Хлебное место

18 июля 2012 | Газета «Кузбасс»

 

На рассмотрение суда передано уголовное дело, в котором фигурирует ряд некогда крупных предприятий пищевой промышленности региона, признанных потом банкротами, и их бывший собственник Дмитрий Рыженков вместе со своими родственниками и знакомыми. В частности, они обвиняются в масштабных аферах, легализации денежных средств, полученных преступным путем, и преднамеренном банкротстве предприятий. Общий материальный ущерб оценивается следствием в сумму более чем 370 млн. руб. Сами фигуранты уголовного дела виновными себя не признают.

 

Имя Дмитрия Рыженкова стало широко известно после того, как его обвинили в преднамеренном банкротстве крупнейшего в регионе производителя высококачественной муки, круп, различных видов комбикормов, отрубей, хлопьев, собственником которого он являлся – ОАО «Мелькорм». В декабре 2011 г. Заводский районный суд Кемерово признал Дмитрия Рыженкова и бывшего исполнительного директора Олега Львова виновными в преднамеренном банкротстве предприятия и приговорил каждого из них к крупным денежным штрафам. К этому моменту Дмитрий Рыженков уже стал фигурантом еще ряда уголовных дел.

 

Субсидии и аферы

В 2010 г. в Главном следственном управлении ГУ МВД России по Кемеровской области было возбуждено несколько уголовных дел, которые впоследствии были объединены в одно производство: в каждом из них в качестве подозреваемого выступал один и тот же человек – бывший генеральный директор ОАО «Мелькорм» Дмитрий Рыженков.

Одно из уголовных дел было связано с незаконным получением государственных субсидий. Как установило следствие, являясь фактическим собственником и руководителем нескольких коммерческих организаций, Рыженков реализовал ряд незаконных схем для получения и хищения государственных субсидий. В этом ему помогли многочисленные знакомства в кредитных учреждениях, государственных структурах, а также на рынке приобретения и переработки сельскохозяйственной продукции. Помощником в воплощении далеко идущих планов стал его родной брат, имевший опыт работы юриста в коммерческих организациях и нередко представлявший их интересы в арбитражном суде.

Согласно материалам уголовного дела, в 2005 г. Дмитрий Рыженков заключил договор с «Россельхозбанком» на получение целевого кредита на сумму 11 млн. руб., который предназначался исключительно для приобретения горюче-смазочных материалов, минеральных удобрений, семян зерновых и запчастей для сельскохозяйственной техники. Как полагает следствие, делалось это не случайно: именно на эти статьи расходов были предусмотрены выплаты государственных субсидий. После перечисления денег руководитель компании заключил ряд фиктивных сделок с подконтрольными организациями по закупке зерна, запчастей и сельхозтехники. Однако все сделки происходили только на бумаге. Несмотря на это, компания подала заявку в департамент сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности на получение государственных субсидий для возмещения части затрат на уплату процентов по кредитным договорам в рамках реализации приоритетного национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса» и программы финансовой поддержки сельхозтоваропроизводителей Кемеровской области. По такой схеме было похищено свыше 2 млн. руб. из федерального и областного бюджетов.

 

Кредит доверия

После банкротства «Мелькорма» у Дмитрия Рыженкова появилось ЗАО «Мелькомбинат». Будучи его собственником, он распорядился подготовить пакет документов для получения в «Россельхозбанке» крупного кредита на сумму 100 млн. руб. под 12 процентов годовых на приобретение зерна для переработки. Как установило следствие, зная об убыточности своей компании, он дал указание внести в документы ложные сведения о ней – например, искусственно завысить показатели доходности предприятия. В качестве залога «Мелькомбинат» предоставлял кредитору недвижимое имущество общей стоимостью более 174 млн. руб. На таких выгодных условиях банк согласился выдать предприятию многомиллионный кредит. Согласно договору, деньги должны были быть перечислены до ноября 2007 г. Но в последний момент план Рыженкова едва не рухнул. За несколько месяцев до получения денег директор ЗАО «Мелькомбинат» Н. узнала, что владелец предприятия хочет потратить кредит не на закупку зерна, как это обговаривалось ранее, а по своему усмотрению. Н. уведомила об этом банк и попыталась расторгнуть кредитный договор. Однако сделать это ей не удалось. Узнав о действиях подчиненной, собственник компании Дмитрий Рыженков уволил ее и сам занял кресло гендиректора. Он убедил руководство банка не расторгать договор, и на счет ЗАО «Мелькомбинат» были перечислены 100 млн. руб.

Создавая иллюзию четкого исполнения обязательств по кредитному договору, первое время компания производила частичное погашение займа. Но потом перестала (всего было выплачено лишь чуть более 13 млн. руб.). Руководство банка обратилось в правоохранительные органы. После проведения необходимой проверки было возбуждено сразу два уголовных дела – по фактам мошенничества и легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества. Как установило следствие, чтобы создать видимость целевого расходования полученных кредитов, Дмитрий Рыженков заключил договоры о поставке зерна с компаниями, которыми руководили его родственники или знакомые. Проведенные финансовые экспертизы показали, что все эти сделки были формальными. Деньги, перечисленные подставным фирмам якобы за поставку зерна, позже возвращались обратно.

При этом полностью вернуть деньги банку «Мелькомбинат» не смог, и решением арбитражного суда был признан банкротом.

 

Курам на смех

Следствие установило, что это был не единственный факт мошенничества с большими деньгами. В октябре того же 2007 г. генеральный директор ЗАО «Мелькомбинат» Дмитрий Рыженков подал в банк еще одну заявку на получение кредита в сумме 50 млн. руб. – на приобретение зерна. Гарантами исполнения кредитных обязательств выступили несколько юридических лиц – компании, которые, как выяснилось позднее, были ему подконтрольны. Часть кредита (порядка 3 млн. руб.) была погашена, потом выплаты также прекратились. Возместить ущерб банк так и не смог: залоговое имущество в собственности ЗАО «Мелькомбинат» не находилось, а все фирмы-поручители удивительным образом обанкротились…

По такой же схеме были получены кредиты от имени ООО ТД «Кемеровская птицефабрика» (12,1 млн. руб.) и ОАО «Беловский элеватор» (5 млн. руб. и 13 млн. руб.), которые также контролировали Дмитрий Рыженков и его родственники. Возместить ущерб банк не смог: ОАО «Беловский элеватор» было признано банкротом, а залоговое имущество от птицефабрики (270 тыс. кур) было распродано…

 

Банкрот по собственному желанию

По версии следствия, банкротство ОАО «Беловский элеватор» было далеко не случайным. Как свидетельствуют материалы уголовного дела, к нему приложили руку три человека: собственник Дмитрий Рыженков, его брат-юрист и генеральный директор предприятия.

Вначале появились две компании, с которыми ОАО «Беловский элеватор» должен был заключить ряд сделок по купле-продаже и передаче недвижимого имущества (для этого, в частности, был подделан протокол внеочередного общего собрания акционеров). Совокупная стоимость этих сделок составила чуть более 3,8 млн. руб., в то время как рыночная цена проданных объектов недвижимости – свыше 73,7 млн. руб. Причем все эти действия совершались лишь на бумаге.

Отчуждение имущества, без которого невозможна производственная деятельность предприятия, повлекло неспособность ОАО «Беловский элеватор» в полном объеме удовлетворить требования по денежным обязательствам и уплачивать налоги. Только задолженность перед кредиторами составила около 100 млн. руб.! В итоге «Беловский элеватор» был признан банкротом.

Предварительно установлено, что примерно по такой же схеме прошло преднамеренное банкротство ЗАО АПК «Кемеровская», где директором трудился брат Дмитрия Рыженкова. Полтора десятка объектов недвижимости предприятия также были проданы за бесценок…

 

Промежуточный итог

– В ходе следствия по уголовному делу допрошено более 180 свидетелей, проведено более 20 обысков, 50 выемок финансовых и иных документов, порядка 20 различных экспертиз – судебно-бухгалтерских, почерковедческих, финансово-аналитических, компьютерных, технико-криминалистическая и других, – говорит старший следователь по особо важным делам главного следственного управления ГУ МВД России по Кемеровской области подполковник юстиции Александр Кузьмичев.

На ряд объектов недвижимости стоимостью более 73 млн. руб. наложен арест.

В настоящее время материалы уголовного дела направлены на рассмотрение в Центральный районный суд города Кемерово.

 

Владимир СЕРГЕЕВ.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс