Соцсети:

Средство от зависимости

18 апреля 2013 | Газета «Кузбасс»
Макиева
ТехноНИКОЛЬ

В Кузбассе снова идет речь о закрытии предприятий – угольных, горнорудных. Тех, что дают работу прокопчанам, салаирцам, таштагольцам. «Кузбассу» предоставилась возможность спросить у одного из самых главных людей в стране, отвечающих за то, чтобы эти города не умирали, если на их главных заводах, шахтах и рудниках проблемы.

Заместитель председателя Внешэкономбанка, руководитель Рабочей группы по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции Ирина МАКИЕВА рассказала «Кузбассу», как идет «лечение» городов от зависимости.

— Ирина Владимировна, что такое моногород?
– Для понимания обычного человека: моногород – это когда большинство работающих граждан в городе занято на одном или нескольких смежных производствах, и другую работу найти сложно. Задача нашей Рабочей группы – диверсифицировать экономику моногорода, чтобы была создана возможность для его стабильного существования и развития, без привязки к финансовым успехам или провалам градообразующих предприятий.

— В каких случаях нужно однозначно ставить вопрос о значительном снижении этой доли за счет развития другого бизнеса, а в каких случаях это невозможно в силу масштабов и специфики предприятия?
– Если предприятие моногорода является современным, коммерчески успешным и имеет хорошие перспективы развития, вопрос о необходимости снижения его доли в объеме производимой продукции в моногороде не является актуальным.
Для решения вопроса о целесообразности снижения этой доли за счет развития другого бизнеса можно, например, обратиться к анализу состояния предприятия в период 2008-2009 годов, то есть посмотреть, насколько устойчиво оно работало в разгар кризиса. Если предприятие лихорадило, то любого следующего изменения в экономике оно может и не пережить.
Если говорить о специфичных предприятиях, то это в первую очередь производства, связанные с добычей ископаемых и привязанные к конкретному месторождению. Возможно, целесообразно выстраивать работу на них по вахтовому методу.
Необходимо очень внимательно отнестись к аналитическим исследованиям российских и международных экспертов, которые показывают, что вступление России в ВТО существенным образом повлияет на социально-экономическое положение российских моногородов. По нашим оценкам, речь идет о 2014-2015 годах, когда будут снижены таможенные пошлины на значительное число товаров. В особой зоне риска могут оказаться моногорода с градообразующими предприятиями в отраслях с наибольшим ожидаемым сокращением объемов производства. Например, обработка древесины, целлюлозно-бумажное производство, легкая промышленность, машиностроение. Именно для таких городов необходимо разрабатывать меры поддержки, обеспечивающие создание новых, альтернативных градообразующему предприятию производств.

— Вы в одном из интервью говорили, что год назад моногородов в России было 333. А сейчас их 312. Количество моногородов реально снижается?
– Согласно перечню, утвержденному приказом Министерства регионального развития России, на начало 2013 года у нас в стране 333 моногорода. Критерии включения в этот перечень просты: это либо наличие предприятия, на котором занято на основной работе более 25% экономически активного населения, либо на долю такого предприятия приходится более 50% объема промышленного производства города.
В 2012 году Минрегион России уточнял перечень моногородов, но не утвердил их приказом. Соответственно мы продолжаем работать с 333 моногородами.
Сейчас мы сталкиваемся с желанием некоторых регионов избавиться от статуса моногорода. Ведь он не только дает возможность претендовать на получение господдержки из средств федерального бюджета, но и накладывает определенные обязательства на органы исполнительной власти регионов и моногородов по разработке программ и проектов развития, созданию новых рабочих мест.
— Сколько средств и в развитие какого количества моногородов государство уже вложило?
– В течение 2010-2011 годов из федерального бюджета было выделено 17,2 миллиарда рублей на поддержку 49 моногородов в форме дотаций и бюджетных кредитов на создание инженерной инфраструктуры, позволяющей реализовать якорные инвестиционные проекты комплексных инвестиционных планов модернизации моногородов (КИП). Они направлены на создание новых рабочих мест и диверсификацию экономики моногородов. Кроме того, дополнительно на поддержку малого и среднего предпринимательства, ремонт ветхого жилья, переселение граждан в 2010 году было выделено еще 7 миллиардов рублей. Также были реализованы программы по снижению напряженности на рынке труда.

— Какие результаты программы поддержки моногородов вы лично считаете самыми значимыми?
Во-первых, с 2010 года среднее значение уровня безработицы в моногородах, получивших господдержку, упало с 2,6% до 1,6%. В 38 из 49 городов уровень зарегистрированной безработицы достиг плановых показателей. Особенно существенно удалось улучшить ситуацию с безработицей в моногородах, находившихся в наиболее сложной ситуации: Набережные Челны Республики Татарстан (январь 2010 года – 4,5%, январь 2013-го – 1,4), Сокол Вологодской области (соответственно 6,7 % и 2,4%), Пикалево Ленинградской области (5,4% и 1,2 %).

Во-вторых, по состоянию на 1 января 2013 года в 49 моногородах создано около 69 тысяч постоянных рабочих мест.
Кроме того, строительство инженерной инфраструктуры обеспечило мультипликативный эффект, что позволило приступить к реализации в моногородах 226 инвестиционных проектов на общую сумму около 440 миллиардов рублей.
Таким образом, каждый рубль господдержки за счет федерального бюджета на создание инфраструктуры обеспечил привлечение 25 рублей инвестиций (с учетом мультипликативного эффекта).
— Как бы вы оценили работу региональных, местных органов власти в рамках программы поддержки моногородов Кемеровской области?
— Анализ господдержки 49 моногородов показал, что их можно разделить на три условные группы:
первая группа – моногорода, в которых пока не создана инфраструктура (например, Ревда Мурманской области, Вольск Саратовской области, Первомайский Забайкальского края), там не реализуются инвестиционные проекты;
вторая – моногорода, в которых сроки создания инфраструктуры и реализации инвестиционных проектов перенесены или реализуются с отставанием от графика (Вятские Поляны Кировской области, Байкальск Иркутской области, Пикалево Ленинградской области);
третья – моногорода, в которых инфраструктурные меро-приятия реализованы в срок и выполняются целевые показатели, определенные КИП. Это как раз кузбасские моногорода Прокопьевск, Таштагол, также Набережные Челны Республики Татарстан, Каменск-Уральский Свердловской области. Здесь хороший уровень управленческих компетенций. Для Кузбасса это особенно важно, поэтому в лидерах модернизации – моногорода Кемеровской области благодаря эффективной команде губернатора. Приезжая в города Кузбасса, мы всегда видим высокую оценку работы региональной команды со стороны граждан, ради которых и проводятся преобразования.
Одной из самых эффективных форм модернизации экономики моногородов является создание индустриальных парков и промышленных площадок – они становятся «точками притяжения» как крупных якорных инвесторов, так и представителей малого и среднего предпринимательства, что существенно снижает риски реализации инвестиционных проектов: в случае неудачи одного проекта он может быть заменен другим (новым). В Кемеровской области это зоны экономического благоприятствования, которые есть во всех моногородах, получивших господдержку.
Кстати, в настоящее время Внешэкономбанк активно ведет работу по продвижению промышленных площадок в моногородах с целью привлечения на них инвесторов, в том числе иностранных.

— Каковы шансы Кемеровской области на включение в программу поддержки новых территорий? В частности, города Юрги, программу по развитию которого вам недавно представили кузбасские власти?
— Действительно, правительственной Рабочей группой по модернизации моногородов в ноябре-декабре 2012 года была рассмотрена ситуация в «кризисных» моногородах, а также предлагаемые регионом и муниципалитетом проекты, направленные на диверсификацию их экономики, в том числе и в Юрге. «Якорный» проект КИПа этого города – строительство завода по производству минеральных тепло- и звукоизоляционных материалов. Общая стоимость проекта около трех миллиардов рублей. Он реализуется с 2008 года, уже освоено 1,7 миллиарда. Создано 230 новых рабочих мест. Планируется строительство второй очереди. По проекту имеется заключение профильного федерального министерства, между инициатором проекта и администрацией области заключен инвестиционный меморандум, разработана документация.
Учитывая глубокую проработку проекта, а также значительную работу, проведенную администрацией региона (а это одни из основных критериев оценки заявок территорий), Рабочей группой предварительно одобрены предложения по государственной поддержке мероприятий КИП Юрги.

Подготовила
Татьяна ДУМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс