Небытовая химия

3 октября 2012 | Газета «Кузбасс»

Политэкономика

 

 

Все логично и просто. Если где-то прибыло, где-то тут же убыло. Раз импортные пошлины на химическую продукцию после вступления России во Всемирную торговую организацию снижены, значит, нашей химии на рынке должно стать меньше. Другого не дано? Мы не в этой логике живем, уверяют химики. И с большей опаской следят за тарифами на газ и электроэнергию, чем за активностью иностранных конкурентов. А некоторые уже просто свыклись с мыслью о своем «невысоком» положении.

 

В конце 1990-х-начале 2000-х годов деловая пресса пестрела заголовками об антидемпинговых расследованиях в отношении российских производителей химической продукции. Главную угрозу российские химики, судя по этим сообщениям, представляли для Китая и Украины, которые, собственно, были основными рынками сбыта российских удобрений и капролактама. Доходило до того, что вход нашей продукции в эти страны становился практически невозможным. Размер ввозных пошлин устанавливался запредельный. К примеру, Китай в конце 2001 года, обвинив в первую очередь Россию (на долю нашей страны приходилась почти половина импорта капролактама) в снижении цен на китайском рынке, определил пошлины в 2-3 раза больше, чем для других стран-поставщиков. Украина, обеспокоившись тем, что российская дешевая «химия» «посадит» местных производителей, тоже добивалась снижения объемов импорта.

  

Большинство обвинений и ограничений после нервной трепотни в итоге было снято. Осадок оставался всегда: «Наших ущемляют!» С другой стороны, появлялась даже определенная гордость. Не пускают на рынок – значит, боятся. Значит, можем мы что-то делать такое, что нужно им. Пусть не телевизоры и мобильник. Пусть сырье, из которого потом делают химические волокна или шины. Но не было бы их (в таком количестве), если бы не наше сырье.

Происходило это в эпоху, когда ни Россия, ни Украина, ни Китай еще не играли по общим правилам Всемирной торговой организации. Потому, когда Россия в этом году стала членом ВТО, многие эксперты заявили, что вот теперь все будет справедливо. Никто не сможет в одностороннем порядке делать лучше для себя, для своих производителей. Мол, экспортные возможности наших химиков сильно повысятся. Между тем, сами химики об этом даже слушать не хотят. Не особо они соглашаются и рассуждать по поводу снижения импортных пошли почти вдвое. Больше импорта удобрений на наши поля? Сырья на российский шинные заводы? Не факт!

Возьмем кемеровский «Азот». Его капролактам, идущий на экспорт в Юго-Восточную Азию, повторю, давно под прицелом тамошних властей. За ценой следят там строго. И сегодня специалисты по внешнеэкономической деятельности не исключают, что членство России в ВТО им в том помехой не будет. Всемирная торговая организация это же ведь не таможенные, полицейские органы. Это лишь новая возможность для любой страны, производителя обратиться в очередной всеми воспринимаемый институт для защиты, отстаивания своей позиции. Вряд ли тот же Китай откажется о ревностной защиты своих химзаводов. Вряд ли совсем забудут власти Поднебесной о заградительных пошлинах. Вряд ли больше не будет пострадавших. Вот только рассказать о своих бедах и о китайский притеснениях нам можно будет еще в одном «суде». Возможно, он будет более скорым по сравнению с прежними. При этом рассказ в этом суде должен быть подробным. О том, из чего складывается цена нашего капролактама. А в ней газ, электро- и теплоэнергия, железнодорожные тарифы. Тот же кемеровский «Азот» непременно скажет, что тарифы у нас непомерно высоки. На то он и производитель, чтобы не щеголять низкими затратами, когда просит защиты. Но вся штука в том, что завод будет прав. Еще несколько лет назад российским металлургам и химикам (одним из самых энергоемких сфер промышленности) иностранцы завидовали, потому что цены на газ и энергию, рабочую силу у нас были существенно ниже, а цены на рынке почти одинаковые. Теперь нет. Энерготарифы и газ для конечного промышленного потребителя почти сравнялись. Какие аргументы в нашу пользу остаются? Старое оборудование, дальние расстояния? Разговор подобного рода в международных инстанциях – из серии «в пользу бедных»…

Что на это могут ответить? Обновляйте ваши мощности, добивайтесь низких тарифов на железнодорожные перевозки! А еще напомнят, что в других странах новые заводы строят…

На другой продукт кузбасской «большой» химии – азотные удобрения – все подобные аргументы тоже распространяются. Хотя сфера эта со своими «но». Во-первых, удобрения – в основном продукт для внутреннего российского рынка. Во-вторых, аммиачная селитра – главная продукция в этой нише – имеет двойное назначение. Ее можно и по полям разбрасывать, и в забой угольного карьера закладывать, как взрывчатку. Понятно, что в Кузбассе второе применение более распространено. Напротив, экспортные возможности этого продукта ограничены. Тот же Китай не особо приветствует транспортировку аммиачной селитры по железной дороге. Для китайцев это – взрывоопасный груз. Что же до селян, тот тут своя специфика. Представитель среднего по объемам выпуска производителя азотных удобрений в Кузбассе рассказывает, что в регионе, да и в соседних областях почти все определяется политикой кемеровского «Азота». Наши селяне предпочитают дожидаться спецпоставок удобрений от кемеровского завода по сниженным ценам. Об объемах и ценах предприятие ежегодно договаривается с областными властями. Регионы-соседи таких привилегий лишены. Но все равно берут удобрения у «Азота», как у ближайшего производителя. С селянами, впрочем, есть еще одна проблема. Низкие цены на зерно, неурожаи приводят к тому, что ежегодно объем закупки удобрений снижается. Посему нынешнее положение среднего химпроизводства (а оно, кстати, напрямую зависит от «Азота», с которого получает сырье) объяснимо. Существующие мощности работают едва ли наполовину. Без всяких, замечу, экспортных экспансий.

Стандартный вопрос: «Раз тут вашу продукцию не покупают, почему не везете в другие регионы?», ставит химиков в тупик. Железнодорожный. Тарифы на перевозку сжирают все возможные заработки. Железнодорожники в ответ представляют калькуляцию. Тарифы растут не столь быстро, как цены на продукцию. А в самой стоимости товара перевозки не зашкаливают за 10%. Это прямо как в подсчете себестоимости одного квадратного метра жилья в России. Почему «метры» дороги? Цемент вздорожал. Подать сюда цементников! Вы чего балуете? Мы? Да наша доля в доме считанные проценты! Железобетон вздорожал? Почему? Металл в цене вырос, но в пределах нормы. И т.д., и т.д. Всем все понятно, но почему так дорого?! И при чем тут ВТО? В том-то и дело, что ни при чем. Оттого химики и пожимают сейчас плечами. Ни тепло им и ни холодно от нового статуса России.

Татьяна ДУМЕНКО.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс