Соцсети:

Жгучие проблемы Кочкуровки

1 августа 2012 | Газета «Кузбасс»

– Горим, Володя! Мы опять горим! – испуганно закричала Надежда Григорьевна, глядя на плясавшие по стенам блики.
Владимир Иванович успокоил жену: – Это просто машина прошла за окном.
Ночь на дворе, фары включены. Вот тебе и показалось, что это огонь. Спи, все хорошо.
Но сомкнуть глаз Надежде Григорьевне уже не удалось.
Тот пожар, буквально за считанные минуты уничтоживший их дом, до сих пор не дает ей покоя. А еще досада: будь рядом колонка с водой, люди все равно помогли бы хоть что-то спасти. Конечно, хорошо, что сами все живы остались. Хорошо, что не спали, ведь день был. Но при этом все имущество сгорело: в чем во дворе ходили, в том и остались.
Не так давно опять в Кочкуровке пожар был: стайка у соседей загорелась. Хорошо, что в колодце вода была. Залили огонь, не дали на дом перекинуться. Владимир Иванович, муж Надежды Григорьевны, тоже помогал стайку тушить. Он-то знает, что значит остаться без кола, без двора…

I. …Я, конечно, понимаю, что супругам Акимовым, которых до сих пор называют в Кочуровке погорельцами, непросто вспоминать и сам пожар, и то, как они, уже давно не молоденькие, начинали новую жизнь. Вот в этом новом доме. Его, правда, не строили всем миром, как испокон веков на Руси водится, но то, что покупали, считай, всем миром – это точно. От губернатора деньги пришли, сын помог и опять же земляки – люди добрые. А ведь дома в Кочкуровке, если судить по деревенским меркам, совсем не дешевы. Вот этот стоит 180 тысяч. Бывшие хозяева поменяли сельскую прописку на городскую. Зато другие городские с большим желанием покупают дома в Кочкуровке. Места-то здесь чудесные, дачные. А еще ягодные, грибные, а еще с озерами, в которых во-от такая рыба водится. В общем, никакой Швейцарии не надо. Дома дачников отличаются от жилищ местных жителей разноцветными крышами, разноцветным сайдингом. Но вся природная красота вокруг для всех одна.
…Позвало нас в Кочкуровку письмо на нескольких тетрадных листках. Знаете, такие письма, от руки написанные, а не на компьютере набранные, да еще с фамилиями и подписями, особое доверие вызывают. Вот и под этим письмом 26 разборчивых фамилий. А вот строки из этого коллективного деревенского письма:
«Видно, так мы устроены, что пока петух не клюнет – нам все по барабану. Вот и в нашей деревне пошли пожары. За два года их случилось четыре! От города Гурьевска, где стоит пожарная часть, 40 км. Пока доедут (не на крыльях же) – тушить уже нечего.
В конце девяностых и в начале двухтысячного года в деревне было много действующих колонок. В любом случае до прибытия пожарных люди могли оказать пострадавшим помощь… Но изменилось время, вышли новые законы, сменились руководители… И пересохли наши колонки. В прошлом году работники ЖКХ ликвидировали колонку, которая стояла поблизости от клуба, почты, библиотеки. Там, конечно, есть водопровод. Но с наступлением холодов трубы перемерзают. И оттаивают, считай, только к середине лета. Вот и носят сюда воду с речки, на коромыслах…»
Женщину с пустыми ведрами на коромысле мы действительно встретили. Она, работница клуба, направлялась как раз к речке. Пить, конечно, ту воду нельзя. А вот полы освежить можно. Да и цветочки полить. Сейчас-то, когда световой день долог, сходить на речку за водой проще время найти. Или во-он к той дальней колонке. А вот осенью, когда дни станут короче, а ночи длиннее, сходить за водой уже сложнее. Потому что тьма кругом. А света на улице нет. Как следует опять же из письма в редакцию, год назад все «кобры» со столбов поснимали работники горсети. Обещали, что поставят новые светильники. Увы, почему-то не получилось. И в последнее время, когда на Кочкуровку опускаются сумерки, на улице ни зги не видно. Тут уж и на ровной дороге, без кочек ноги бы не сломать.

II. Это что ж выходит: назад от цивилизации, в прошлое зашагала деревня? Без воды и без света? В домах, конечно, электричество есть, со свечками здесь не сидят. А вот на улице без фонарика не обойтись. Особенно тем, кто живет в Понтряжке. Эта маленькая деревушка в несколько домов, считай, присоединилась к Кочкуровке. И жители ее, в том числе и ребятишки, ходят на одну и ту же автобусную остановку зачастую в потемках…
– Накануне очередных выборов нам обещали, что будет свет. Обещанного, правда, не три года, а только год ждем. Но дождемся ли? – сетовали все, с кем мы говорили в деревне.
Вопрос мы переадресовали местной власти – в администрацию Сосновского поселения, куда входит Кочкуровка с Понтряжкой. Там удивились, услышав про обещание. Кочкуровка – не единственная деревня в этом поселении, да и вообще в Гурьевском районе, где прошло отключение уличного освещения. Причина – рыночные отношения. До сих пор уличное освещение всеми воспринималось как что-то само собой разумеющееся, бесплатное. Но за все теперь надо платить. В бюджете сельского поселения нет таких денег, чтобы платить за освещение даже центральных улиц. В Кочкуровке это улица Карла Маркса. Однако, как сказали мне в сосновской администрации, подключение уличного света на территории все равно ведется. По мере средств, по мере необходимости. Верится, что из уличной тьмы Кочкуровка все-таки выберется.
Такая же ситуация и с колонками. Еще с советских времен у кочкуровцев (население здесь в основном пенсионного возраста) сложилось мнение, что все должно быть бесплатно. Ан нет, как и электроэнергия, так и вода тоже денег стоит. А за нее, которая как будто бы для всех, не очень-то охотно платят.
Но ведь можно собрать сход, объяснить людям, что почем и сколько каждый за все должен платить. Если не согласятся – тогда и обрезать, отключать. О состоянии бюджета местных администраций тоже не грех рассказать. Пусть он будет прозрачным. Пусть не думают люди, что кто-то там, наверху сидит на деньгах, а люди ходят впотьмах, а за водой – на речку.
Правда, вот Акимовым (уже знакомым нам бывшим погорельцам) дали понять, что денег в бюджете нет. После пожара поехали Надежда Григорьевна и Владимир Иванович в администрацию Гурьевского района. Но отказали им тогда в материальной помощи и в районной администрации, и в своей сосновской. Ответ один: денег нет. Правда, помогли составить обращение на имя губернатора. И тогда помощь (30 тысяч рублей) была оказана. Акимовы благодарны за нее. Но и они тоже в числе подписавшихся под письмом в редакцию.
А вот депутат сельского поселения Светлана Корнилова под письмом не подписалась. Читала, но не подписалась. Светлана Петровна – из местных, кочкуровских. Продавец в магазине. Конечно, и к ней как к депутату тоже обращались и насчет колонки, и насчет освещения. Но у нее свои резоны. Да, не у каждого дома поставлена колонка, но ведь не обезвожена же вообще их Кочкуровка. Вон колонка, а вот еще. Что касается освещения, то за него действительно надо платить. Раскошеливаться на общее благо не каждый согласится. Живут здесь, как я уже говорила, в основном пенсионеры. Дачники – люди временные. А всего в Кочкуровке зарегистрирован 131 человек. Но постоянно-то живет меньше.
…Кочкуровскому народу всех благ. И, конечно, никаких больше красных «петухов».
А новый дом бывших погорельцев Акимовых, кстати, охраняет старый и верный пес Мухтар. Его тоже спасли на том жутком пожаре.
Галина
БАБАНАКОВА.
Фото
Александра Зиновьева.
Гурьевский район.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс