Соцсети:

За дипломом или за профессией?

22 июля 2013 | Валентина Акимова
абитуриенты

Поступить в Кемеровскую медакадемию по-прежнему хотят многие. Но дефицит врачей в Кузбассе не убывает…

 

 

* * *

Формально до завершения приема заявлений от желающих поступить в Кемеровскую медакадемию остается еще два дня. Но фактический расклад по абитуриентам уже ясен: популярность вуза растет. Количество одиннадцатиклассников в Кузбассе уменьшилось по сравнению с прошлым годом почти на полторы тысячи, а число абитуриентов, обратившихся в КемГМА, уже сейчас больше итоговой цифры 2012-го. И ребята продолжают подходить в приемную комиссию.

После того как ЕГЭ позволил выпускникам школ подавать документы на три специальности в 5 вузов, учебные заведения вполне официально стали определять конкурс на ту или иную специальность по числу заявлений. Понимая, что это лукавство, медакадемия параллельно рассчитывает его по физическим лицам. Вчера расклад был такой: на 396 бюджетных мест претендовали 4514 заявлений от 1704 абитуриентов. Причем каждый десятый абитуриент был медалистом.

«Предварительный конкурс на стоматологический факультет составил 6,8 человека на место. Не заявлений, а именно человека! – подчеркивает ответственный секретарь приемной комиссии КемГМА Юлия Пеганова. – На лечебный факультет – 5,6. Это выше, чем год назад. Самый низкий пока что на педиатрическом факультете: 1,8. Но и он еще может «подрасти»…

В приемной комиссии КемГМА полагают, что проходной балл в этом году тоже будет выше. А на бюджетный стомфак, например, и в прошлом году зачисляли абитуриентов с баллами от 221 и выше. На лечфак – начиная от 211 баллов. Да что бюджет! На контрактный набор в КемГМА и конкурс, и проходной балл выше, чем на большинство бюджетных специальностей в другие вузы области. В новом учебном году стоимость одного семестра в среднем составит здесь более 32 тыс. руб. С учетом того, что она потихоньку растет, 6-летнее обучение может обойтись студенту в сумму до 400 тысяч Но это не смущает. На лечфаке, например, доля контрактников составляет до трети от бюджетного набора, на стомфаке – почти половину…

Если молодежь так рвется получить самую гуманную профессию, почему же нам катастрофически не хватает врачей?

* * *

Еще недавно говорили о том, что дефицит врачей в Кузбассе составляет более 6000. После того, как Минздрав принял во внимание сократившийся коечный фонд и развитие современных медицинских технологий, которые объективно сокращают потребность пациентов в длительном медицинском наблюдении, и изменил методику расчета, он «уменьшился» до 3839. Но и эту цифру оптимистичной не назовешь. В числе самых востребованных специалистов – 800 педиатров, 377 терапевтов, более 200 реаниматологов… В муниципальных больницах вакантно 45 должностей даже самых «платных», казалось бы, специалистов – стоматологов!

«Четыре года назад в медакадемии был создан центр трудоустройства выпускников, – уточняет ректор КемГМА доктор медицинских наук профессор Валерий Ивойлов. – Благодаря этому мы поддерживаем с ними связь. И по нашим данным, большинство ребят сегодня идут работать в больницы. Хотя еще недавно медицинские торговые представительства составляли серьезную конкуренцию практическому здравоохранению. Но… Ежегодно мы выпускаем около 300 врачей, которым еще предстоит завершить образование в интернатуре или ординатуре. И чтобы покрыть имеющийся кадровый дефицит, медакадемии потребуется минимум лет 10…»

Справедливости ради отметим, что дефицит закрывают не только выпускники образовательных учреждений: кто-то переезжает в Кузбасс из других регионов, кто-то из местных докторов, ранее оставивших медицину, решает вернуться в профессию. В прошлом году, например, в общей сложности в государственный сектор здравоохранения прибыло 798 врачей. А убыло… 916. Одни перешли в частные медицинские структуры, где зарплаты выше, и при этом не нужно оформлять на пациента такого количества документов, как в государственном секторе. Другие сменили место жительства. Третьи… ушли в мир иной. В настоящее время доля врачей в возрасте 50 лет и старше составляет в Кузбассе 51%. Причем 18% работающих уже справили свое 60-летие…

* * *

В принципе, дефицит врачей ощущается сегодня не только в России – во всем мире. И многие развитые европейские государства снижают его за счет приема на работу медиков из других государств.

Строго говоря, откровенного «переманивания» и «вербовки» не происходит. Врачи сами переезжают в поисках лучшей доли в те страны, где уровень жизни и зарплаты выше. Доля врачей-иностранцев в Бельгии, Португалии, Испании, Австрии, Норвегии, Швейцарии и ряде других государств составляет уже более 10%. А в Великобритании образование за рубежом вообще получил каждый третий доктор. Главными источниками миграции врачебных кадров называют Индию, Филиппины, Австралию, Южную Африку, Нигерию, Зимбабве, Новую Зеландию, из европейских стран – Румынию.

Присоединение в 2000-х гг. к Евросоюзу государств Восточной Европы придало новый стимул для перемещения проживавших там медиков. Благо, что в Европе взаимно признаются профессиональные дипломы, выданные на территории ЕС.

Врачебная миграция заметно повышает доступность медицинской помощи в странах-«реципиентах» и сильно снижает в странах-«донорах». И в 2010 году Всемирная Ассамблея здравоохранения даже приняла Кодекс правил международного найма медицинского персонала, призванный препятствовать утечке медиков из стран, где их и без того не хватает.

…В свете вышесказанного ситуация в Кузбассе не кажется такой уж трагичной. Пока наши врачи и медсестры не начали массовый исход на Запад, а ищут лучшую долю в родной стране, шансы привлечь молодежь не только в медвузы, но и в практическое здравоохранение остаются высокими. Финансовые вложения последних лет в медицину повысили привлекательность наших больниц. Компьютеры есть почти везде. Новое оборудование позволяет вчерашним студентам осваивать современные методы диагностики и лечения. Возможностей для повышения квалификации и получения смежных специальностей тоже предостаточно.

Тот, кто хочет, может заработать приемлемые для молодого специалиста деньги уже сегодня. Да, при условии занятости на полторы ставки и, возможно, не в городе, а в деревне. Но 25-30 лет назад, в период, который сегодня называют «стабильным застоем» (с акцентом на слово «стабильный»), ситуация была похожей. В журналистике – точно. Работая в заводской многотиражной газете, выпускник журфака мог получать 120 рублей в месяц. А в районной газете, где всегда не хватало корреспондентов, и 250 руб., и 340…

Своего рода «дежа вю» можно считать и сегодняшнюю ситуацию со студенческими семьями. Лет 25-30 назад к 6-му курсу большинство студентов мединститута были женатыми и замужними. В 90-е и даже в начале 2000-х студенческие браки воспринимались как нонсенс. А в последние несколько лет процент официальных браков в КемГМА вновь начал расти.

«Мы замечаем это потому, что молодые все чаще обращаются к нам с просьбой выделить общежитие, – поясняет ректор Ивойлов. – Редко, но сегодня даже второкурсника семейного можно встретить».

Официальный брак свидетельствует о серьезности намерения сторон – в том числе и о том, что они рассчитывают завести детей и прокормиться в выбранной специальности. А значит, престиж профессии врача потихоньку действительно начинает расти. И есть основания полагать: абитуриенты КемГМА идут туда не только за дипломом…

Валентина АКИМОВА.

Фото Сергея Гавриленко.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс