Соцсети:

Что у вас на обед?

5 сентября 2013 | Ольга Штраус

obgora-52fНе удивляйтесь, если 15 сентября в ваш дом постучатся незнакомые люди и начнут подробно расспрашивать каждого члена семьи о том, что он сегодня съел на завтрак, обед и ужин. В мельчайших деталях: суп с мясом или без? Чай с молоком или лимоном? И сахара две ложечки? Ах, еще водичку до того пили? Минеральную? Бутилированную? Из-под крана?

Такая дотошность – не плод чьего-то назойливого любопытства, а выполнение важной государственной задачи. Впервые в нашем регионе проходит обследование Росстата, направленное на изучение рациона питания граждан нашей страны. Организовано оно в рамках выполнения постановления правительства РФ «Об организации в Российской Федерации системы федеральных статистических наблюдений по социально-демографическим проблемам и мониторинга экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения».

Надо сказать, что, принятое в 2010 году, это постановление уже принесло первые результаты: во всяком случае, в России проведена серия обследований, касающихся условий жизни населения, репродуктивных планов, доходов населения и участия в социальных программах. И вот – новая тема: рацион питания.
Начальник отдела статистики уровня жизни Кемеровостата Олег СМОЛЬКОВ, курирующий этот проект в Кузбассе, рассказал о подробностях работы.

— Первый и главный вопрос: кому и зачем нужны все эти обследования?
— Цели прозрачны: те решения, которые принимаются у нас на государственном уровне (в рамках реализации Концепции демографической политики РФ, нацпроекта «Здоровье»), нуждаются в измерителях эффективности. Статистические наблюдения и есть такой измеритель. Причем важно подчеркнуть: одно обследование не дает полной картины, одно — не показатель. Всегда нужно отслеживать динамику. Подобное наблюдение будет проводиться каждые пять лет.
Мы впервые получим информацию, отражающую социальные, экономические и поведенческие факторы, влияющие на обеспечение полноценного и здорового питания.

— Разве? По-моему, в России не раз проходили подобные исследования. Даже в советское время…
— Да. Но подобное масштабное исследование проводится впервые. Во-первых, сам охват опрашиваемых – примерно 120 тысяч человек, проживающих во ВСЕХ субъектах РФ, во-вторых, исследуется не только рацион (сколько и чего съедено), но и чем определено то или иное питание граждан (состоянием здоровья, определенными убеждениями, материальным положением). Ну, и в-третьих, сам метод наблюдения — это метод воспоминаний, обеспечивающий возможность массовых опросов. В советские времена наблюдение за рационом питания осуществлялось в основном в определенных группах населения (например, по профессиональному признаку, скажем, рацион рабочих — металлургов, угольщиков и т.п.). При этом применялся весьма трудоемкий метод прямых измерений – т.е. человеку, участнику исследования, надлежало взвешивать ВСЕ продукты, из которых он собирается готовить обед, потом измерять вес после предварительной обработки (почистил картошку – взвесил, сварил – еще раз взвесил), потом вес всех ингредиентов тщательно записывать…

Метод воспоминаний, который используется сейчас в нашем обследовании, позволяет охватить гораздо больший круг людей. А чем шире выборка, тем она репрезентативнее.

В частности, в Кузбассе по рациону питания мы обязаны опросить 660 домохозяйств.

Собственно, уже опросили: первый этап обследования прошел с 15 по 30 апреля. Второй начнется 15 сентября. Обследование в два этапа позволяет отследить сезонные факторы питания населения. Естественно, что весной и осенью наш рацион может существенно отличаться.

— И что, ваши интервьюеры прямо так вот ходят по домам и расспрашивают, как горшочек в сказке Андерсена, что у кого на обед?
— Мало сказать – на обед! В опросные листы (понятно, под определенным кодом) вносится все: каждый выпитый стакан воды (и какая именно была вода!). Если на завтрак была каша – какая именно, в каком количестве. Если бутерброд – какого размера.

— Но как рядовой человек может это определить?! «Нормальный такой бутерброд, средний».
— А вот как раз для этого каждый интервьюер носит с собой специальный альбом с фотографиями блюд в натуральную величину. Видите? Тут все учтено: если опрашиваемый говорит, что съел «кусок курицы», ему показывают фотоснимок: вот такой кусок? Или такой? Если заявляет: «В перерыве горсть семечек пощелкал», тут же уточняют: вот такая примерно была пригоршня? Или такая?

— А если человек на празднике был, его там сложным каким-нибудь салатом потчевали?
— Тоже все выясняем. Обычно с ответом на такие вопросы затрудняются мужчины, но жены всегда подскажут: была в салате колбаса или нет, какие огурчики, сколько майонеза… К слову сказать, в опросных листах ситуация «праздничной еды» тоже предусмотрена.

— А что еще интересует сегодня статистиков на наших кухнях?
— Помимо содержимого тарелок, в опрос входит несколько общих позиций. Например, место проживания семьи (одно дело – свой дом с приусадебным участком, другое – городская квартира). Откуда поступают продукты на стол (магазин, рынок, свои грядки). Записывает интервьюер и время опроса, пол, возраст, семейное положение, средний доход опрашиваемого. Обязательно – рост и вес, а также такую подробность, считает ли тот, что у него имеется лишний вес. Есть оценочные вопросы. Например: «Считаете ли вы, что в последнее время питание вашей семьи: а) улучшилось; б) ухудшилось; в) осталось без изменений».

— А люди охотно идут на контакт? Кстати, сколько времени забирает эта работа?
— По-разному. Бывает, конечно, что в выборку попадают квартиры, хозяев которых никогда невозможно застать дома.

— Или они всегда невменяемы…
— И такое случается. Но для этого в нашей выборке всегда предусмотрен резерв. Иногда удивляемся: казалось бы, дом практически на центральной улице, публика живет приличная, грамотная, «на ура» опрос должен пройти. А получается все наоборот: жители настолько утомлены, что их постоянно кто-то беспокоит, что запираются в своих подъездах наглухо. Тогда как в соседнем доме, который стоит чуть поодаль, в глубине двора, все проходит прекрасно.

Конечно, у интервьюера работа непростая: в считанные минуты надо расположить человека, настроить его на нужный лад, заставить припоминать мелочи… Минут сорок уходит у опытного интервьюера на заполнение одной анкеты. Двадцать домохозяйств – его норма. А ведь в домохозяйстве могут проживать и трое, и пятеро членов семьи. Помню, как одна из наших сотрудниц не без юмора рассказывала, что полдня провела рядом с хозяйкой, готовящей обед. Та варила – эта слушала ее и записывала.

— А вы уверены, что опрашиваемые вам не врут? Я, например, непременно приукрасила бы свой рацион. Типа: питаюсь одним цветочным нектаром, откуда лишние килограммы – ума не приложу!
— Не думаю, что такое случается. Погрешности, конечно, в статданные проникают. И по разным причинам – в том числе и по той, о которой вы говорите. Но, во-первых, когда речь идет о большом цифровом массиве, чье-то невинное приукрашивание погоды не делает. А, во-вторых, людям легче припомнить, чем сочинить. Пункты же вопросника составлены так, что отделаться общими словами не получится.

— И когда можно будет узнать данные из этого обследования?
— Думаю, первая обработанная информация появится на сайте Росстата в марте-апреле будущего года. Раскладки по субъектам Федерации пока не будет, но чем питание жителей Сибирского федерального округа отличается, скажем, от питания северян, уральцев или жителей центральных областей России, мы увидим.

Ольга ШТРАУС.
Фото Федора Баранова.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс