Соцсети:

Охотница за головами

4 июля 2012 | Газета «Кузбасс»

В современном мире высококвалифицированный специалист — на вес золота. Крупные компании готовы платить немалые деньги, чтобы заполучить профессионала. И за такими кадрами идет настоящая охота. ОПОРА побеседовала с одним из представителей пока еще редкой для России профессии – охотником за головами. Лаура Черисе, хедхантер и путешественница из Франции, поделилась с читателями профессиональными секретами.

— Лаура, в чем заключается ваша работа?

— Хедхантеры занимаются поиском специалистов высокой квалификации и переманиванием их в компанию заказчика. Мы имеем дело с крупными компаниями и высокооплачиваемыми кандидатами. В основном сегодня заказывают топ-менеджеров, инженеров и программистов.

— И почему вы решили этим заняться?

— Когда я окончила университет и получила профессию переводчика с немецкого языка, то не могла найти работу по специальности в течение 3 лет. Поэтому я решила искать работу секретаря. Проходила интервьюирование в одной компании, и мне сказали, что способностей и образований (я окончила еще факультет философии) у меня больше, чем требуется, и что я могу получить лучшую работу, например, стать хедхантером. Я настойчиво рассылала письма в разные компании, отправила порядка 500 резюме, и, наконец, одна из известнейших компаний в Париже меня пригласила. Однако там сказали, что мне не будут платить, просто я три месяца могу стажироваться. Я подумала, почему бы нет, я могу получить опыт. Но когда начала работать… Первое время я была в шоке. Я представляла все совершенно по-другому. Профессия оказалась стрессовой. При этом компания просто использовала меня и других молодых людей. Они знали, что мы не могли получить работу, и требовали от нас очень многого. Кроме того, жила я в Париже, где жизнь сама по себе очень дорогая, и, т.к. я не получала зарплату, мне нечем было платить за жилье и питание. Я уже хотела бросить все… Но решила работать на себя, стать фрилансером.

— И чем же сложна работа хедхантера?

— Каждый день нужно добывать информацию от разных людей о ситуациях в компаниях. Ты должен общаться с множеством людей. При этом приходится постоянно притворяться тем, кем ты не являешься: нужно постоянно создавать условия, чтобы выведывать информацию, а это не по моим правилам.

— Это правда, что хедхантеры обладают уникальными способностями и влияют на сознание людей…

— Существует много секретных методов в работе. Но всему можно научиться. Я достаточно прямолинейная и открыто выражала свои эмоции, а мой бывший босс — опытная женщина, и я научилась у нее быть дипломатом, ладить с людьми в разных ситуациях. К примеру, если ты показываешь, что ты глупый, то люди стараются показать, как правильно что-то делать, и в это время выдают информацию, которую они не должны раскрывать. Или, если ты достаточно тактичен и приятен в общении, то они также охотно многое рассказывают. Когда занимаешься хедхантингом, узнаешь, насколько много пороков у людей: жадность, превосходство над другими… И зачастую приходится манипулировать именно негативной стороной людей.

— Как вы находите заказчиков?

— Обычно хедхантеры сами звонят в крупные компании и предлагают свои услуги. Но я этого не делаю, я работаю с компанией, которая занимается хедхантингом, и она обращается с предложениями ко мне, а я, в свою очередь, плачу за эту информацию.

— Кто в основном охотится за «головами» — крупные компании или фрилансеры?

— Фрилансеры. Компании не хотят принимать много людей, потому что им нужно платить постоянно заработную плату, а доход здесь нерегулярный. Некоторые хедхантеры специализируются на конкретных сферах. У меня нет специализации, и это достаточно сложно, потому что каждый раз мне приходится изучать что-то новое, разбираться в новой профессии. Я работаю по всей Европе, и работать интернационально — это сложно, потому что везде разные культуры. К примеру, очень сложно работать с испанцами, они постоянно передумывают и часто в последний момент не приходят на встречи.

— Скажите, рекрутер и хедхантер – это одно и то же?

— Рекрутеры размещают объявления, ведут подбор, переговоры с кандидатами, и все. А хедхантинг – это работа, которая связана с тем, что мы должны выведывать много секретной информации. Мы охотимся за специалистами, которые уже работают в крупных компаниях и получают достаточно высокую зарплату. Чтобы найти и переманить такого человека, я должна знать многое о кандидате и о его компании. И хедхантеры немного презрительно относятся к рекрутерам. Считается, что рекрутеры на ступень ниже.

— Кто же ваши заказчики?

— Директора крупных компаний и их специалисты, которые занимаются человеческими ресурсами. Но очень часто между руководителем и менеджером по персоналу возникает непонимание, разногласие в том, какого человека нужно найти. Все хотят получить работника очень высокой квалификации, но руководителю нужно одно, а его менеджеру по персоналу — другое. А я должна каким-то образом найти компромиссный вариант, чтобы угодить и тому, и другому, а это очень проблематично. Бывает и так, что я нахожу хорошего кандидата на работу, а его не берут. Причина — неизвестна. Может быть, он слишком умен и со временем будет претендовать на место директора…

— Часто заказчики просят найти специалиста у конкурента?

— Постоянно. Иногда очень забавные вещи получаются: три года человек в одной компании поработал, потом перешел к конкуренту, потом снова вернулся в компанию. Его постоянно переманивают. Но цель заказчика не навредить конкуренту, он действительно нуждается в хороших специалистах. А заработная плата, которую предлагают кандидату, с каждым разом становится выше.

— Как выходите на кандидатов?

— Сначала добываю информацию из СМИ и Интернета, затем — от сотрудников компаний. Узнаю контактные данные специалиста. Однажды я пришла в один офис, и представилась человеком из компании, где производят шампанское, и что я хотела бы передать презент их инженеру, и тут же это сработало — мне дали его имя, телефон и адрес. Затем общаюсь с человеком по телефону, или в социальных сетях, или пишу на e-mail. После предварительных переговоров организуется встреча. При этом нельзя много рассказывать о компании-заказчике, это считается секретной информацией, и надо секрет держать до конца. Затем организуется встреча с менеджером по ресурсам заказчика.

— Если человек не идет на контакт, что вы предпринимаете?

— Обычно я приглашаю его на ярмарку вакансий, если это специалист, например, инженер. И затем говорю, что я тоже могу туда прийти, и мы можем попить вместе кофе… Сложно с людьми, которые имеют очень высокую квалификацию. и с теми, кто недавно работает в компании, такие могут не прийти на личную встречу. Влияет и экономическая ситуация в стране: если она нестабильна, то люди не хотят менять место работы.

— Вам приходится беседовать с друзьями или коллегами кандидата?

— Это зависит от человека. Некоторые рассказывают при встрече о себе очень много, и можно за полчаса узнать все. А некоторые достаточно скрытны, и тогда приходится общаться с их коллегами. На встрече многое решается. Иногда в разговоре ты понимаешь, что кандидат не подходит по определенным качествам, но он может быть полезен позднее, и ты должен быть дипломатичен.

— Вы имеете дело с успешными людьми, как вам удается их уговорить и на что они «клюют»?

— В основном — деньги, деньги, деньги. Одни меняют место работы, если предложишь им больше денег. Для некоторых мотивация — переезд в другую страну. Это довольно часто происходит. Европейцы любят жить в разных странах. Обычно я не работаю с людьми младше 45 лет, соответственно жизнь у них налажена, и поэтому им нужно предоставить возможность снять жилье, устроить детей в школу и прочее. Что касается карьерного роста – это тоже один из факторов, но он срабатывает редко. Кандидаты уже имеют высокие должности. В большинстве своем люди любят именно смену работы, узнавать что-то новое и хорошо зарабатывать.

— И сколько зарабатывают кандидаты, за которыми вы охотитесь?

— По-разному, от 12 до 50 тыс. евро в месяц. Но я пока не готова работать с людьми, чья зарплата выше 200 тыс. евро в год. Это слишком высокий уровень, он требует больших знаний. Я для этого еще недостаточно опытна.

— За одну такую «голову» сколько вы получаете?

— За одного кандидата — 10 тыс. евро. Иногда эта сумма на много месяцев, и ты должен быть осторожен — не тратить деньги, потому что не знаешь, когда еще появится заработок. Здесь много рисков. Например, заказчики наняли на работу моего кандидата, а потом поняли, что он не подходит. А если не подходит кандидат, то следующего ты должен искать бесплатно. Это гарантия в работе. Хотя причины отказа могут быть разные, не зависящие от меня.

— Вы знаете своих конкурентов?

— О, да. Обычно 5-6 хедхантеров на одну и ту же позицию работают одновременно. Первый, кто найдет кандидата, получит деньги. Иногда можешь найти быстро, иногда ищешь 3-4 месяца. Иногда конкурент представляет кандидата компании и его не берут, и я, признаться, рада, потому, что не потеряла времени даром. Но я не общаюсь с конкурентами. Я работаю достаточно быстро. Не беру больше 3 кандидатов сразу, потому что стараюсь как можно быстрее сделать, чтобы быть первой. Другие хедхантеры берут по 8 и более кандидатов.

— В каких европейских странах особо развит хедхантинг?

— На первом месте Англия, затем Германия и Франция. Слабее в Польше и Греции. В Москве хедхантинг развивается сейчас достаточно активно. Многие иностранные хедхантеры сейчас охотятся на Украине за программистами, эта специальность очень востребована. Думаю, что это зависит от экономических условий страны.

— В России вы первый раз?

— Да. И я путешествую одна. Мне нравится побывать в стране и понять, что там происходит. Если ты не один, возникают обстоятельства, связывающие тебя, и ограничивающие твой интерес и возможности. А путешествие для меня – это свобода.

Расспрашивала

Наталья СВИРИДОВА.

Фото автора.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс