Соцсети:

Встреча какого Нового года вам запомнилась больше всего?

9 января 2013 | Дмитрий Толковцев

На перевале Саланг

Константин Огий, командир специального отряда быстрого реагирования «Символ» ГУ МВД России по Кемеровской области, полковник полиции, кавалер трех орденов Мужества:

— Пожалуй, это 1988 год, когда я служил в Афганистане. Во-первых, это был мой первый Новый год вдали от родного дома. А во-вторых, не было никаких подарков, новогодней елки, праздничного стола и уж тем более Деда Мороза со Снегурочкой. Зато была громкая канонада из дальнобойной артиллерии и установок «Град».

В отдельный десантно-штурмовой батальон 66-й мотострелковой бригады, дислоцированной в городе Джелалабад провинции Нангархар, мы попали осенью 1987 года, после окончания учебного центра ВДВ в городе Фергана Узбекской ССР. Первое, что поразило по прибытии в Кабул, – это страшная жара, градусов под 40 в тени! Мы, помню, тогда еще поинтересовались: а здесь всегда так жарко? Зачем нам тогда тащить с собой теплые вещи? Однако более опытные сослуживцы только усмехнулись и пояснили, что в горах температура может опускаться и ниже минус 20–25 градусов. Так что, мол, ребята, не спешите радоваться такому «курорту». В скором времени эти резкие перепады афганского климата мы прочувствовали на себе, особенно во время переходов через заснеженные горные перевалы. На одном из таких перевалов — Саланге — мне вместе с товарищами и пришлось встречать утро 1 января 1988 года.

В последние дни декабря 1987-го мы получили приказ на сопровождение колонны авто- и бронетехники из Джелалабада в городок Полихумри и обратно. На обратном пути шли через Саланг, к вечеру 31 декабря нужно было добраться до Кабула, где наши офицеры в более-менее нормальных условиях надеялись встретить Новый год. А утром 1 января — марш к месту нашей постоянной дислокации, в Джелалабад.

Мы ехали сверху, на «броне». Когда колонна уже прошла главный тоннель перевала и стала спускаться по серпантину вниз, из долины стали доноситься взрывы артиллерийских снарядов. Выяснилось, что накануне отряды полевого командира Ахмад Шах Массуда захватили несколько селений, блокировали дорогу на Кабул, и сейчас наши войска пытаются выбить их оттуда с помощью артиллерии и «вертушек».

Наша колонна съехала с дороги на обочину. Мы выставили боевое охранение и секреты, развели костры, наскоро перекусили сухарями и тушенкой из сухих пайков. Шум боя в долине то умолкал, то разгорался с новой силой…

В горах темнеет очень быстро, уже вскоре сгустились сумерки. С наступлением ночи перестрелка и взрывы в долине почти стихли, и темноту разрезали лишь осветительные ракеты и трассеры, рисующие причудливые узоры в ночном небе. Так наши блокпосты возвещали о начале Нового года.

Так что ту новогоднюю ночь мы провели очень буднично — на нашей бронетехнике, в трофейных спальных мешках японского производства и с автоматами у изголовья. Да и как-то о празднике особо не думалось: по сути, это был обычный день на войне — один из многих…

Наутро поступил приказ выдвигаться: наши войска выбили моджахедов из захваченных кишлаков и разблокировали дорогу. Трасса на Кабул была свободна. Колонна взревела двигателями, и мы тронулась в путь…

На снимке: рядовой воздушно-десантных войск Константин Огий в горах Афганистана. Конец 1987 года.

Когда нас стало трое

Дмитрий Кислицын, уполномоченный по правам ребенка в Кемеровской области:

— Безусловно, это встреча 1999 года, когда нас в семье стало трое — ровно за неделю до Нового года, 24 декабря у нас родился сын Иван. Это был желанный ребенок, и мы с Галиной его давно ждали. Прежде в родне Иванов не было, но уж очень сильно нам понравилось это старинное русское имя. Вот и решили на семейном совете: пусть наш первенец будет Иваном. И когда изроддома сообщили, что он появился на свет, нашему счастью не было предела!

На следующий день, 25 декабря, мы с Галиной мамой Ириной Николаевной поехали в роддом — навестить молодую маму и новорожденного или хотя бы увидеть их в окно. На входе нас встретила пожилая женщина-вахтер в белом халате. Я назвал свою фамилию, сказал, к кому мы идем. Женщина заглянула в журнал, лежавший перед ней на столе, подняла глаза и сказала: «Да, папа, поздравляю, у вас девочка. Но к ним пока родственников не пускают»… Услышав такое, я чуть пакет с гостинцами из рук не выронил. Какое-то время даже рта не мог раскрыть от изумления. Немая сцена, однако, продолжалась недолго. Кое-как справившись с эмоциями, я спросил: какая, мол, девочка?! У меня же еще вчера был мальчик!!!

Но старушка упорно стояла на своем: раз в журнале записана девочка, значит, девочка. «Да не волнуйтесь вы так сильно, папаша, дочка тоже хорошо. И по дому маме со временем помогать будет, и вам что-нибудь постирает. Все вы отцы одинаковые: все сыновей хотите, а когда девочка родится, скандал тут же устраиваете..

А Ирина Николаевна даже обрадовалась: вот и хорошо, говорит, раз девочка, значит, внучка у меня будет. И пошутила: имя ребенку только другое придумайте, родители, а то будет потом всю жизнь с мужским ходить…

Мобильников у нас тогда не было, поэтому позвонить жене и узнать точно, кто же все-таки у нас родился, было невозможно. А в отделении, где лежала Галина с малышом, трубку внутреннего телефона, как назло, никто не брал.

Кое-как мне удалось упросить старушку в белом халате еще раз уточнить пол ребенка. Ворча под нос, она куда-то сходила, а когда вернулась, лишь покачала головой: «Папаша, а ведь у вас и вправду мальчик! Ошибочка, наверное, в журнале вышла. Но к ним все равно пока нельзя»… А потом неожиданно смягчилась и все-таки пропустила нас в отделение — навестить Галину и Ванечку…

Днем 31 декабря мы забрали жену и сынишку из роддома, привезли их домой. А вечером всей семьей вместе с родителями собрались за праздничным столом — отметить наступающий Новый год и, конечно, рождение Ивана, который мирно посапывал в кроватке рядом с нами. А когда ближе к полуночи мы тихо, чтобы не испугать ребенка, откупорили шампанское и хотели вначале проводить уходящий год, а потом встретить новый, он открыл глазки и, как мне показалось, довольно осознанно посмотрел на нас. Словно хотел сказать: ну, вот и я теперь с вами, мы вместе, все хорошо! И после боя курантов снова тихо заснул…

Сейчас Иван уже совсем взрослый, через год уже будет получать паспорт. Но каждый год 31 декабря мы по-прежнему вспоминаем и тот первый в его жизни Новый год, и то, как по ошибке его почему-то записали девочкой…

На снимке: Дмитрий и Галина Кислицыны с сыном Ваней. Конец 1999 года.

Подготовил Дмитрий ТОЛКОВЦЕВ.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс