Соцсети:

Крестьянские жены

25 июля 2012 | Игорь Алехин

 

Три

Рощупкиным по тридцать, живут они в селе Шабаново, что в Ленинск-Кузнецком районе. Иван работает в фермерском хозяйстве отца, Лида, у которой сразу два диплома – математика и экономиста-аналитика, – воспитывает трех сыновей.

«До последнего надеялась сфотографироваться всей семьей и отправить свежее фото, но за эти дни так ни разу Ивана не было дома в светлое время суток, так чтобы не «на минутку, перекушу и снова на работу». За три дня побывал в пяти населенных пунктах, включая Кемерово, Новосибирск, и, конечно, по своим «горящим» (от солнца и отсутствия дождей) полям. Так что посылаю фото трехлетней давности, но зато всей семьей.
С уважением Лидия».

— Лида, сколько лет замужем?

— Ой, сейчас скажу… Девять.

— Сколько детей должно быть в твоей семье?

— Пять, наверное.

— То есть девчонки будут обязательно?

— Планируем.

— Скажи, жена фермера – это что-то специфическое?

— Да. Нужно понимать, что муж не просто делом занимается, это не просто какая-то работа, это стиль жизни, и ты тоже должна этим пропитаться.

— Ты не на первом месте?

— Я не могу сказать, что я не на первом месте, но то, что человек выбирает главным, у него внутри. Вот он чуть ли не с детства такой. Мы учились в университете, он говорил: «Я знал всегда, что хочу жить в деревне». Это состояние души, и то, как он едет на поле, как он этим занимается, это счастье для человека. Не у всех это в жизни есть…

— А ты можешь сказать: выбирай — или я, или работа?

— Нет, зачем? Я счастлива, что у меня такой муж. Конечно, сложно в нашей стране заниматься фермерством, но для него это реальное занятие, честное, не просто за деньги.

— Труд у него ненормированный, бывает, что он пропал с весны и до осени?

— Бывает. Летом его мало, хоть он и старается в хозяйстве что-то делать, быть с детьми, но это очень трудно. Но зато иногда мальчишки могут запрыгнуть к нему в машину и вместе с ним поехать на поле. У Ивана, конечно, не всегда есть такая возможность, но только скажет: «Так, кто на поле со мной?» – они сразу же бегут с удовольствием.

— Ты видишь дело для мужа, при котором тебе было бы легче?

— Я вижу, что он мог бы быть успешным и в других профессиях: он очень талантливый человек, у него мозги хорошо устроены, он анализирует хорошо. У него не только экономические знания, которые он выучил, а и чутье, что ли. И он очень хорошо образовывается. В принципе, очень хотел бы получить агрономические знания, которых ему не хватает. Он к этому открыт, мы такой возможности не исключаем. Ему предлагали другие варианты, в том числе в Москву ехать, чтобы больше зарабатывать, он не захотел. Мне тоже предлагали в Новосибирск, но мы решили этим заниматься.

— Ты сама имеешь какое-то отношение к фермерству?

— Сейчас нет, занимаюсь воспитанием детей. Но Иван мне все рассказывает, я интересуюсь. Я экономист-аналитик, в будущем хотела бы заниматься чем-то в этой сфере.

— Он слышит твой весомый голос, он не говорит: женщина, молчи?

— Нет, конечно. Потому что воспитаны мы, наверное, так: я уважаю его, он уважает меня. Есть вещи, которые мне со стороны виднее, я ему говорю: посмотри, мне кажется… И он прислушивается.

— Год будет трудным. У Ивана нет такого, что надо все бросить? Или, наоборот, ищет варианты минимизации потерь и планирует будущее?

— Анализирует, думает. Мы даже обсуждали этот вопрос: нам надо кормить детей. Если что – и я пойду работать, и детей придется в садик отдать, хоть пока я и очень рада возможности заниматься ими.

— У вас ведь семейный бизнес, его просто так не бросишь?

— Конечно, он же директор по развитию, на нем техника, технологии, реализация зерна. Он не хочет все это бросать, но готов, если будет нужно, работать параллельно.

— Сформулируй проблемы сельской жизни с позиции воспитания детей?

— Меня не устраивает инфраструктура: хотелось бы, чтобы был клуб, кружки, спорт. Но спортзал в ужасном состоянии, а клуб вообще сгорел в этом году. Есть люди, которые готовы поделиться чем-то, я готова присоединить к своим еще несколько детей и учить их чему-то интересному и полезному, но негде. У нас в деревне даже нет общего места для общения детей.

— Придет время – где пойдет в школу ваш старший?

— Хотела бы, чтобы здесь, у нас школа неплохая. Сережа уже читает, может говорить немного по-английски, но мне хочется, чтобы в школе ему было интересно, чтобы он стремился к большему. Дети более способны, чем мы, может, потому, что сейчас время такое? Даже для маленьких детей очень много информации, игр, которые развивают. Зачем убивать этот интерес? Но одна я всего им не дам.

— Чисто физически Ивану трудно быть фермером?

— Это хронический недосып, бывает, приезжает на обед и может вместо еды заснуть. Зимой тоже нет отпуска: бумажные дела, оформление кредитов, снабжение соляркой, продажа зерна, покупка техники… Конечно, не в таком режиме, как летом, но это и не отпуск.

— Лида, Иван особенный человек? Или таких много вокруг?

— Нет, таких немного. Он очень близок к природе, он очень ответственный. Вообще среди людей, с которыми мы общаемся, немного таких, способных взять на себя ответственность, например, за рождение детей. Это, считаю, очень важно для мужчин. Такое ощущение, что у него где-то внутри есть такая особенная мудрость…

 

Четыре

Филимоновым тоже по тридцать. Алексей – руководитель сельхозпредприятия, выращивающего хлеб и мясо в Прокопьевском районе. Лена воспитывает детей.

— Лена, сколько лет ты замужем?

— Хороший вопрос… Пусть десять, не ошибетесь.

— Сколько детей должно быть в твоей семье?

-Сколько есть, столько есть: четверо.

— Еще будут?

— Не исключено.

— Значит, четверых вы планировали?

— Нет, но как получилось, так получилось.

— Алексей занимался лесом, теперь крестьянствует… Это разные профессии?

— Не могу сказать, что разные. Что так дома не видела, что так не вижу.

— Но когда он не работал в сельском хозяйстве, его дома было больше?

— Нет, одинаково. Он по жизни трудоголик.

— Его хватает ребятишкам?

— Думаю, хватает. Можно находиться с ребенком все время и не дать той любви, которую можно подарить за час, за два, за день.

— Он в семье – мягкий?

— В семье – да. У нас, наверное, более строгая мама.

— Когда весна-лето, его вообще нет дома?

— Практически нет. Но у нас семейный день – воскресенье. Это святое, это папин день.

— До какого времени спит папа?

— Как дети разбудят. Но младшие очень рано встают, в семь-восемь. А дальше когда на дачу едем, когда в бассейн ходим, зимой – на лыжах. Конечно, вместе, потому что папа у нас – как свет в оконце.

— Кто ты по образованию?

— Менеджер государственного и муниципального управления, а до этого окончила спортивный техникум.

— Так вот откуда у тебя лыжи и бассейн…

— Лыжи – моя болезнь, я последнюю корку хлеба отдам за горные лыжи. Сама с Таштагола, зимой туда обязательно ездим всей семьей.

— Но ведь мелкий у вас совсем мелкий?

— Полгода, уже взросленький. Его еще на лыжи ставить рано, а старшего мальчика, ему год и семь месяцев, этой зимой обязательно поставим.

— А какие «отклонения от нормы» у твоего Леши?

— Сейчас полюбил плавание, а раньше – баскетбол, со школьной поры, на уровне области участвовал. А потом пришлось выбирать, спорт или работа и семья, и спорт отошел далеко.

— Есть варианты, что из Прокопьевска переберетесь жить в сельскую местность?

— Чтобы развивать детей, мне надо жить в городе. Старшая девочка у нас рисует, танцует, в этом году пойдет на плавание. Младшая девочка рисует… В деревне эти интересы не реализовать…

— Алексею сельское хозяйство интересно как-то по-особенному или это просто бизнес?

— Думаю, интересно: когда все идет ладом, он даже спать не может. У него планы, планы, он говорит: «Я своих коров очень люблю!» Это не просто бизнес, это уже интерес.

— Для него важнее семья или работа?

— Работа. Однозначно.

— Этот трудный год – как сказывается на нем?

— Он такой человек, что старается не приносить в семью проблемы, и мы от других порой узнаем, что бывают какие-то трудности.

— Видишь ли себя в этом бизнесе?

— Я человек приспособленный. Надо будет – да, конечно.

 

Одна

Александра и Александр Барановы по дипломам строители. Живут в Кемерове, второй бизнес Александра – фермерский. Им по двадцать пять. Женаты два года, дочери год.

— Саша, как ты думаешь, фермерская жена – это особенная роль?

— Я себя пока особенно фермерской женой не чувствую, потому что больше городская, хоть летом больше живем в деревне.

— Сколько должно быть детей в семье?

— Не меньше трех.

— Когда Саша стал фермером, он стал больше времени тратить на работу?

— У него работа всегда занимала много времени.

— А стройка и фермерство для него – разные дела? Что ему теплее?

— Мне кажется, он и там, и там себя хорошо чувствует.

— Он больше любит работать руками или головой?

— Наверное, головой, но никогда не боится что-то делать руками. Он любой работы не боится. У него нет ограниченности, он очень широких взглядов. И стройка ему интересна, и фермерство – это его.

— Что он говорит про нынешний год?

— Нерадостный год, много урожая погибло. Пытается что-то делать. Прибылей в этом году не ждет, скот бы, говорит, прокормить.

— Было такое, чтобы он сидел дома?

— Только когда болел после аварии, это ему было в тягость. А так он любит работать.

— Его хватает семье?

— Мне, конечно, хочется его больше видеть, и ребенку хочется больше с папой общаться, но не можем же мы ему запретить работать.

— Где ты хотела бы жить больше – в селе, в городе?

— Я хочу жить там, где он бывает чаще. Если он сейчас здесь, в деревне, то и нам рядышком хорошо.

— А сможешь ты воспитать детей здесь?

— Конечно, это непросто. Люди здесь хорошие, но молодежь стремится уехать. Не потому, что плохо, а потому, что нужна перспектива, работа. В плане детского сада, школы мы больше склоняемся к городу, там возможностей больше. Но у нас пока время есть, ведь дочке годик, она любит здесь быть, это для лета идеальный вариант.

— Кто ты по специальности?

— Строитель, мы учились вместе с Сашей.

— И где больше видишь себя – в строительном бизнесе или аграрном?

— Наверное, больше в строительном. Но кто знает, как жизнь повернется? Куда он, туда и мы.

— Нет ощущения, что сидишь с дочкой, а жизнь проходит мимо?

— Амбиций у меня хватает, но до детского сада, это лет до трех, лучше сидеть самой, если есть такая возможность.

— Дочке хватает отца?

— Хотела бы, чтобы он бывал с нею чаще, хоть сказать этого пока не может. Очень радуется ему, бегает за ним: «Папа, папа!» Саша старается побольше бывать с нами в выходные. Ну, и вечером приходить пораньше, пока дочь еще не спит…

 

Вместо резюме

«Все счастливые семьи счастливы одинаково», как написал когда-то Лев Николаевич? А мне вдруг и не захотелось искать других. Для меня именно в таких семьях – будущее. И крестьянства, и любого другого труда, и семьи, и нашей страны.

Игорь АЛЁХИН.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс