Соцсети:

Игры не для всех

6 декабря 2012 | Оксана Сохарева

 

Недавняя трагедия в Москве, когда молодой человек расстрелял коллег прямо в офисе, вызвала огромный резонанс. В массе подробностей об этом деле сразу всплыла одна, которая обратила на себя внимание в том числе и законодателей: обвиняемый увлекался жестокой компьютерной игрой. Некоторые СМИ даже провели параллели: мол, «прогремевший» на весь мир норвежский убийца Брейвик тоже любил подобные игры.

И тут же появились сообщения о том, что депутат от «Единой России» Сергей Железняк заявил о необходимости сделать запрос в Роскомнадзор на блокировку игры. Если эта программа предназначена для взрослой аудитории, но распространяется в Интернете без ограничений и ею могут пользоваться дети, то это противозаконно. Также в Госдуме намерены создать комиссию, которая следила бы за реализацией компьютерных игр. И невольно возникает вопрос, а действительно ли эти игры наносят такой непоправимый вред молодежи?

Игры асоциальные и спортивные

По словам владельца одного из кемеровских компьютерных клубов Дмитрия, игра, о которой упоминается в связи с «героем» недавних событий в Москве, действительно жестока по сюжету. Но сегодня она не очень популярна.

— О ней вообще мало что слышно. А вот другие игры, которые упоминаются в интернете в связи с именем Брейвика, по-настоящему популярны. (От редакции: мы их намеренно не называем). Производители выпускают новые версии каждый год. К примеру, за всю историю одной из этих игр было продано 26 миллионов копий. Учитывая, что 95% компьютерных игр на рынке сегодня пиратские, соответственно можно предположить, что около 100 млн человек играли в эту игру. У другой игры, а она онлайновая, только официально 10 миллионов подписчиков. А ведь еще есть куча других серверов, на которых много зарегистрированных игроков.

Их, говорят специалисты, еще можно назвать умеренно-жестокими «стрелялками». А есть и такие, говорит Дмитрий, где жестокость и насилие переходит все границы. К примеру, чтобы пройти все уровни одной из игр, популярной в 1990-е годы, геймеру необходимо было убить нескольких десятков тысяч человек в виртуальной реальности. В другой игре надо было бейсбольной битой ударить по голове ни в чем не повинного человека, чтобы забрать у него автомобиль.

— Есть еще одна игра – она вообще асоциальна, — рассказывает Дмитрий. – Там герой идет за молоком, и по дороге расстреливает всех вокруг, и за жестокие убийства присуждается больше очков. Одна из миссий героя – добраться до могилы своего отца и помочиться на нее. А где-то надо на автомобиле сбивать пешеходов, которые пересекают на экране дорогу. Побеждает тот, кто задавит больше людей. Причем все это подается в очень натуралистической форме. Мы такие игры вообще не устанавливаем у себя в кафе. Да и вообще у нас для «стрелялок» есть возрастной ценз – только после 16 лет.

Понимая абсурдность и немотивированную жестокость этих конкретных примеров, в целом, что касается компьютерных игр – то здесь Дмитрий категорично заявляет: «запреты тут бессмысленны».

«Я сам играми увлекаюсь с 11 лет, сейчас мне 31. Если бы они были вредны, то я давно должен был бегать и стрелять по людям. Однако, в моем случае, наоборот, эти игры в какой-то мере даже уберегли меня от влияния двора в 1990-х годов, потому что многих моих сверстников нет в живых из-за наркотиков. Я бросил играть в «Wold of warcraft» только потому, что появилась семья, дети, им надо было уделять больше внимания».

Для многих геймеров это сродни игре «Зарница».

— То есть, если бы на самом деле эти игры имели угрозу, то соответственно какой-то процент геймеров, по меньшей мере, должны были вести себя странно, — говорит он. Этого нет. Я почитал об этом человеке – он совершил преступление на почве неразделенной любви, в СМИ пишут, в интернете на страничке разместил манифест о ненависти к людям. И причем тут игры? Весь мир играет сегодня, особенно молодежь. Причем у нас в стране даже в меньшей степени это развито. К примеру, в Южной Корее играют почти все, и именно там живут победители основных мировых чемпионатов по кибер-спорту (соревнования по компьютерным играм. – Прим. авт.).

Конечно, игры для кибер-спорта несколько отличаются от других. К примеру, та же Dota или Counter-Strike. По этим видам компьютерных игр проводятся различные турниры.

«Сегодня это очень популярное увлечение. В кибер-спорте, как и в любом другом виде спорта такой же маркетинг, менеджеры, миллионные выигрыши. Но в этих играх нет натурализма, противник – весьма условный, это командные игры, которые учат быстроте реакции и т.д. Это как пейнтбол, где люди делятся на команды и стреляют друг в друга, и в итоге вырабатывается командный дух. Сегодня наоборот, ребенка, который не играет в компьютерные игры, воспринимают как не совсем нормального».

 

Зомби и феи

«Мой сын сутками играет на компьютере. Ему 16 лет, кроме компьютерных игр он ничем не интересуется. Кто-нибудь решал эту проблему?»

«А вы хотели, чтобы он сутками болтался на улице? Радуйтесь!»

«Аня, вы правы, что обеспокоены. Когда подросток так много проводит времени за играми, происходит обеднение его эмоций, уход от реальности. Ни к чему хорошему это не приведет. А вот что делать, не знаю…»

Этот диалог ведут родители на одном из кемеровских сайтов. Что и говорить, многие из них всерьез опасаются последствий увлечения своих детей компьютерными играми.

Психологи на этот вопрос не дают однозначного ответа – опасны такие игры или нет.

— Психологическую экспертизу необходимо проводить для каждой конкретной игры, — говорит кандидат психологических наук, заведующая научно-методическим отделом Кемеровского областного психолого-валеологического центра Елена Белоногова. – Ведь помимо содержания нужно анализировать графику, цветовую гамму, сюжет, текст, музыкальное сопровождение – какие эмоции в комплексе все это может вызвать и какие смыслы и ценности транслировать. Можно сделать психологически безопасную игру с «зомби» и очень опасную игру с «феями». Все зависит от перечисленных выше моментов. Именно в каждом конкретном случае и надо смотреть – есть ли какие-то «зомбирующие» вещи, которые влияют на подсознание, вызывают тревожность, или наоборот – дают разрядку для психики ребенка. Ведь бывает так, что в процессе игры срабатывает терапевтический эффект: снимается психическое напряжение и агрессия у ребенка, и у него нет необходимости обижать сверстников или животных. Он отыгрывает это все в виртуальном пространстве и таким образом справляется с переживаниями. А какие-то игры, наоборот, могут спровоцировать агрессию на окружающих. Многое зависит и от психики самого ребенка, его индивидуальности. К примеру, один мальчик в моей практике жаловался на то, что, наигравшись в игры с зомби, он стал бояться темноты, не мог спать один в комнате, начал видеть страшные сны. После этого он сам перестал играть. Для таких детей, с богатым воображением, конечно, нужно дозировать и подбирать подходящие им игры. А в целом это еще вопрос, влияют ли на психику ребенка именно игры: каждый раз, когда мы разбираем конкретные случаи жалоб родителей на агрессию ребенка, то реальные причины могут быть абсолютно разные. Это может быть излишняя строгость и жестокость родителей, несправедливость педагогов, травля и насмешки со стороны одноклассников и т.д. То есть практика показывает, что игры уже ложатся на определенный фон.

 

Убить и победить любой ценой

Вопрос об опасности насилия в компьютерных играх – отнюдь не философский. К примеру, в ряде стран разработана система классификации игр для определенного возраста.

— У нас такой классификации, к сожалению, нет, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрий Кислицын. – А сегодня индустрия игр развивается, с каждым днем игры становятся все более реалистичными, в магазинах они в свободном доступе – так же, как и в интернете. Сейчас разработана маркировка для телепрограмм, необходимо, чтобы игры также маркировались по принципу возрастного ограничения.

Идею об ограничении свободного доступа к жестоким играм поддерживает председатель комитета по вопросам образования, культуры и национальной политики Совета народных депутатов Кемеровской области Галина Соловьева. Она согласна, что порядок в этом вопросе нужно наводить.

— Я сама мама и бабушка, и мне небезразлично, что мои дети и внуки могут совершенно спокойно достать такие игры. Это же на подсознание действует, если ребенок с детства играет в такие игры. В них нет идеологии, которая бы прививала детям ценности. А пока все сводится в игре только к тому, чтобы убить и победить любой ценой.

За ограничения для подростков жестоких игр высказывается и студентка 3 курса КемГУ Кристина Ситдикова. В этом году она вошла в число 150 лучших игроков мира в стратегической киберигре Dota 1. Войти в топ лучших профессионалов игры, в которой участвуют десятки тысяч игроков со всего мира, очень почетно.

— Раньше я очень много времени проводила за играми. Родители были не против. Все лучше, чем если я бы гуляла на улице… Скажу, что совсем несложно в интернете найти жестокую игру. Думаю, что такие игры негативно влияют на детей. Кроме того, можно просто попасть в зависимость от игры – это тоже проблема. Поскольку это целая индустрия, которая приносит производителям прибыль, – они точно не будут заботиться о том, как игры влияют на психику. В первую очередь надо, чтобы этим вопросом занимались родители, контролировали и следили – в какие игры играют их дети.

Безусловно, на вопрос: вредны или нет жестокие игры, однозначно ответить вряд ли удастся. К примеру, в ГУ МВД РФ по Кемеровской области заявили, что в Кузбассе не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы именно геймеры, наигравшись в жестокие игры, перенесли бы эту жестокость из виртуального мира в реальный. Во всяком случае – лишний повод задуматься над этим вопросом и спросить у ребенка, а в какие игры играет он – все же не повредит.

Оксана ПАНАРИНА.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс