Соцсети:

«Не хочу в тюрьму!»

19 сентября 2013 | Галина Бабанакова

тюрьма

От «зоновского» обеда Паша отказался сразу же, даже не заходя в столовую. Обводя глазами территорию колонии — с вышками, колючкой, решетками, – Паша повторял: «Я не хочу в тюрьму! Я домой хочу! Я свободу люблю!»

Я узнавала и не узнавала Пашу. Еще каких-то пару часов назад, по ту сторону «колючки», на той самой свободе он держался независимо, постоянно шутил, отпускал реплики по поводу воли и неволи. А сейчас, пропитавшись запахом несвободы, увидев небо «в клеточку», стал самым обыкновенным парнем. Он признал, что немало огорчений доставил своим родителям, да и заволновался, не разлюбит ли его девушка. Она-то такая славная, добрая, а он, Паша, из «крепких орешков». Да и не только он. Восемнадцать «трудных» подростков, состоящих на учете по делам несовершеннолетних в городском округе Краснобродский, привезли на экскурсию в беловскую колонию строгого режима №44. Конечно, все эти ребята видели колонии, следственные изоляторы по телевизору. Ведь сейчас по многим каналам идут сериалы о жизни в зонах. Но одно дело – кино, где многое надумано сценаристами и режиссерами, и совсем другое – реальная жизнь. По одну и по другую сторону «колючки».

I.

Организатором этой экскурсии с воспитательным, вернее, перевоспитательным эффектом стал совет ветеранов управления исполнения наказаний (ГУФСИН). У председателя совета Михаила Николаевича Чупова сын Дмитрий – директор Краснобродского центра молодежи. Вот потому и выбрали этот адрес в соседнем городе. И тех, для кого такая экскурсия могла бы быть особенно полезна, тоже долго искать не пришлось. В любом населенном пункте у нас есть «трудные» мальчики и девочки от 14 до 18 лет. Их не стригут «под одну гребенку». На учет ставят только самых-самых, которых уже неоднократно вызывали на административную комиссию. За шалости, которые точнее назвать пакостями, родителей наказывали штрафами. Тут же, на комиссии, удивлялись, чего этим ребятам не хватает дома. У всех компьютеры, модная одежда, еда в холодильнике и на плите. А они воруют, нюхают всякую гадость, бегут из дома… Конечно, с ними беседуют, наставляют на правильный путь, применяют трудотерапию. Вот и этих «трудных» устроили на благоустройство своего Краснобродского. Около семи тысяч рублей за месяц получат. С умом бы потратили…

И то, что экскурсию в зону, да еще строгого режима, устроили в начале учебного года, тоже не случайно. Пусть выбирают: или школа, училище, техникум, или «закроют» тебя, закононепослушного.

После красивого автобуса, на котором приехали ребята с сопровождающими лицами, экскурсантам предложили посидеть в автозаке, на котором привозят уже осужденных. Заходили в эту спецмашину со смехом, шумом, а выходили молчаливыми и подавленными…

С «трудными» теперь уже не только те, кто их привез, но и начальник колонии Алексей Носорев, замполит Алексей Бойцов, начальники служб, отрядов.

— Все по-взрослому! – послышалась чья-то реплика. Смешков не последовало. Правда, вопросов задавалось всё больше и больше. Самые первые:

— А за что здесь сидят?

— Сколько лет быть им здесь?

— Чем их кормят?

— Работают ли они?

Ответы были исчерпывающими.

Статьи, по которым осуждены обитатели колонии, разные, но в основном тяжелые: убийство, разбой, распространение наркотиков. Сроки тоже разные. Один человек выйдет на свободу только в 2033 году. Пять лет уже отбыл.

А работают в этой зоне 150 человек. Из 1105 осужденных. Но кормят, конечно, всех. Получается, что «один с сошкой, а семеро с ложкой». 

II.

Ребятам не стали рассказывать, что безработица в зоне, да и не только в этой, — от отсутствия госзаказов. Лишь уточнили, что тот, кто работает, имеет право на условно-досрочное освобождение. У него также есть возможность платить алименты оставшимся на воле детям, возмещать деньги по материальным искам потерпевших. Иметь, наконец, свой счет.

В этой зоне есть автосервис, где машинам дают вторую жизнь. Есть цех переработки пластмасс, швейный цех и даже спортивный. Всем показали, как рождаются боксерские «груши». Пусть молодые с избытком энергии на них тренируются и наращивают мышцы, а не на людях, беззащитных перед кулачищами, ножами, битами, топорами… Один из осужденных, работавший в цехе, будто прочел мои мысли, вздохнул:

— Жалко, что мне в свое время не организовали вот такую экскурсию. Возможно, я и не был бы сейчас здесь. Точно, не был бы…

Может быть, может быть… Раскаяний здесь бывает много, как и исповедей.

— Столько я их выслушал, — говорил ребятам отец Нифонт, стоявший на крыльце небольшого храма. Этот храм тоже за «колючкой». День экскурсии совпал с церковным праздником, вот-вот должна была начаться служба.

Батюшка раздал всем брошюры с молитвами и пожелал никогда не быть арестантами. Помолился, благословил и скрылся за дверью храма. Простит ли всех Господь? Ведь многие из тех, кто содержится в колонии, нарушили одну из главных заповедей: «Не убий!»

 

III.

— Две жертвы на моей совести. Я признаю свою вину, раскаиваюсь, прошу прощения у родных своих жертв. И вас прошу: пока не поздно, пересмотрите свое поведение. Не дай вам Бог оказаться здесь, на моем месте, — так начал разговор осужденный Петр. На воле у него жена, 9-летняя дочка. А он на 16 лет задержится в «командировке».

— А вы не расставайтесь со своими любимыми. И вы, девчонки, оставайтесь нежными, добрыми. И тоже будьте любимыми, — вот такое пожелание прозвучало из уст Петра «трудным» девочкам Насте и Яне. До совершеннолетия им осталось совсем немного. Но они торопятся стать взрослыми. Обе, как говорится, уже многое повидали…

Однако этим девчонкам и пацанам еще не поздно исправиться. Замполит колонии Алексей Бойцов сказал, что при желании каждый из экскурсантов может поступать в институт, готовящий кадры для системы исполнения наказания. Кстати, Дмитрий Чупов, возглавляющий сегодня Краснобродский центр молодежи, тоже учился в этом институте. И в колонии строгого режима служил. Теперь он – гражданское лицо. Делает всё, чтобы подростки из «трудных» стали нормальными, а не осужденными, как вот эти молодые парни, которых только что на время вывели из штрафного изолятора. Кстати, в шизо – самом жутком месте колонии – пацаны с девочками тоже побывали. И, кажется, достаточно «впечатлились» его атмосферой.

…Обед ребята ели молча. Доев, сказали: «Спасибо!» и молча вышли из столовой. Честное слово, в эту минуту мне показалось, что экскурсанты не на часы, а на годы стали взрослее. Дай Бог, чтобы еще и умнее.

Выходили из колонии торопливее, чем заходили. Кто-то тихо сказал: «До свидания!», но конвоир совершенно серьезно его поправил: «Не до свидания, а прощайте! Будет лучше, если здесь мы с вами никогда не встретимся». И только после этих слов улыбнулся.

Да и сама погода в тот день улыбалась. На свободе она казалась совсем иной, чем в маленьких прогулочных двориках с решетками над головой.

— Я не хочу в тюрьму! Да здравствует свобода! – это сказал уже не Паша. Может, Костя? Или Максим? Впрочем, неважно. Главное, что урок пошел впрок.

Галина БАБАНАКОВА.

Фото автора.

г. Белово.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс