Соцсети:
лунный календарь 2022 в газете Кузбасс

На добровольной основе

25 июля 2012 | Газета «Кузбасс»

Эта встреча на прошлой неделе осталась незамеченной для СМИ. И в самом деле, с одной стороны, встреча вовсе не примечательная.  В Кемерове собрались не более трех десятков человек – представителей работодателей, работников и профсоюзов. Между тем повод для встречи был более чем серьезный.
В этом году истекает срок действия соглашения между Федерацией профорганизаций области (ФПОК), региональной администрацией
и объединениями работодателей.  И заинтересованные стороны за несколько месяцев до подписания нового документа начали обсуждение принципов совместной жизни на ближайшие три года.

Трехсторонние соглашения в Кузбассе, как и в других регионах России, давно дело привычное: у нас его подписывают с 1997 года. Документ, в котором в добровольном порядке бизнес, власть и работники (от их лица профсоюзы) оговаривают принципы сосуществования. Это не всекузбасский коллективный договор, в котором прописываются положения о зарплате, рабочем дне, отпуске и прочих «рабочих» моментах. Это и не замена отраслевым тарифным соглашениям, в которых говорится об обязательствах работодателей и работников конкретных отраслей. Областное соглашение — это договор о социальном партнерстве, столь желаемом для бизнеса, власти (если верить им на слово) и нас, обычных людей, которые каждый день ходят на работу. Договор, замечу, публичный. Потому каждое слово в нем может быть истолковано как «за», так и «против». К тому же обязательства сторон в соглашении — это некий минимум, который может быть увеличен, улучшен на конкретном предприятии. Скажем, зафиксирован в действующем соглашении минимальный размер зарплаты не ниже полуторакратной величины прожиточного минимума, значит, уже нельзя платить человеку 4-5 тысяч рублей в месяц (больше — только приветствуется). Если записано, что директорская зарплата не должна быть более чем в 25 раз выше, чем заработок работника основной специальности, значит, именно в такой пропорции и нужно смотреть на доходы людей в одной организации. И даже если вас сильно удивит разница в зарплате, все будет легально. На то есть публичная основа — соглашение, одобренное главными действующими лицами рынка труда. Не всеми, подчеркну, а главными.

Вообще вопрос о том, кто в Кузбассе, да и в целом в России живет в рамках соглашения, неоднозначен с самого начала практики подписания таких документов. По данным областного департамента труда и занятости населения, действие соглашения распространяется на более чем 60% крупных и средних предприятий. Однако в целом это лишь 7% предприятий и организаций области. Дело здесь в том, что малый бизнес работает не только вне кузбасского соглашения, но и отраслевых, и за очень редким исключением — коллективных соглашений (по сведениям областной организации Российского профсоюза малого и среднего бизнеса, в четырех городах области, где есть этот профсоюз, заключено лишь шесть коллективных договоров на предприятиях малого бизнеса). А малый бизнес в области, между тем, дает работу (только по официальным данным) более 170 тысячам человек. К тому же есть бюджетники — врачи, учителя, работники учреждений культуры, соцработники. Далеко не секрет, что зарплата у этих людей иногда недотягивает до минималки. И это работодателя в лице государства, естественно, исключает из сферы действия соглашения. Есть и крупный бизнес, который отказывается подписывать областное соглашение, ссылаясь на то, что исправно исполняет коллективный и отраслевые соглашения, которые значительно «строже». Свободными от публичных обязательств называют себя и аутсорсинговые компании — структуры, в которые крупный бизнес перевел сервисный, ремонтный персонал своих предприятий.

Но как бы ни был узок круг охвата кузбасского трехстороннего соглашения, с ним все же лучше, чем без него. Это как проф-союз. Когда всё хорошо, мало кто о нем помнит, но случись что — народ ищет защиты в профкоме. На соглашение, например, ссылаются специальные комиссии, которые рассматривают «личные» дела предпринимателей, связанные с низкой зарплатой или задержками выплат. Рассказывают, что многие вызванные «на ковер», только так и узнают о существовании соглашения. И не только из-за вечного «а где об этом было написано?», но и из-за самой специфики соглашения. Дело это добровольное! А все, что у нас по доброй воле, становится всеобщим ой как не быстро.

Исправить ситуацию недавно решились профсоюзы, инициировав по примеру других регионов принятие регионального закона «о социальном партнерстве». Законопроект, в котором прописывались новые правила присоединения к соглашению, был направлен в облсовет. Профсоюзы предложили фактически приравнять к закону выполнение норм, заложенных в соглашении. Но на днях стало известно, что облсовет отклонил инициативу. Мотивировка: закон такой в Кузбассе уже был, а сейчас есть другая законодательная база, которая в принципе решает проблемы. Следовательно, подготовка к заключению нового соглашения пойдет при нынешних законодательных реалиях. А если так, то самое время узнать, как делают другие регионы.

В соседнем Алтайском крае, например, работодателей мотивируют подписывать трехстороннее соглашение. Причем не только, что называется, морально, объявляя на весь регион имена социально ответ-ственных работодателей. Те, кто не просто подписал соглашение, но еще и отлично выполнил его положения, освобождаются от излишних проверок. В ряде сибирских регионов от имени работодателей выступают не просто самые крупные предприятия, а торгово-промышленные палаты, членами которых являются структуры малого и среднего бизнеса. Есть примеры подписания и отдельных «отраслевых» соглашений с малыми и средними предприятиями. И не скажешь, что у соседей нет проблем с зарплатой, соцгарантиями. Но ведь и у нас не все в порядке, если до сих пор даже на областном уровне отчитывают тех, кто платит людям «в конвертах», задерживает зарплату или отказывается оплачивать больничный.

Опять же сами положения соглашения — не застывшая норма. Менять что-то в документе, который будет работать три года, не только можно, но даже и нужно. Скажем, пункт о гарантированном минимуме зарплаты. Почему он, собственно, должен быть не ниже полуторакратной величины прожиточного минимума? Если уж и правда в области ставят задачу реально улучшить качество жизни, то почему не брать новую планку?! Одного планового роста прожиточного минимума, уверена, не хватит.

Или возьмем текущую экономическую ситуацию. Ряд отраслей в ожидании кризиса, и абсолютно все — в ожидании вступления России в ВТО. Оба обстоятельства никак не отражаются в соглашении. Все меры поддержки производителя в проекте нового соглашения остались прежними. То же и с мерами, направленными на поддержку работников. И это на фоне тиражируемых со всех трибун ориентиров от руководства страны о создании новых рабочих мест!

Обо всем этом и шла речь на упомянутой кемеровской встрече. Ничего нового, скажете вы. И, наверное, будете правы. Вот только обсуждать такие вещи открыто перед подписанием нового соглашения до сих пор не было принято. С почином нас!

Татьяна ДУМЕНКО

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс