Соцсети:
лунный календарь 2022 в газете Кузбасс

«Казенные» дети

24 июля 2012 | Валентина Акимова

 

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов предложил к 2020 году закрыть все детские дома. Реальна ли такая перспектива для Кузбасса?

 «Качели»

 Сокращение числа кузбасских детских домов эпохи неокапитализма ведет отсчет с 2007 года: тогда у нас в области действовало 65 интернатных детских учреждений, сейчас осталось 55, в том числе 48 детских домов и 7 коррекционных школ. Как уточнила заместитель начальника департамента образования и науки Ольга Крупко, по одному сиротскому учреждению закрывается практически ежегодно. В планах следующего года – закрыть три.

Впрочем, еще недавно «качели» ликвидации стремительно неслись в противоположную сторону, и казенные дома детства множились у нас как грибы после дождя. Достаточно вспомнить, что в начале 90-х (на закате «плохого» социализма) их было в Кузбассе всего 10…

Более чем на 90% сиротство в России – социальное. То есть у детей есть мамки и папки, лишенные родительских прав. Но закрытие детских домов, увы, не связано с тем, что горе-родители в массе своей взялись за ум: численность официально зарегистрированных сирот в Кузбассе вот уже много лет колеблется вокруг отметки 18 тысяч. Правда, сегодня в интернатных учреждениях проживают лишь 5095 из них (в 2005 году – 7355). Остальные две трети «казенных» детей охвачены различными формами семейного устройства. При этом усыновление-удочерение, которому отдан приоритет и которое в правовом отношении полностью приравнивает сироту к родным детям усыновителя, распространено гораздо менее, чем, например, опекунство (4432 усыновленных в возрасте до 18 лет против 9046 опекаемых).

 

«Родные» и приемные

В последние 10 лет процесс усыновления в Кузбассе переживает спад. По сравнению с самым благополучным в этом смысле 2004 годом (755 усыновлений) в прошлом году органы ЗАГС зарегистрировали всего 470 подобных актов. Причем доля иностранцев в общей массе усыновителей уменьшилась за это время вдвое (см. таблицу)*.

Прежде основной поток кузбасских сирот «экспортировался» в Америку. В 2007 году, например, к нам приезжали 322 усыновителя из США, считая как семейные пары, так и одиноких родителей. И в девяти случаях из десяти им отдавали проблемных детей, страдающих множественными хроническими заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией, родившихся с «заячьей губой» или «волчьей пастью», без руки или ноги… Они соглашались. Потому что, во-первых, в Америке ребенок-инвалид не становится тяжкой ношей для семьи, как в нашей стране, и «вписать его в социум» там гораздо легче, чем у нас. А во-вторых, светлокожих сирот в Штатах в принципе мало, а правила усыновления жесткие. Если семья, у которой подошла очередь, отказывается от младенца негроидной или монголоидной расы, она вообще выбывает из списка очередников…

В прошлом году американцы усыновили только 18 кузбасских детей. А нынче их и вовсе сделали «усыновителями нон-грата».

В последнее время наши сироты чаще всего выезжают на постоянное место жительство за границу в такие страны, как Испания, Ирландия, Германия. В этом году «активный список» пополнили Италия и Мальта.

Что касается российских усыновителей, доля которых упорно растет, то сотрудники управления ЗАГС уточнили: совершенно посторонних людей (как в случае с иностранцами) среди них очень мало. Как правило, усыновляют мужчины. И не сирот, а детей тех женщин, которые выходят за них замуж повторным браком. Видимо, статус отца нравится таким мужьям больше, чем статус отчима.

Параллельно со спадом усыновлений отмечается некоторое уменьшение количества опекунских семей (в 2008 году у нас было зарегистрировано 9809 опекаемых детей, сейчас – 9046). Но при этом растет число детей, переданных в приемные семьи (пять лет назад – 2070, сейчас – 3834).

По мнению заместителя начальника департамента здравоохранения Елены Зелениной, в том, что воспитанников интернатных учреждений все чаще берут в семьи, немалая заслуга медиков. Вот уже пять лет в области проводится обязательная диспансеризация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Благодаря своевременному оздоровлению их шансы обрести приемных родителей растут.

Впрочем, часть казенных детей не имеет таких шансов вообще. Главврач одного из домов ребенка Кузбасса как-то сказал автору этих строк, что примерно у 30% поступающих к нему детей психика несохранна. Стоит ли удивляться, когда второе, а то уже и третье поколение хронических алкоголиков «поставляет» государству свое потомство?

Таблица 

Годы

общее число усыновленных детей

в том числе иностранцами

в том числе россиянами

2003

680

392 (58%)

288 (42%)

2004

755

448 (59%)

307 (41%)

2005

698

412 (59%)

286 (41%)

2006

629

351 (56%)

278 (44%)

2007

610

268 (44%)

342 (56%)

2008

588

236 (40%)

352 (60%)

2009

565

185 (33%)

380 (67%)

2010

513

174 (34%)

339 (66%)

2011

470

140 (30%)

330 (70%)

1 полугодие 2012 г.

174

37 (21%)

137 (79%)

 

Рублевый вклад в семейный очаг

 В Кузбассе содержание одного ребенка в детском доме обходится казне в среднем в 17-26 тыс. руб. в месяц (сюда входят не только расходы на питание и одежду, но и зарплата персонала, содержание зданий, расходы на бензин и пр.). А в некоторых северных регионах России суммы вырастают до 100 тыс. руб. в месяц.

Поэтому государство охотно поощряет создание опекунских и приемных семей. В Кузбассе на содержание опекаемого ребенка ежемесячно выплачивается пособие в размере 5100 руб. В приемной семье к таким «детским» плюсуют еще 3575 руб. – зарплату приемного родителя, которому к тому же идет трудовой стаж. Итого – содержание ребенка в приемной семье обходится государству примерно в 9 тысяч. Выгода такой арифметики очевидна.

К тому же любая замещающая семья, будь то усыновившая, приемная или опекунская, самим своим существованием уже как бы гарантирует ребенку дальнейшую социализацию: там его и трудиться научат, и деньги считать, и заботиться о близких. В Кузбассе все кандидаты в приемные родители проходят жесткий отбор и обязательно посещают школы приемных родителей, действующие во всех территориях области. И процент возврата приемных детей в детские дома у нас, по данным департамента образования и науки, ничтожно мал, в прошлом году он составил всего 0,25%, тогда как по России в целом – 9%. Выходит, да здравствуют приемные семьи? Или стоит хотя бы попытаться остановить приток социальных сирот, поддержать рублем их родные семьи до того, как они станут неблагополучными?

Как? Например, увеличив размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет маме, которая до беременности не успела поработать. Сегодня оно составляет 2852 рубля (на содержание опекаемого ребенка, напомним, выделяется 5100 руб.). А после того, как ребенку исполнится полтора года, мама, если она к тому же воспитывает его одна, вообще фактически лишается средств к существованию. 420 рублей ежемесячного пособия на ребенка из неполной семьи не в счет – эти деньги даже насмешкой назвать язык не поворачивается. Потому что прожиточный минимум на душу населения во втором квартале 2012 года составил в Кемеровской области 5279 рублей…

Лично я не приемлю никаких оправданий пьянству и безразличию к собственным детям. Но я также знаю, что без конца преодолевать трудности жизни могут далеко не все. И пока это не признают на самом высоком уровне, решить проблему детских домов в России вряд ли удастся.

 

Комментарий уполномоченного по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрия КИСЛИЦЫНА:

– Семейное воспитание нельзя заменить воспитанием в детском доме, это очевидно. Но поддерживая инициативу Павла Астахова по передаче воспитанников детских домов в семьи, я, тем не менее, против ускоренного режима закрытия всех детских домов.

Социальные учреждения необходимы – разные ситуации в жизни бывают, не исключено, что ребенка нужно будет изолировать от горе-родителей. Также они необходимы в тех районах, где много небольших населенных пунктов, удаленных друг от друга и от образовательных, культурных, спортивных центров. В этом случае школы-интернаты позволят детям получить более качественное образование, лучше подготовиться к получению профессии, к дальнейшей жизни – как это и было в советские времена.

Что касается поддержки семей с детьми, 1 июня Президентом РФ была подписана национальная стратегия действия в интересах детей на 2012-2017 годы, которая подразумевает серьезные изменения в финансировании социальной политики. В частности, запланирована поддержка семей группы риска: многодетных, малообеспеченных, неблагополучных, проживающих за чертой бедности…

Главам регионов поручено разработать аналогичные региональные стратегии в интересах детей. В Кузбассе заинтересованные ведомства уже начали работу по подготовке соответствующих предложений.

 

Валентина АКИМОВА.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним

казенные-дети

24 июля 2012 | Газета «Кузбасс»

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс