СТУЛЬЯ ВЕЧЕРОМ

15 августа 2012 | Ольга Штраус

В Кемеровском областном музее изобразительных искусств открылась выставка «Низкий поклон красоте».

Два кемеровских художника – Сергей Шалютин (на фото справа) и Евгений Кулюбакин – в двух залах музея выставили свои арт-проекты. Шалютин – 12 стульев, расписанных причудливыми, тонко выполненными орнаментами (ни один рисунок не повторяется). А Кулюбакин – 12 полотен с видами Театральной площади. Полотна Кулюбакина, кстати, хотя и запечатлели один уголок города, тоже ни разу не повторяются.
Шалютин свои необычные стулья, укрепленные на стенах музея в абсолютно непривычном, не свойственном стульям положении, называет «Вертикализация быта». А Кулюбакин именует свой проект так: «Театральная площадь стульев». Поясняет: «Размер полотен видите? Все — 94 на 94 сантиметра. А почему? Это – та самая площадь, которую расписывает Серега, преобразуя обычные стулья из «IKEA» в произведения искусства. Если учесть размеры сиденья, ножек, спинки… Я, чтобы соответствовать, взял эту площадь за эталон».
С ними вообще трудно разговаривать серьезно. Кажется, что выставленный проект – это придуманный ими грандиозный розыгрыш, шутка мастеров, которым надоело существовать в режиме строгой регламентации и правил, придуманных кем-то взрослым и скучным. Однако и одной лишь «шалостью креативного ума» этот проект не назовешь. Для этого он слишком изощрен, искусен, слишком полон значениями, символами и смыслами.
Ведь что такое стул? Самый обыденный, я бы сказала, низменный, предмет быта. И ощущаем мы его, как правило, самой «непоэтической» частью тела. А Сергей Шалютин убежден: красота мира присуща каждой его частице. Просто в суете ежедневных будничных забот мы об этом забываем. В сущности, именно приношением красоте и является его необыкновенная акция. А то, что служить красоте Шалютин умеет истово и рыцарственно, он доказал сполна.
Достаточно вспомнить начало марафона. Каждый день, без перерывов и праздников, с 24 апреля до 12 августа, с 9 утра до 9 вечера, при любых погодных условиях он расписывал эти свои двенадцать стульев. Потом устанавливал их в специальную конструкцию внутри музея. Было придумано так: если подойти и попытаться «присесть» на нижний – получится поясной поклон. Тот самый – низкий поклон красоте, который, по Шалютину, мы должны делать регулярно.
Евгений Кулюбакин присоединился к арт-марафону в июне. Вообще-то он служит пиар-художником в торговом центре «Я». Есть там такая маркетинговая приманка для покупателей: по выходным в залах центра сидит художник с мольбертом и бесплатно делает портреты всех желающих. К нему выстраиваются очереди. Однако понятно, что для творческого человека вереница головок и лиц, выполненных в «арбатской технике», — не вершина достижений, не то, чему хочется посвятить всего себя целиком…
— Я давно мечтал поработать на пленэре, пописать городские пейзажи… А тут – такая возможность! Увидел, как Сергей на ступеньках музея ИЗО стулья расписывает, и присоединился к нему со своими холстами.
Французский художник-импрессионист Клод Моне писал Руанский собор в разные моменты его состояния: утром, на рассвете, в солнечный полдень, в сумерки… Можно сказать, Кулюбакин пошел вслед за Моне. Только в отличие от великого предшественника его заинтересовала кемеровская Театральная площадь, одно из самых красивых, знаковых мест нашего города, не своим состоянием при разной освещенности, а возможностью увидеть ее «разными взглядами». У Кулюбакина есть пейзаж, словно сделанный на компьютере, в технике 3D, есть – совершенно импрессионистский, бликующий мазками и точками. Есть – с непрописанными силуэтами, есть – как коллаж, где будто бы старинная фотография-сепия проступает неожиданно ярким, современным акрилом.
Можно сказать, что Евгений не только предъявляет нам, зрителя, знакомые места, увиденные необычным взглядом художника, но еще и просвещает нас, знакомит с разными манерами письма, разными художественными техниками.
Это – и поучительно, и трогательно, и чрезвычайно занимательно. Не случайно возле мастеров, пока длился марафон, бесконечно толпились зрители. Людям, вовсе не продвинутым в живописи, было важно подойти, поговорить, вместе поразмышлять о сути и назначении искусства. В том числе – и современного актуального, акционистского искусства в нашей жизни.
— Почти четыре месяца непрерывного кропотливого труда. Четыре месяца аскезы, полное, медитативное погружение в создание этих прихотливых орнаментов… И что потом?
Этот вопрос, конечно, волновал многих зрителей. Ответы на него были даны на открытии выставки. Замечательно, если удастся эту коллекцию продать. Оптимально – если бы нашелся меценат, который приобрел бы ее для нашего музея.
Шалютин озвучил цены на свои необычные стулья. Они будут продаваться по цене, кратной времени, затраченному на их изготовление. Час своей работы художник оценивает в тысячу рублей. Поэтому вот этот, например, самый «быстрый» по росписи стул, оценен в 101 тысячу рублей (над ним мастер бился 101 час). А вот тот – самый дорогой – стоит 129 тысяч.
Всего же, посчитал Сергей, на расписывание стульев от потратил 110 дней и шесть часов, то есть 1326 часов.
— И вы думаете – они найдут своего покупателя? – интересуюсь осторожно.
— Не сомневаюсь! – восклицает он.
Мы смеемся оба, хотя понятно, что покупателей на кемеровском арт-рынке, способных потянуть такую цену, у нас попросту нет.
А жаль. Ведь этот проект, в отличие от множества подобных арт-акций и перформансов, имеет несомненное художественное значение. Художественное, подчеркиваю, в самом высоком смысле слова: если называть таковым и результат творчества, и процесс, и его след, оставленный в душевной ауре города.

Ольга ШТРАУС.

Фото Федора Баранова.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс