Соцсети:

Для Детского фонда все семьи – особые!

31 июля 2013 | Галина Бабанакова

Детфонд2

Сегодня гость редакции «Кузбасса» – Татьяна Анатольевна БОЧКАРЕВА, председатель Кемеровского областного отделения Всероссийского детского фонда. В этом году 1 июня, в День защиты детей, нашему Кузбасскому фонду исполнилось 25 лет. Он всего на год моложе всероссийского и был образован одним из первых в стране.

 

Сама же Татьяна пришла в детский фонд в 1994-м. Возглавляла его тогда «мать-основательница» Галина Купинская. Многие помнят «лихие девяностые» с их «баррикадами», перекрытием Транссиба, невыплатами зарплат, пикетами матерей… В те годы детский фонд был своеобразной «неотложкой», социальной «скорой помощью». А что сегодня? Татьяна Анатольевна считает, что и сейчас роль «скорой» детский фонд не утратил.

— Но сегодня-то, казалось бы, сколько внимания уделяется семьям и, в частности, мамам с детьми! Это и материнский капитал, и увеличение разных выплат, и гарантия, что женщина после отпуска по уходу за ребенком вернется на свою прежнюю работу… Да и отцы при желании вполне могут обеспечить семью всем необходимым. Но ваш фонд все равно востребован?
— Согласна, вчера и сегодня отличаются в социальном плане, как день и ночь. Особенно в нашей области, где семья, дети всегда на первом месте. Когда мы с коллегами из других регионов собираемся в Москве, то все говорят: «Вам хорошо, ведь вы живете в Кузбассе. Там у вас такая власть!» Все это так, однако и у нас еще немало семей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Когда, например, папа, не выдержав «тягот», уходит из семьи, оставив женщину с детьми. Или даже с одним ребенком, но ребенком-инвалидом. Маме трудно и в моральном, и в материальном плане. Хотя опять же у нас немало примеров, когда именно благодаря семье, родительской любви, терпению из детей с ограниченными возможностями выросли умные, талантливые личности, способные содержать не только себя, но уже и свою семью.
К примеру, мы с радостью следили за семьей Кораблевых. Сергей был не таким, как все его ровесники, вовсе не из-за своего диагноза – ДЦП (детский церебральный паралич). Он и его мама не позволяли себе расслабляться ни на день, ни на час. Сергей хорошо окончил школу. С отличием учился в институте. А сейчас он сам папа. Такой же замечательный, как его отец.
Перед глазами судьба еще одной семьи. Некогда полной и благополучной. Но первым «сломался» отец. А мать продолжала бороться за здоровье своего единственного сына. Она не держала зла ни на бывшего мужа, ни на медиков, по чьей вине у мальчика была родовая травма. Именно доброта помогала и помогает ей и ее сыну. Таким мы всегда рады помочь. Но прежде всего они помогают себе сами.

— Татьяна Анатольевна, я знаю, что именно детский фонд помогал в свое время созданию семейных детских домов. Как с этим обстоит дело сейчас?
— Таких детских домов было 11. Сейчас остался один. Это детский дом Кузнецовых – Алексея и Юлии. Они взяли на воспитание 10 детей. Дети стали не только большими, но и родными.
Другие семейные детские дома расформированы по уважительным причинам. Прежде всего – по финансовой. Содержание ребят в семейном детском доме обходилось намного дороже, чем в обычном. И это при том, что родители-воспитатели трудились ненормированно, без выходных. Я считаю, что все они совершили подвиг, взяв на воспитание детдомовских детей. Какие-то семьи стали теперь приемными. Это уже другая форма устройства детей. В финансовом плане для государства менее затратная. А в плане воспитания не менее благородная и, в это хочется верить, благодарная. Кстати, первый президентский грант, который выиграл наш областной фонд, был за проект «Где ты, мама?». Он — за поддержку и увеличение количества приемных семей.

— Татьяна Анатольевна, а вот о президентских грантах, пожалуйста, поподробнее.
— Это поддержка некоммерческого сектора за победы в благотворительных конкурсах-проектах. Первый грант наш фонд выиграл в 2007 году. И потом было еще три победы, три гранта, три возможности адресно помочь отдельно взятым семьям. Обычно в каждый проект мы берем 50 семей из пяти территорий области. Понятно, что имена, адреса, ситуации, в которых оказались эти семьи, согласовываем с управлениями образования, соцзащиты, органами опеки, комиссиями по делам несовершеннолетних. Но случается, что адреса подсказывают сами жители, соседи, просто неравнодушные люди. Звонят нам и сообщают, что каждый день за стеной слышат детский плач. Или видят, как по улице бегает малышня, одетая явно не по погоде. А мы, в свою очередь, не подменяя никакие службы, доводим эти факты до кого следует.

— Интересно, а вы отслеживаете потом семьи, которым помогали?
— Стараемся по мере своих сил. Нас ведь не так много. Три человека в фонде и 18 волонтеров. Мы – общественная организация. Считай, что все волонтеры… Так вот, один из волонтеров побывал недавно в семье, у которой имелся шанс исправиться. Был у нас такой проект — «Дети должны жить в семье». Как всегда среди партнеров проекта – аппарат уполномоченного по правам ребенка в Кемеровской области, работаем мы и вместе с аппаратом уполномоченного по правам человека. Все не только на эмоциях, впечатлениях, но в рамках законности и ни в коем случае не унижая достоинства тех людей, которые стали объектом нашего внимания. Итак, жила-была семья. Папа, мама и трое детей. Родители пьющие, безвольные, ленивые, равнодушные и к своей судьбе, и к будущему детей. Вставал вопрос о лишении родительских прав. А это означало, что дети окажутся сначала в приюте, а потом в детском доме. А наш проект и был направлен на то, чтобы этого не случилось, чтобы не прибавилось сирот при живых родителях… В общем, пролечили мы и папу, и маму. «Завязали» они с «зеленым змием». Отцу помогли устроиться на работу, мамочке выделили средства для ремонта дома. Детям купили кровати, постельное белье, одежду, обувь… Прошел год. И жизнь в этой семье поистине началась с чистого листа.
Получали мы грант за еще один проект – «Особая семья». Это семьи бывших воспитанников детских домов. Не секрет, что живущие на всем готовом детдомовские и интернатовские воспитанники просто теряются в самостоятельной жизни. Их никто не обслуживает, не ходит за них по магазинам, не готовит еду. Деньги, которые были у них на счете, быстро заканчиваются. А зарабатывать самим не очень-то хочется. А тут еще «нечаянно» рождаются дети…
В нашей области делается очень многое для детей-сирот. И без крыши их не оставляют. В Яшкино, например, целый двухподъездный дом для бывших детдомовцев построили. Были мы там. Первое впечатление, что дом до этого «трясло». Железные входные двери «в гармошку». А что в квартирах? Обои отвалились, плитка облупилась. Но дело вовсе не в строителях, а в хозяевах. Не научились они беречь то, что имеют. Я считаю, что в дет­ских домах должны приучать к труду. Пусть там будут и свои огородики, и мастерские, а в селах – подсобные хозяйства. А за порядком должны следить старшие ребята. Нельзя, чтобы они были иждивенцами. И нельзя их только жалеть.

— В последнее время, Татьяна Анатольевна, наши пути нередко пересекаются. Мои – журналистские и ваши – благотворительные. Вместе мы были в СИЗО, где ждут суда несовершеннолетние парни, в воспитательной колонии, где уже отбывают наказание подростки. Были и в доме ребенка, который в женской колонии. А там – без вины виноватые малыши тоже ждут своей участи: или в детский дом, или их возьмут родные. Я видела, как, раздавая подарки, вы с трудом сдерживали свои чувства. Вам-то самой их жалко?
— Еще как! Подолгу прихожу в себя после визитов в такие вот места. Но не бывать там не могу. Как и поменять работу на более спокойную и денежную. Моя семья – муж Мстислав и дочка Даша – меня понимают и поддерживают.

— Ваша семья – еще одно подтверждение, что все хорошее начинается именно в семье. А ваши социальные проекты?
— Это уже наше коллективное творчество – детского фонда, волонтеров, партнеров.

— А какой проект вы готовите на очередной конкурс?
— Он называется «Опекунская семья». К сожалению, не все опекуны справляются со своими обязанностями. Тут уже вопрос дедушек, бабушек и внуков. И те, и другие нередко не понимают друг друга. И тоже плачут…

— Успехов вам, Татьяна Анатольевна, и очередного президентского гранта!
— Спасибо! Но если мы и не получим грант, то проект не закроем. Наши давние и добрые спонсоры – «Кузбассэнерго», профком «Азота» и ООО «РИФ» — несомненно помогут. Как всегда. Во имя семьи. И ради улыбок в ней, а не слез.

Галина БАБАНАКОВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс