Соцсети:

…И вижу я Терра-Харанур

20 сентября 2013 | Газета «Кузбасс»

Монголия

Кто бывал во многих странах, знает: спустя непродолжительное время какая-то из них вдруг вновь начинает манить к себе с непреодолимой силой. Под стать гомеровским сиренам. Эти полуптицы-полуженщины, щедро одаривая морскую округу музыкой и томным взглядом, укрощали отважных путешественников вечным сном. У нашего капитана N., повидавшего более 25 стран, такой «точкой притяжения» является Республика Монголия. Четвертый год подряд. По этой причине и наша экспедиция была четвертой, из числа снаряженных им на родину Чингисхана. Состав команды — восемь человек, возрастом от 18 до 66 лет. Экипировка — три японских внедорожника, запас горючего и походная амуниция. Половина из нас – бывалые «монгольцы», другая – новички. Все кузбассовцы. Все сплочены одной целью – достичь высокогорного озера Харанур, знакомого нам по снимкам из космоса, на берег которого еще не ступала нога чужеземца.

 

Страна контрастов

Путь от Кемеровской области до российско-монгольской границы хотя и самый длинный от общей протяженности маршрута, однако же, наиболее комфортный. Расстояние почти в тысячу километров преодолеваем на одном дыхании — в полночи и в половину дня. Ухоженный Чуйский тракт, выложенный крепким асфальтом, и окружающие его красоты не дают скучать и уставать. В приграничную Ташанту въезжаем в первой половине дня, чтобы гарантированно успеть пересечь границу до ее закрытия. Ведь время работы местной таможни — только 9.00 до 18.00, не считая перерыва на обед.

Пограничный терминал встречает нас летним… градом. В очереди – с десяток автомашин. Стоим – на горы глядим. Рядом — попутчики с Алтая, Казахстана. Многие странствуют семьями.

Американский газетчик Роберт Бенчли утверждал, что существует всего два вида путешествий: первый и с детьми. Однако мы избрали неведомый ему третий вид – без женщин. Не спрашивайте, почему. Быть может, для контраста. Хотя бы потому, что Монголия – страна контрастов. К примеру, в отношении визового режима она контрастирует аккурат с половиной стран мира. По своей относительной недоступности для россиян Монголия дает фору шестидесяти пяти странам с безвизовым въездом из России, и еще сорока девяти, где виза ставится на границе. Поэтому, заезжая в Монголию даже на пару дней, вам необходимо месяцем раньше приступить к оформлению визы.

Еще один пример контрастов – город Улан-Батор. Это самая холодная столица в мире: общегодовой перепад температур здесь достигает 100 градусов. И другой монгольский рекорд: в стране самая низкая в мире плотность населения — 1,8 человека на квадратный километр. При этом численность населения Монголии примерно равна кузбасскому — 2,8 миллиона человек. Про самый резкоконтинентальный климат страны в мире, когда в течение июльских или августовских суток можно одномоментно обгореть и простыть, вообще отдельный разговор…

Но вернемся на российскую таможню. На декларирование целей поездки и груза, тройной паспортный контроль, досмотр автомашин и личного снаряжения ушло минут 40, что явилось приятной неожиданностью. В иные дни пересечение российско-монгольской границы на собственном авто, да еще целым «автопарком», может растянуться на часы.

 

«А на нейтральной полосе цветы…»

Нейтральная полоса встречает простором, разноцветной землей, островками зелено-бурой растительности, желто-фиолетовыми точками полевых цветов и россыпью пепельно-серых камней. Местами снуют любопытные зверьки, напоминающие сусликов. Дикая красота ничейной территории, шириной в 23 километра, зарумянена палящим солнцем и нескончаемыми ветрами. Здесь же заканчиваются последние километры почти безукоризненного асфальта. Дальше простираются в основном грунтовые пути-дороги и просто направления.

Территория, по которой мы рулим, взметая пыль, называется Баян-Ульгийским аймаком. Аймак – это наиболее крупная административная единица Монголии, под стать нашим областям и краям. Здесь их 21 единица. Этот аймак – самый западный, он граничит с тремя странами – Россией, Казахстаном и Китаем. Здесь же – сердце нашего маршрута – Терра-Харанур.

 

Земли Санникова

Баян-Ульгийский аймак всем аймакам аймак, потому что географически он чрезвычайно многолик, чем напрочь развеивает миф о том, что Монголия – это сплошные степи. В действительности, страна представляет собой большей частью множество грандиозных плато в окружении гор, сильно напоминающих тибетские высоты. И между каждым таким амфитеатром гор простираются своего рода «Земли Санникова» с возможностью прямой видимости до 30 километров. В целом по стране расстояние между городами исчисляется сотнями километров, а протяженность всех дорог на 1000 квадратных километров составляет всего 31 километр и остается одной из самых низких в мире. И на десятки километров вокруг — никого.

«Истина в пути, и ничто ее не остановит», — говорил Эмиль Золя и был сто раз прав: на очередном вираже «Земли Санникова» демонстрируют нам то стада верблюдов, то пасущихся в предгорьях яков и коз; а еще — хрустальные нитки рек и изумрудные глаза озер. Археологам, экологическим туристам или просто любителям рыбалки здесь чистое раздолье.

Особая тема — археологи. Десятилетиями их экспедиции срывались из-за недоступности страны. Однако с начала 1990-х в поисках сокровищ и могилы Чингисхана – национального героя Монголии – здесь трудятся ученые Западной Европы, стран Азии и США. Пока, правда, сенсационных открытий нет. По некоторым источникам, чтобы место захоронения великого хана не было найдено и осквернено, по степи несколько раз прогнали многотысячный табун лошадей, уничтоживший следы могилы. По другой версии, гробницу построили в русле реки, для чего река была на время перекрыта и вода направлена в другом направлении. После погребения дамбу разрушили, и вода вернулась в естественное русло, поглотив последние пристанище Чингисхана. Свидетелей и участников этих событий впоследствии умертвили, тех, кто исполнял этот приказ, умертвили тоже…

Тем не менее, монгольцы чтят свою историю, какой бы противоречивой она ни была. Нынешний президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж признает, что, безусловно, воины Чингисхана убили много людей. Но, по его словам, делалось это по вполне оправданным причинам. «Вы думаете, мы просто отправлялись куда-то, чтобы убивать? – говорит он. – Нет, это не так». Монголия, говорит он, своими мускулами поддерживала торговлю на Шелковом пути, а также обеспечивала исполнение писаных законов. А «когда появлялся убийца или, как говорят сегодня, террористическая нация, мы были дланью божьей, которая ее умиротворяла. А бедным странам мы помогали».

Совсем недавно в ознаменование 800-летия монгольского государства близ Улан-Батора установлена стальная статуя весом 250 тонн, которая изображает Чингисхана верхом на боевом коне. Туристы могут подняться на лифте внутри статуи и выйти на площадку, чтобы окинуть взором родину героя. И еще штрих: в октябре 2012 года в монгольской столице рабочие демонтировали последнюю бронзовую статую Владимира Ленина.

Владимир ШЕЛКОВ.

Фото автора.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс