Соцсети:

Вот он – настоящий полковник!

28 августа 2013 | Газета «Кузбасс»

InterviewЗвание полковника Виктор Григорьевич Бородкин – председатель Кемеровского областного общества «Союз Чернобыль» – заслужил в 42 года. Считает, что не рано.
Вот его друг полковником стал в 34 года. Правда, он летчик, а у них особый отсчет времени.
– Но ведь и у вас после Чернобыля тоже время пошло иначе? – спрашиваю гостя редакции.
– Давайте поговорим о наших ребятах, о «чернобыльцах», – сразу же предлагает Виктор Григорьевич. – Я готов рассказывать о них бесконечно. И о тех, кто сейчас с нами, и о тех, кого, к большому сожалению, нет. Они, как солдаты, закрывшие страну от беды, тоже уходят и уходят…

I.
— И сколько же человек сейчас в вашей организации?
— 1210 человек. А уходили в опасную зону 3050 кузбассовцев – настоящих мужчин. Кто-то поменял прописку, уехал. Но более тысячи человек скосила болезнь. Да, так беспощадно «аукнулся» Чернобыль. Сам я в то время служил в областном военкомате. Так вот, из тех, кого я отправлял, остался только один – Виктор Юшков.

— Но вы ведь тоже были в Чернобыле?
— Был. Поднимал, как говорили тогда, моральный дух своих земляков, вручал награды, подарки. До сих пор нет-нет да и улыбнется кто-то при встрече: «А помните, вы мне часы вручили? Под бурные и продолжительные аплодисменты?» — «Конечно, помню!»
Я не знаю, идут ли сейчас те часы, а вот то, что японская техника ломалась, как игрушечная, помню. Не выдерживала уровня радиации. А наши отечественные бульдозеры и тракторы выдерживали. Как и наши люди. Я их всех называю героями. Неважно, у кого сколько и каких наград. Помню бульдозериста Виктора, работящего, основательного. И вот уже после Чернобыля пришел он ко мне с личным вопросом. Оказалось, что жена, изменив Виктору, просто-напросто выставила его за дверь. Помог я ему тогда получить двухкомнатную квартиру. А вскоре и жена его ко мне пожаловала. Просила подействовать на мужа. Он, видите ли, не хочет ее прописывать в новой квартире. Не прощает. А с кем, мол, не случается…
Не стал я «давить» на Виктора. Он мужчина, ему решать свои личные дела.

— Но квартирные вопросы «чернобыльцев» вы до сих пор решаете?
— Считайте, что они уже решены. Когда я стал председателем нашего областного союза в 1997 году, в очереди на получение жилья стояли 986 человек. Сейчас – 10. Но вопрос их решаемости – дело ближайшего времени.

— Квартиры приобретаются в рассрочку, с минимальными процентами?
— Никаких процентов. Квартиры для ликвидаторов чернобыльской аварии бесплатные. Квартплата, конечно, устанавливается государством. А если говорить о льготах, внимании к «чернобыльцам», то в Кузбассе ликвидаторов не забывают. Губернатор Аман Гумирович Тулеев постоянно интересуется, как живут «чернобыльцы». Ни одно мое письмо, направленное губернатору для решения какого-то вопроса, не осталось без внимания.
В тесном контакте работаем мы и с департаментами образования и здравоохранения. Дети, а теперь уже и внуки «чернобыльцев» получают путевки не только в местные лагеря отдыха, но и в Грецию. Сейчас там отдыхает 10-летняя Дашенька, дочка нашего председателя прокопьевской организации Владимира Гудкова. Володе пятьдесят пять лет. Он поздно женился, но не опоздал. Семья у него хорошая. Дружим мы и с департаментом соцзащиты. Ежегодно нам предоставляют путевки в лучшие здравницы Алтая и Кузбасса. Только в этом году там побывали и побывают около 700 человек.

II.
— Виктор Григорьевич, я знаю, что вы, «чернобыльцы», дружите семьями. Спасибо за приглашения на ваши праздники. К тому же Петровичу – Петросу Петросовичу Никогосяну. Его кафе на берегу Томи 1 июня вместило столько семей, столько детей, столько радости!

— Кафе построено на земле, взятой нашей организацией в аренду. Так и планировалось, что часть доходов пойдет на благотворительность. Вы были свидетелем, как 1 июня всем внукам «чернобыльцев» выдавали в конверте по тысяче рублей. И это уже не в первый раз. Кроме того, есть у нас, «чернобыльцев», и подшефные детские дома – в Яшкинском районе и в Осинниках. Подарки детдомовским детям тоже постоянно: и к календарному Новому году, и к новому году учебному. Мы не остались в стороне от акции «Помоги собраться в школу». Спасибо нашим женсоветам, которые в буквальном смысле вхожи почти в каждую чернобыльскую семью. Возглавляют женсоветы при наших организациях или жены ликвидаторов-«чернобыльцев», или их вдовы. Одна из них – кемеровчанка Татьяна Степановна Щукина. Удивительной доброты человек. И силы воли, конечно. Живет памятью о своем муже-полковнике. Живет ради своих детей и внуков и о чужих внуках печется. В общем, наша организация нужна каждый день, каждый час.
Но 26 апреля на календаре день, конечно, особенный. Собираемся у памятников, возлагаем цветы, вспоминаем. Памятники ликвидаторам чернобыльской аварии поставлены почти во всех городах Кузбасса. Это надо живым!

— Виктор Григорьевич, мы про 9 Мая говорим, что это праздник со слезами на глазах, а для вас встречи – тоже праздники со слезами?
— Можно сказать и так. Ведь все, кто был в Чернобыле, тоже совершили подвиг. Не зря 87 наших ликвидаторов награждены орденом Мужества. А всего более тысячи человек имеют ордена и медали.

— Извините, можно задать вам «денежный» вопрос? Про пенсии «чернобыльцев».
— Выплаты разные. 147 человек получают пенсии в размере до ста тысяч рублей. Но это те люди, которые по суду доказали прямую зависимость своих заболеваний от Чернобыля. А в основном получают по 15-20 тысяч рублей.

— А вы судились? Ведь вы тоже перенесли сложнейшие операции.
— Нет, конечно. Но я продолжаю готовить документы другим нашим ликвидаторам. С годами все труднее доказать, что пошатнувшееся здоровье напрямую связано с Чернобылем. Из министерства приходят отказы на наши запросы. Там, наверху, утверждают, что это уже возрастные отклонения в организме человека.

III.
— Хорошо еще, что не говорят людям: «Мы вас туда не посылали». Хотя и в самом Чернобыле случалось всякое. Один из кузбасских ликвидаторов рассказывал мне, как какой-то генерал решил прославиться. 1 мая он приказал троим ликвидаторам водрузить красное знамя над четвертым реактором. То есть в самом пекле радиации. Люди водрузили знамя, надо было спускаться. Один, спустившись, умер тут же, а двое уже не смогли спуститься…
— Я не стану комментировать этот печальный рассказ. Скажу лишь, что командир нашего сибирского полка Владимир Левченко очень бережно относился ко всем. А самого его уже нет. Светлая ему память…

— Светлая… Да, Виктор Григорьевич, слышала я и такой рассказ от «чернобыльцев». В одной деревне ликвидаторы (а все они были в военной форме) сняли с цепи большого пса. Видно, хозяева впопыхах забыли про четвероногого друга или просто «забыли». Так вот, этот пес ластился потом ко всем, кто был в форме. А на тех, кто в гражданской одежде, злобно лаял. И кличку тому псу дали соответствующую – Дембель.
— Вновь без комментариев. Хотя вторая история про Дембеля напоминает байку. Но если она переходит из уст в уста, значит, запомнилась. Пусть люди будут добрее не только к животным, но и друг к другу.

— Но вы-то, «чернобыльцы», постоянно, а не от случая к случаю спешите друг к другу, созваниваетесь. Вот и сейчас, во время нашей встречи, вы принимаете звонки. Судя по вашим ответам, «Союз Чернобыль» людям необходим. Как вам звонить?
— Телефон в Кемерове – 58-44-96. Вчера мне звонил человек из Гурьевска. Он знает, что у него рак. Сейчас этого не скрывают. Так вот, он просил помочь приблизить его очередь в онкодиспансере на химиотерапию. Из Томска звонили. И тоже по поводу онкологии. У нас в областном диспансере самая новейшая аппаратура.
Надо успевать помогать. Как делает это председатель отделения из Мысков Юрий Александрович Кацуба. Он организовал частное такси. Инвалидов-«чернобыльцев» там возят бесплатно. И не только их. Спросите, какой интерес? Самый что ни есть человеческий.
Кстати, там же, в Мысках, живет многодетная семья «чернобыльца» Александра Вичканова. У него и его красавицы-жены десять детей. Все родились уже после Чернобыля. Это ли не подтверждение того, что любовь, мир и согласие творят чудеса?!

— И ваша семья тоже служит примером доброты, взаимопонимания, верности. Долгих вам лет, Виктор Григорьевич!
— Спасибо! Хотя цыганка нагадала мне два срока жизни… Тогда я еще был студентом, и в протянутую руку смог положить только 10 копеек. Но в те годы это были деньги.
Цыганка сказала, что я буду жить 99 лет, потом попросила еще 10 копеек, но у меня уже ничего не было. Она, сплюнув, предупредила:
— Умри хоть сейчас…
А я живу! И не собираюсь на заслуженный отдых — столько у нас дел!

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс