обломок какого-то деревянного инструмента – не то кусок лопаты, не то остаток скамьи… Техника как природа и природа как техника, взаимопроникновение и поглощение технологий – всё есть в этой лаконичной и очень красивой конструкции, побуждающей работать и мысль, и чувство. Не случайно третье призовое место жюри единогласно отдало этому арт-объекту.
Мгновения вечности
Вообще бродить по выставке, всматриваясь даже в незначительные на общем фоне, неброские работы, чрезвычайно интересно. Вот графический триптих «Хрупкое равновесие» Елены Ильиных (Омск). Бабочка присела на край карточного домика, гусеница ползет по веревочке между камней… Вот – «Автопортрет здесь и сейчас» Николая Зайкова (Барнаул). Рядом с собственным лицом на холсте художник вмонтировал куски зеркала – смотрись кто хочет. Художник — он ведь всегда рядом со своим зрителем.
Вот автопортрет Андрея Крюкова (Омск), остроумно названный «Черный, без сахара». Перед нами – крупно! – две чашки кофе и брошенная рядом ложечка. И только внимательно вглядевшись, замечаешь, что в поверхности кофе отражаются два женских профиля, а в серебре ложечки – перевернутый лик самого автора.
Эти приемы и названия говорят сами за себя. Молодые авторы неустанно и тревожно находятся в поисках некой гармонии, некоего абсолюта устойчивости в нашем зыбком, неустойчивом мире. Эти миги гармонии (называйте, впрочем, как хотите: мгновения счастья, вспышки самовыражения, понимания) случаются не так часто, и – что особенно важно! – они до чрезвычайности кратки. Понимая и принимая это обстоятельство со взрослой смиренностью, авторы и не пытаются переустроить мир по своим законам. Примечателен в этом смысле живописный автопортрет Елены Толмачевой из Иркутска. Она пишет себя в три четверти оборота, почти со спины, отвернувшейся к мольберту. И в этом – вызов времени и социуму. Автор словно заявляет миру: живи как хочешь, я, у мольберта, вполне обойдусь без тебя.
Впрочем, ни с какими громкими манифестациями нынешние молодые не выступают. Они даже не претендуют на создание своего, отдельного, фантастического мира, мира детских иллюзий. Они предпочитают пристально вглядываться в реалии существующего и ловить в нем (осознавать? фиксировать?) прекрасные и величественные мгновения вечности.

Ольга ШТРАУС.
Фото Сергея Гавриленко.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс