Соцсети:
лунный календарь 2022 в газете Кузбасс

Экодом — приют здравого смысла

1 августа 2012 | Ольга Штраус

Если поискать в Интернете имя Сергея Тилинина, первым выскочит сайт «Всемирного банка безумных идей». Там наш земляк – популярный завсегдатай.
Однако его идеи, и впрямь необычные, поражают не столько «сумасшедшинкой», сколько реальностью воплощения и даже… практицизмом. Например, «экодом».
Слово это, по Тилинину, имеет двойную расшифровку: 1) дом экологичный; 2) дом экономичный. Новокузнечанин Сергей Тилинин, который сегодня строит себе дом
из самана, уверен: главное достоинство его нового жилища именно в совмещении этих свойств.

 

Дом
Когда он назвал суммы, я тут же схватилась за блокнот: строительные материалы для жилья площадью 100 квадратных метров обошлись ему всего в… 15 000 рублей! Что за стройматериалы? 15 тонн соломы.
Конечно, практикующий дизайнер с инженерным дипломом Сергей Тилинин вовсе не собирается уподобиться легкомысленному поросенку Ниф-Нифу из известной сказки, чей соломенный домик разлетелся по ветру от первого дуновения. Жилье Тилинина в перспективе – абсолютно надежный коттедж с современным уровнем комфорта. Только вот выполнен он из материала нам непривычного…
— Ну, это как посмотреть! – смеется мастер. – Вообще из самана еще в средние века строили. Есть замок в Германии, который пять веков стоит. Только тот саман моему рознь…
У Тилинина свое ноу-хау. Заключается оно, во-первых, в том, что никаких саманных кирпичей мастер предварительно не лепит – стены дома выкладываются сразу на месте, внутри специальной опалубки. А во-вторых – в качестве самана. Если в традиционном большую часть составляет глина и прочие добавки (вплоть до навоза), то у Тилинина саман на 95% состоит из соломы. Непременно – цельной, немульчированной. Именно это свойство обеспечивает прочность зданию. И еще – особенность конструкции. Экодом Сергея Тилинина снаружи похож на огромный стог: такой же куполообразный, без единого «шва». Благодаря этой форме он способен вынести самые разрушительные воздействия.
— Представьте, — рассказывал мастер, — если в стену обычного дома снаряд ударит. Стена обрушится, крыша упадет, остальные стенки сложатся как карточный домик. Здесь – всего лишь дыра в стенке будет, которую легко можно заделать.
Не надо, впрочем, полагать, будто Сергей Тилинин больше всего озабочен артиллерийской атакой на свой дом. Как урожденный сибиряк, он понимает, что главные враги любого кузбасского жилья – холод и зной. А потому у дома еще одно достоинство, придуманное Тилининым, – особая система воздуховодов.
— Запишите, — волновался он, — главное, чтобы над всем фундаментом саманного дома существовала воздушная прослойка. Только тогда он не сгниет, не порушится и комфортную температуру будет сохранять.
На Алтае, где подобные саманные «экодома» строили заезжие американцы, эти сооружения испытания погодой не выдержали: нижняя часть начала подмокать, а стены внутри, устроенные из свежей соломы, по весне… зазеленели озимыми листиками! Тилинин уверен: он этой напасти избежит. В доказательство предъявляет расчеты с чертежами, выполненные на компьютере: вот тут – дымоход, который, обойдя конструкцию изнутри, наполнит теплом весь объем жилища. Вот тут – система постоянного вентилирования…
К слову сказать, даже при самой современной отделке дома дорогостоящей инженерной начинкой цена его не зашкаливает. Максимум 15 тысяч за квадратный метр (сравните с сегодняшними элитками, где квадрат даже под самоотделку обходится  раза в два дороже!).
Кроме того, тут легко дышится, а тепло саманный дом держит, как никакой другой материал. Тилинин специально проверял. Слепил из замешанного вручную самана гнездышко вроде птичьего, и давай дно поджигать. Закоптилось, конечно. Но палец, который при этом он держал внутри, даже не почувствовал разницы температур!
— А как скоро вы свое сооружение закончите? – поинтересовалась я у хозяина.
— Вы про сроки строительства? Ну, две недели назад  мы начали саман набивать (опалубка была готова раньше). К будущему лету, думаю, можно будет переселяться. Видите ли, дом еще год должен выстояться, просохнуть на свободе…

Баня
Вообще Сергей Тилинин по специальности – реставратор (даже за рубежом успел поработать благодаря своей квалификации). И как настоящий реставратор, он умеет все: занимается резьбой по дереву – даже специальную «школу резьбы» открыл,  изготовляет расписные стеклянные витражи… К тому же он — умелый ландшафтный дизайнер (при мне на его участке в несколько соток в течение суток тусовалось более двух десятков людей самого разного толка – и никому из нас не было тесно, все как-то незаметно рассосались по территории).
А еще Сергей – большой знаток русской бани. В его доме есть книга почетных гостей, где побывавшие в здешней бане оставляют свои впечатления. Немцы, американцы, русские единогласно пишут одни восторги. Преобладающая мысль: до сего дня мы считали, что понимаем толк в парной, в сауне —  оказывается, все прежнее было совсем не то!
И я, также отведавшая тилининской баньки, не могу с этим не согласиться. Во-первых, печь здесь устроена необычно: она имеет особенно большую топку и двойную систему дверок. Закладываешь в такую охапку дров, разжигаешь огонь, запираешь все дверцы на засовы – и гуляй часа полтора-два. Суетиться, проверять, подбрасывать дрова не надо. Через назначенное время баня выдаст температуру 90 градусов, а после – в течение суток! – будет держать все 100.
Необычный потолок – тоже куполом – выравнивает температурный режим, не дает обжечься паром. Этой же цели служит и чудное «одеяние» чугунной печи: вся она снаружи выложена, будто кружевом, ажурной кирпичной кладкой.
— Воздух циркулирует, тепло сохраняет, — поясняет мастер. – И не обожжешься тут, если случайно локтем печку заденешь…
Я уже не буду рассказывать про чудесные веники, которые вяжет мастер (обязательно – с добавлением трав). Но еще про один излюбленный тилининский «банный рецепт» не удержусь – скажу. Это топленое молоко. Как только огонь в печи зажжен, Сергей ставит на верхний кирпичик литровые банки с молоком. В каждую забрасывает по пакетику «смеси для глинтвейна», продающейся в любом универсаме. Когда гости, распаренные и ублаженные, предаются послебанным восторгам, хозяин предлагает им напиток, справедливо названный им «божественной амброзией». Топленое молоко с темной пенкой, впитав в себя ароматы муската, корицы, кардамона, цедры и других пряностей, приобретает ни с чем не сравнимый вкус!

Мост
В первые минуты я все хотела допытаться у Сергея, как ему удается так запечь молоко, что ни банки не лопнут (обыкновенные, стеклянные, при температуре-то в сто градусов!), ни молоко не свернется от апельсиновой цедры? Потом поняла: расспрашивать мастера об этом бессмысленно.
В случаях его изобретений обычные законы физики отступают на задний план.
Во «Всемирном банке безумных идей», например, есть «хрустальный камин», сконструированный им. Или – инкрустированные алмазами валенки…
Но меня больше заинтересовал мост на колесах. Представьте себе обыкновенный деревянный мостик, какие в деревнях устанавливают над неширокими ручьями. Только к его основанию с обеих сторон приделаны… тележные колеса. Видно, что держится такая конструкция вполне устойчиво, но при необходимости ее легко можно передвинуть в любое другое место. Действительно, мой мост – куда хочу, туда и ставлю! А если ваша усадьба украшена, помимо клумб, газонов и грядок, еще и ручьем, то почему бы не снабдить ее вот таким дизайнерским изыском?
Словом, Сергей Тилинин, бессменный вкладчик «Всемирного банка безумных идей», — это такой персонаж из русских сказок. Наверняка он сумел бы создать и скатерть-самобранку, и сапоги-скороходы, и ковер-самолет… Только зачем? Ведь все это уже придумано. А у него – совсем свежие идеи.

Ольга ШТРАУС

Фото Ольги Козловой.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс