Соцсети:

Каска для памятника

23 августа 2012 | Газета «Кузбасс»

Судьба «жемчужины Кузбасса», как называют Прокопьевск местные жители, неразрывно связана с угольной отраслью. В большинстве семей прокопчан кто-нибудь из родных обязательно трудится на шахте, обогатительной фабрике, разрезе. И, конечно, есть немало людей, хранящих память о славном горняцком «профиле» города.

Школьно-шахтерский музей

25-я прокопьевская школа — единственная в городе, где есть музей «Шахтёрская слава». Здесь можно узнать многое из истории угольной промышленности, о тех, кто добывает «чёрное золото». А началось всё 60 лет назад с геологического кружка «Искатель», который организовала учитель физики Валентина Яковлева. Сейчас в школе работает её племянница Нелли Шумова. Она тоже преподаёт физику, а параллельно занимается музеем.
— Дети не совсем представляют себе, что такое уголь и как его добывают, — говорит Нелли Александровна.
Чтобы понятно и доступно объяснить это, педагоги 25-й школы придумали сказку о чудо-камне. А иллюстрации к ней разместили на стене. На плакатах поэтапно изображены стадии образования «чёрного золота». Здесь и гигантский папоротник, и болота, где происходили химические реакции. На соседних стендах — вехи геологического прошлого Кузбасса, а также имена и фотографии тех, кто внёс большой вклад в развитие угольного дела.
Когда открывался музей, одна из его идейных вдохновителей Людмила Черченко выдвинула условие: как можно больше наглядности и меньше текста, чтобы рассказ о главном богатстве края не был монотонным и утомительным для школьников. Этим принципом педагоги руководствуются и сейчас. На манекене — спецодежда первых шахтёров, на фото — инструменты, которыми добывали топливо, под стеклом — горные породы и минералы с табличками.
— А можно с отбойным молотком сфотографироваться? — спрашивают у экскурсовода ребята. Они по очереди пытаются приподнять его и обнаруживают, насколько он тяжелый.
Вдоль стены — образцы шахтового оборудования, аппаратура для контроля воздуха, фонари прошлого века, самоспасатели.
— Раньше мы были подшефными шахты «Красногорская», — рассказывает Нелли Шумова. — И горняки пополняли музей экспонатами.
Гордость музея — переписка школьников с Марией Косогоровой. Прокопчанка прославилась на всю страну как единственная женщина-директор шахты (руководила она «Зиминкой»). После переезда из родного города в Москву Косогорова долгое время писала письма «искателям» из 25-й.

Про «котелок» и керосиновую лампу

О том, что нынешний директор шахты «Зиминка» Игорь Рытиков — обладатель редкой коллекции касок, знают немногие, хотя большинство из её экспонатов заслуживает особого внимания. Интересно, что ни за одним из экземпляров Игорь Александрович специально не «охотился» — они сами идут к нему в руки. А началось всё пять лет назад, когда на шахтовом складе наводили порядок. Там и нашли несколько ящиков с валенками, фуфайками, пожарными и солдатскими касками — запас гражданской обороны.
— Одну старую каску оставил на память. Знакомый увидел её и сказал: «А что? Отличная идея — коллекционировать каски» – и на следующий день принёс ещё одну.
Приятели, коллеги, знакомые, которые впервые видели раритетные средства безопасности, реагировали примерно одинаково: каждому хотелось внести свою лепту. Касок становилось всё больше, вскоре пришлось сконструировать специальный четырёхъярусный стеллаж.
Дореволюционная с подкасником, байкерский «котелок», каска пожарного с широкими полями для защиты от воды, для разреза — с наушниками-глушителями, даже головной убор американского спецназа. Здесь же миниатюрные зажигалки, открывашки, брелоки в виде касок — всего около двадцати штук, в основном — шахтёрские.
— Эта вообще дореволюционная, — показывает Игорь Александрович. — Нашли её практически на свалке, была потёртой, кое-где выступала ржавчина, вот я и решил отреставрировать. Отдал на завод, где её хромировали. И теперь каска выглядит как новая.
В последнее время коллекция пополняется и сопутствующими предметами, например, шахтовым фонарём, старыми керосиновыми лампами. И, как водится у хорошего хозяина, все вещи в отличном состоянии.
Те, кто хорошо знает Игоря Александровича, говорят, что эта вроде бы спонтанная коллекция «прописалась» именно у него не случайно, ведь он — горняк в третьем поколении:
— Мои дед и отец работали здесь же, на «Зиминке».
Интересный факт: прототипом каски для бронзового горняка в скульптурной композиции «Покорителям земных недр» послужил один из экспонатов коллекции Игоря Рытикова.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс