Соцсети:

Последний шанс?

5 августа 2013 | Татьяна Фомина
абитуриент

Льготников зачислили в вузы на прошлой неделе. Их три категории. Самая «льготная» льгота, безусловно, «вне конкурса». Сироты входят именно в эту категорию. Причем в нынешнем году им в последний раз была дана такая удивительная возможность. Со следующего года они будут поступать почти на общих основаниях, по результатам ЕГЭ

.

«Почти» — потому что преимущественное право поступления за сиротами все же оставляют. То есть при равных баллах за экзамены у ребенка из семьи и ребенка без родителей предпочтут сироту. Такие правила устанавливает новый закон «Об образовании», который вступает в силу с 1 сентября.

Закон обсуждать, конечно, дело бессмысленное. Но все же разобраться в том, что происходит, хочется.

Может, в техникум?

Вообще сирот в вузы поступает не так уж и много. По стране, говорят, не более одного процента. Что же касается Кузбасса, то у нас в этом году так: в Кузбасский государственный технический университет вне конкурса зачислено 12 человек, из них десять сирот. В сельхозинститут — 17 человек, в технологический институт пищевой промышленности – 39. Во все другие вузы внеконкурсников тоже приняли. И сирот везде больше, чем инвалидов.

Ответственный секретарь приемной комиссии Кемеровского технологического института пищевой промышленности Владимир Аленичев даже посетовал:

— Многие из них поступают, только-только перешагнув порог по ЕГЭ, позволяющий получить аттестат. Представляете, как он будет учиться, если у него за три экзамена всего 130 баллов? Но мы ведь должны специалистов для государства готовить! А какой специалист из такого студента? Может, таким лучше обучиться в колледже или техникуме рабочей профессии? И для них самих полезнее, и для страны.

Под гиперопекой

Есть, правда, и другой опыт. К примеру, заместитель директора по учебно-воспитательной работе кемеровского детского дома №2 Галия Окрушко уверяет, что за последние 15 лет (столько, сколько она здесь работает) ни один из их выпускников, поступивших в вуз, его не бросил. Все окончили. И в этом году оба детдомовских одиннадцатиклассника уже зачислены в РГТЭУ. Для того чтобы они освоились в высшей школе и успешно занимались, над ними сотрудники детдома установят шефство.

К слову сказать, не все из детдомовцев, пожелавших получить высшее образование, идут сразу в вуз. Например, один из бывших воспитанников детдома № 2, Саша Реденков, который поступил в этом году в Кемеровский государственный университет культуры и искусств (КемГУКИ), сначала отучился в губернаторском училище народных промыслов.

Кстати, с 2010 года работает в этом детдоме и Юлия Клячина. Когда-то она была здесь воспитанницей. А теперь – воспитатель. Но до того как им стать, она окончила КемГУКИ, получила специальность «социальный педагог». Так что сейчас видит жизнь коллектива и по-взрослому, и по-детски:

— Я росла в детдоме с десяти лет. А с седьмого класса училась в губернаторской женской гимназии. Там преподаватели были очень сильные. В любое время дня и ночи можно было обратиться за помощью, за подсказкой. Оттуда и в вуз поступила. Вообще в детском доме очень много талантливых ребят. Они побеждают в олимпиадах, конкурсах. Но их проблема в том, что они не приспособлены к жизни. Живут на всем готовом. Правда, за тем, как они выполняют домашнее задание, педагоги строго следят. Трудности начинаются тогда, когда они выходят из этих стен.

И еще замечаю: почему-то больше становится детей, которые учиться не хотят, им это неинтересно. А для учебы все-таки нужно иметь желание.

Директор другого детского дома, Таловского в Яшкинском районе, Валентина Березовская считает, что желание это во многом отбивает как раз абсолютная уверенность этих детей в том, что, как бы они ни учились, их все равно примут везде с распростертыми объятиями и без экзаменов.

— А потому я категорически против этой льготы! – говорит Валентина Степановна. – Эти ребята должны готовиться к экзаменам, как все, и поступать на общих основаниях. Им и так много льгот предоставляется, что очень хорошо. Но эта, считаю, лишняя. А то что же получается? Занимают они бюджетные места тех ребят, которые действительно могли бы стать хорошими специалистами. И в школе они должны учиться не из-под палки, а осознанно. Понимать, что экзамены придется сдавать серьезно.

Говорю так потому, что очень люблю своих ребятишек и желаю им добра.

В этом году один наш выпускник зачислен в Кемеровский сельхозинститут. Надеемся, что у него все хорошо сложится.

Сироты-медалисты

Неожиданные данные привела Лариса Тихонова, заместитель начальника управления социальной и воспитательной работы Кемеровского государственного университета. Пятеро из сирот – выпускников этого года — окончили вуз с красными дипломами. И среди абитуриентов нынешнего года, лишенных родителей, есть талантливые ребята. Например, у одной девушки за ЕГЭ 240 баллов! (Она входит и в «ассамблею звезд» при КемГУ, то есть в несколько сотен самых одаренных детей Кузбасса). С таким результатом она могла претендовать на поступление в некоторые столичные вузы. Без всяких «вне конкурса». По словам Ларисы Тихоновой, сейчас в университете обучаются 170 сирот. И они мало отличаются от остальных студентов:

— Бывает, что кто-то из них не доходит до окончания. Ну, так и другие ребята тоже…

Правда, Лариса Евгеньевна сделала оговорку: среди студентов-сирот КемГУ детдомовцев очень немного. Обычно это дети, опекаемые кем-то, имеющие близких родственников, и из приемных семей.

Может, здесь собака и зарыта?

Так ли иначе, учитель математики одной из школ города Березовский в конце минувшего учебного года рассказала, что процентов 15 детей, с которыми ей приходится работать, трудно обучаемы. В ответ на мое удивленное недоверие она пояснила:

— Процент повышают детдомовцы. Многие из них такого натерпелись и насмотрелись в родных семьях, что не приведи господи. Тяжело им, очень тяжело науки даются…

А вот мнение одного сорокалетнего человека, Сергея Князева, который почти все свое детство мыкался по интернатам и детдомам:

— В законе, который предоставляет право сиротам на внеконкурсное зачисление, не вижу ничего плохого. Со мной в кемеровском интернате №6, которого сейчас уже нет, учились очень умные ребята, круглые отличники. Сразу было видно, что им нужно только высшее образование. Но что касается меня, я осознавал, что не потяну, и окончил ПТУ. Получил специальности «тракторист-механизатор», «арендатор-фермер», «водитель категории С». Правда, работаю не по специальности, а слесарем. Неплохо зарабатываю… Меня сейчас больше волнует другой вопрос: квартирный. Мне долгие годы пришлось обивать пороги разных инстанций, пройти несколько судов, чтобы доказать, что я сирота и имею право на получение жилья. Из-за того, что документы когда-то были утеряны не по моей вине. Кажется, я выиграл. Вот уже дом строится, даже номер своей квартиры знаю. Это важнее. А об образовании – сами дети все-таки должны реально оценивать свои возможности.

Уполномоченный по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрий Кислицын, подчеркнув, что это его личное мнение, сказал:

— И все-таки шанс получить высшее образование этим детям надо давать. Они и так почти всего лишены. Хотя проблема действительно есть. Может, педагогам вузов при приеме документов следует объяснять ребятам с низкими результатами ЕГЭ, что они не смогут здесь учиться, и советовать, какое учебное заведение будет им по плечу?

Между тем сам новый закон «Об образовании» предусматривает прием сирот без вступительных испытаний со следующего года на подготовительные отделения вузов. А уже по результатам обучения на нем будет рассматриваться, принимать юношу или девушку на первый курс или нет. Возможно, это и будет тот самый шанс?

Татьяна ФОМИНА.

Фото Сергея Гавриленко.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс