Соцсети:

Сирота эмансипированная

26 ноября 2012 | Газета «Кузбасс»

Подробности

 16-летний сирота Алексей Фетисов, пожелав отказаться от опекунства и получить все права совершеннолетнего человека, заставил встать на свою сторону суд и прокуратуру Промышленновского района. На другой стороне оказались районные органы опеки, которые не считают подростка готовым к самостоятельной жизни, несмотря на то, что он уже является частным предпринимателем. Причем чиновники готовы идти до конца, доказывая в суде, что Алексей нуждается в опекунстве. «Кузбасс» попытался разобраться в этой нестандартной истории.

 

Опекунство

Еще на прошлой неделе Алексей и семья его опекуна Натальи Курдуковой жили в селе Тарасово Промышленновского района. Сейчас они на съемной квартире в Кемерове.

Алексей сирота с девяти лет – мать и отец умерли. Попал в детдом, где пошел в первый класс. Наталья Курдукова, его родная тетя по матери, оформила над ним опекунство год назад.

— Я забирала его на выходные. Он со мной рос. В семье у них пили. Я часто им занималась. Давно думала опеку оформить, но у меня не было своего жилья. Говорили, что это нереально. А год назад мы купили дом на средства материнского капитала. Вот и забрали Лешу к себе, — рассказала Наталья.

Ей 30 лет, своих пятеро детей, младшей дочке – год, старшему сыну – 11. Сейчас не работает, до рождения пятого ребенка была завотделом в магазине «Кора». О своем гражданском муже Юре предпочитает не говорить: беседовали мы со всеми, кроме мужа, которого заметили в другой комнате… спящим на кровати.

— Наталья у меня средняя дочь. Дура-баба. Жили мы Балахонке, недалеко Кемерова. Связалась с соседним парнем. Он пьет все время. Говорила ей: брось. Да толку-то! Пятеро детей уже. Вот уехали, — рассказывала нам уже через день мать Натальи Алла Ивановна. – Это я настояла, чтобы Лешу забрали из детдома. Он хороший. Золотой парень.

Но как только речь зашла о том, что же случилось с этим золотым парнем в последние месяцы, бабушка замолкла, а потом перевела разговор на его «беспутную» мать.

Алла Ивановна осталась в Тарасове, в том самом доме, купленном год назад. Там два компьютера, DVD, еще какая-то бытовая техника, пакеты с вещами Кундуковых. А в Кемерове «семья» Курдуковых уже подала документы в школу. Алексей говорит, что будет в вечерней учиться. Чтобы работать. Жить будет с Натальей, хоть и признан он официально самостоятельным – эмансипированным. Правда, пока он «не совсем понимает про налоги и другие тонкости».

 

Признание прав

 

Вопреки ожиданиям, в деревне жить Курдуковым, по словам Натальи, было непросто. Хозяйством не обзавелись, огород только засадили, да почти ничего не выросло. Наталья уверяет, что главная причина обратного переезда – отсутствие работы. В Кемерове же первым начнет работать Алексей. В мае этого года он зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. Все удивлялись: как, мол, в 16 лет — и предприниматель? Но возрастных ограничений, как выяснилось, на это нет.

— Я, собственно, и решил обратиться в органы опеки о признании меня эмансипированным для того, чтобы работать. Я разным фирмам устанавливаю компьютерные программы. В детдоме был компьютерный класс. Я научился. Интересно мне этим заниматься. Но с работодателями возникли проблемы. Не очень-то хотели связываться с ребенком. На заказы по выходным ездил из деревни в Кемерово, а это три часа на автобусе, с тетей. А как узнал, что можно эмансипацию получить, направил заявление в органы опеки, — поясняет Алексей.

Спустя три месяца он получил отказ и обиделся:

— Когда опеку мне оформляли, спрашивали, чем я хочу заниматься в жизни, говорили, что не мешало бы как-то себя занять. Вот я и занялся. А теперь вышло, что это лишнее.

Основная причина отказа, пояснила Людмила Моисеева, главный специалист по опеке управления образования Промышленновского района, была в том, что «возникли сомнения в готовности ребенка к самостоятельной жизни»:

— У нас это первый случай. В законе четко прописано, что делать, если ребенок из обычной семьи хочет стать эмансипированным. Если хотя бы один из родителей с этим не согласен, тогда — в суд. В нашей ситуации мы нигде не смогли найти, какая процедура должна быть в случае с опекунской семьей. И наше нежелание не признать его эмансипированным, поверьте мне, в интересах ребенка, а не в нарушение его прав. Мальчик зарегистрирован как частный предприниматель. Но это же не основной показатель. Он сейчас учится в 8-м классе. Ему надо хотя бы школу окончить!

Но прокуратура Промышленновского района встала на сторону подростка. По словам помощника районного прокурора Михаила Гуреева, по жалобе Алексея была проведена проверка. В результате в отношении органов опеки вынесено представление о нарушении законодательства:

— Статья 27 Гражданского кодекса РФ однозначно говорит о правах ребенка, достигшего 16 лет. Сейчас органы местной власти приняли решение об эмансипации Алексея. А Людмила Моисеева получил выговор. Состоялся и суд. Он тоже признал незаконными действия органов опеки и обязал возместить подростку 10 тысяч рублей морального вреда (в исковом заявлении Алексей просил 50 тысяч).

Наталья говорит, что Алексей «до 18 тысяч зарабатывает» в месяц. Однако это не счастливый конец истории подростка, который попытался «кому-то что-то доказать».

 

Куда смотрела «школа»

Светлану Коноплеву, социального педагога, учителя географии и обществоведения Тарасовской средней школы, где последний год учился Алексей и два сына Натальи Курдуковой, удивило, что Леша занялся предпринимательством, да к тому же по «компьютерной части».

— У него за первую четверть было 12 дней пропуска. А всего учимся два месяца. Без уважительной причины пропустил. То горло якобы болело, то к стоматологу ездил, то проспал. Справку не приносил. Я так думаю, что он просто сидел с детьми Натальи.

Учился он слабенько. По моим предметам знания у него были ниже нормального уровня. Просто запущен ребенок. Логического мышления у него нет. У него конкретно все: дал задание табличку начертить — начертит.

Я от опеки узнала, что он зарегистрирован как частный предприниматель. Я сказала, что рано ему еще. Нужно больше времени уделять учебе. Да и в знаниях его я сомневаюсь. Преподаватель по информатике говорил, что у него нет склонности к этому.

В Тарасовской школе 19 приемных детей. Глава сельского поселения Виктор Серебров уверяет, что у них каждая приезжая семья под присмотром:

— У нас село крепкое. Особых проблем с занятостью нет: на 1,2 тысячи жителей 14 безработных. Все сохранено: животноводческий комплекс, училище есть, несколько фермерских хозяйств, частный бизнес… К нам потому и едут. От приезжих, знаю, много чего можно ждать. Но вот эта семья никак не выделялась. А тут такое…

 

О счетах и расчетах

Надежда Обманова, начальник управления образования Промышленновского района, объясняет свою обеспокоенность:

— Мы настороженно относимся и к истории Алексея. Высказывали свои опасения в суде.

Сам мальчик мало что объясняет. Непонятно, почему они жаловаться везде стали? Кроме того, активность проявляли другие люди. Какие-то личности приходили с Алексеем к нам, на суд. Не объясняли, кто они.

Понимаете, у Алексея на счете 300 тысяч. Он теперь имеет право снять эти деньги по чьей-то просьбе. Оформить кредит. Он же теперь дееспособный. У нас есть опасения, интуиция. Поэтому мы все равно будем пытаться отслеживать, как живет Алексей. И будем оспаривать решение суда об эмансипации.

На областном уровне такое решение поддерживают. Ольга Крупко, заместитель начальника департамента образования и науки Кемеровской области по вопросам защиты семьи и детства, считает, что районным специалистам нужно собрать серьезную доказательную базу:

– В Кузбассе в год 1-2-3 решения об эмансипации принимается. Как правило, органы опеки совместно с опекунами этого добиваются. Если есть на то веские причины. Например, образуется молодая семья. Есть свое жилье. И подростки могут проживать, устроены на работу, могут обеспечить себя. Ждут ребенка, например. И рассматривается вопрос об эмансипации девочки. Или мальчика. Чтобы новый ребенок воспитывался в семье, чтобы не рождался новый сирота. На моей памяти в 1990-е годы признавали эмансипацию 17-летней девочки. И все сложилось хорошо.

Другое дело, когда это в корыстных целях делают, когда кто-то заинтересован в чем-то. Взять кредит на него и прочее. Он ведь еще ребенок. Всякое может быть. Надо думать о будущем подростка.

Татьяна ДУМЕНКО.

Фото автора и Александра Зиновьева.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс