Соцсети:

Не послужил сынок…

6 июля 2012 | Галина Бабанакова

«Извините, я тот, кто причинил вред вашему сыну. Нам надо встретиться».
Такая эсэмэска пришла на телефон прокопчанки Светланы Климовой именно в ту минуту, как мы познакомились. У Светланы Ивановны большая беда: во Владивостоке, в воинской части 10735 (морская пехота), считающейся элитной и лучшей, жестоко избили ее сына Митрия. Он еще не успел принять присягу, как попал в реанимацию. За несколько минут до операции сумел набрать телефон мамы и сказать, чтобы она не особенно волновалась. Ведь он, ее Митрий, сильный…

Новое сообщение на телефоне: «Только не молчите. Или у вас деньги закончились? Я могу скинуть…»
Это было уже слишком. Я видела, как побледнела Светлана Ивановна, как дрогнули ее руки, а глаза повлажнели от набежавших слез. До автора бесцеремонных эсэмэсок, видимо, не доходит, что его «благородство» сейчас, мягко говоря, запоздало…

I.
Садист (а кто он еще?!), вероятно, решил, что Светлана Ивановна уже прилетела во Владивосток. Конечно, она рвется туда. Но дело не только в деньгах на долгий и дорогой перелет. Требуются особые документы, особое разрешение. И в военкомате Прокопьевска Светлане Ивановне обещали с этим помочь. Она ждет. Но при этом не перестает ходить в церковь и ставить свечи за здравие своего Митрия.
Да, вот такое редкое имя – не Дмитрий, а именно Митрий. Митрий Евгеньевич Климов, 1992 года рождения.
Родился Митя, можно сказать, богатырем – 4 кг 650 г. В месяц весил 6 кг! Сделал первые шаги, когда не исполнилось еще и девяти месяцев. В школьные годы занимался карате. Вот его медали, грамоты. За победы, за чемпионство.
Спросите, а почему же он – такой сильный, здоровый – не смог постоять за себя?
Многие, кто знает Митрия, задаются этим вопросом. Ладно, был бы там какой-то слабак. А он-то! Один рост чего стоит – 185 сантиметров. И мышцы накачаны.
А дело в том, что Митрий не ожидал подлого удара исподтишка. В то утро, 22 июня (за два дня до присяги), Митрий умывался, наклонившись над раковиной. В этот момент в умывальню зашел контрактник, обутый в берцы – удлиненные ботинки с мощной подошвой. И чем-то этому «бывалому вояке» не понравился наш земляк-сибиряк. А потому он его… пнул этим самым ботинком. Сейчас, когда ведется следствие по этому делу, в одной из бумаг так и написано: «…бесконфликтная ситуация». То есть не было ни у распоясавшегося контрактника, ни тем более у нашего земляка никаких неприязненных отношений. Но ведь и нечаянным удар не назовешь. В больное место метил контрактник. А Митрий не ожидал такой подлости.
После удара он еще поехал с остальными новобранцами на учения. Видимо, был шок, а от него притупилась боль. Уже на поле Митрий стал терять сознание…
Его в буквальном смысле спасали. Об этом скажет и командир, позвонивший несчастной матери через несколько часов после ее разговора с сыном. Напомню, что Митрий сказал ей: «Меня везут на операцию».
А Светлана Ивановна стала «сходить с ума». От неведения, от отчаяния. Операцию? Какую операцию? Что могло случиться с сыном? Ведь только на днях она получила от него бодрое, восторженное письмо. Он, ее Митрий, – десантник такой элитной части. Еще на призывном пункте в Кемерове стало ясно, что и отбор парней туда – особенный. Самых-самых берут. Прямо как по конкурсу в престижный вуз. Об этом говорили и в сюжете, показанном по кузбасскому телевидению. Как же гордилась и радовалась тогда Светлана, сообщив эту новость всем, кто знает Митю, кто провожал его вот в этом зале, утопающем в цветах.

II.
Устроить проводы Митрия в актовом зале одного из прокопьевских общежитий Светлане разрешило ее непосредственное руководство. Светлана Ивановна – комендант этого общежития. Здесь же и ее квартира из трех комнат. Чистенько, уютно с фотографиями на полках. Вот Митрий с крохотной племянницей Лизонькой на руках. Митя не просто дядя этой очаровательной девчушки, но еще и ее крестный. Рядом Яна – старшая сестра Митрия. Когда-то она была няней братишки. Все намеревалась взять его на руки, но это было непросто. У шестилетней Яны и ее маленького братца был почти одинаковый вес.
Забавно вспоминать об этом. Но именно это хоть как-то отвлекает и Светлану Ивановну, и Яну от грустных мыслей. Да и самое страшное – все на это надеются – уже позади. Из реанимации Митрия перевели в общую палату. Он начинает понемногу ходить. Медики сообщили, что готовят документы Климова не столько к выписке, сколько к тому, чтобы Митрий был комиссован по состоянию здоровья. Селезенку ему пришлось все-таки удалить. Можете себе представить силу того бессмысленного пинка! Так и хочется назвать его фашистским. Ведь ЧП случилось именно утром 22 июня. А в армию нашего Митю проводили 13 мая. До части поезд шел почти шесть суток.
О вынужденной комиссации новобранца-сибиряка Климова говорили Светлане Ивановне и его командиры. Вроде переживающие теперь не только за запятнанную честь части, но и за состояние Митрия.
– Это единственный случай. Думаю, что последний, – пытался уверить Светлану Ивановну командир, с кем она выходит на связь.
Действительно ли последний, тем более, что некоторые тревожные сведения все-таки просачиваются в Интернет – Светлане Ивановне не все равно. Сердце матери и за других сыновей болит. Но прежде всего, конечно, за своего Митрия. Он ведь так хотел служить. Не было дилеммы: или-или. И в мыслях не было увильнуть, «откосить» от армии.
– У нас «косяков» в роду не было и не будет – так рассуждал Митрий.
Отец Митрия – офицер запаса, сын фронтовика Владимира Дмитриевича Климова. И дед парня по материнской линии Иван Степанович Пономарев тоже служил. Жаль, что все умерли, что не смогли дать Мите напутственных слов. Да и сам он, отлично знающий свое родство, простился только с фотографиями отца, дедов, бабушек.
Овдовела Светлана Ивановна, когда Мите всего 13 лет было. Видно, почувствовав неладное, Евгений сказал тогда сыну, чтобы поиграл тот на улице. Митя и побежал. А когда вернулся, сердце отца уже остановилось. Митрий – отцовская копия. Я сравнила две фотографии: очень похож сын на отца. Наверное, легче было бы перенести Светлане Ивановне беду, будь рядом Евгений. Но его нет. И замуж после его смерти она так и не вышла. Знала, что родного отца сыну уже никто не заменит…

III.
Однако маменькиным сынком Митя не вырос. Помощником – да. После училища пошел работать на шахту «Зенковская». Родная шахта родного района. Зарплату, которую получал, отдавал маме. Один семейный котел. Какие тут еще могут быть комментарии?
Прошу у Светланы Ивановны разрешения заглянуть в комнату Митрия. Компьютер, фотографии, медали за достижения. На полу красивый мягкий ковер.
– Любит Митя, чтобы и красиво, и чисто было. Сам порядок наводил, – наконец-то улыбнулась Светлана Ивановна. И тут же, после очередного нежеланного смс-сообщения улыбка с ее лица сошла. Она понимает: мучитель ее сына хочет прощения. Будет давить на материнскую жалость. Ведь он тоже чей-то сын. Светлана Ивановна не удивится, если позвонит его мать и будет умолять не портить судьбу ее мальчику.
Женщина действительно позвонит. Но она представится гражданской женой подследственного контрактника. Да уже и не контрактника: уволен он из части. И не только он уволен после ЧП с нашим Митрием.
Молодая (по голосу чувствуется) женщина попросит не губить их семью, его жизнь. А то, что Митина жизнь, Митино здоровье, Митина судьба уже исковеркана, уже с рубцом – как будто не в счет. Потеря одного из важнейших органов – это ведь не царапина на пальце.
Статья 335 УК РФ, по которой бывшему контрактнику предъявлено предварительное обвинение (последнее слово вынесет суд), называется «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности». В ней несколько частей. Так вот, часть третья гласит, что «…деяния, повлекшие тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок до десяти лет».
– Нам надо идти с вами на мировое соглашение, – заявила гражданская жена.
«У нас с вами вообще не может быть никакого соглашения» – так подумает Светлана Ивановна, но в дискуссию не вступит.
Сейчас у нее другая забота: найти деньги на хорошего, справедливого адвоката.
Возможно, этим же занимается и бывший контрактник. Парни, которые навещают Митрия, рассказывают, что опять видели его. На этот раз в госпитале. Видимо, интересовался состоянием нашего земляка и жертвы своей необъяснимой жестокости. Видимо, раскаивается, поняв, что ему грозит реальное наказание. К Митрию он тоже прорывался. По телефону. Но Митя сделал то же, что и его мама – не ответил.
Прощать – не прощать… Пока даже не это главное для Климовых. Главное, чтобы Митрий выздоровел, вернулся к нормальной жизни и уже никогда не разочаровывался в людях. Пусть плохие не попадаются больше на его пути. Особенно такие, кто бьет исподтишка.
Сам бы Митрий никогда такого не сделал, да и не сделает. В общежитии, куда Митю принесли из родильного дома, много разновозрастной ребятни. Никто не жаловался Светлане Ивановне, что ее сын кого-то обидел. Потому и недругов у него нет. Не было, во всяком случае, до 22 июня.
…Вначале было у меня желание поговорить с тем распоясавшимся бывшим контрактником. Потом раздумала. Говорить с ним, то есть выслушивать какие-то оправдания, подавать какую-то надежду на понимание… А он этого, возможно, и не заслуживает.
Галина БАБАНАКОВА.
Прокопьевск.

P.S. Мы обязательно вернемся к нашему земляку Митрию Климову. И, конечно же, вместе с вами, уважаемые читатели, поможем ему, если это потребуется.
НА СНИМКЕ: Митрий Климов в элитной части до рокового дня 22 июня…
Фото из семейного архива.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс