Соцсети:

Строчное дело

25 июня 2012 | Газета «Кузбасс»

Статистика и опросы работодателей свидетельствуют, что женщинам и мужчинам старше 50 лет даже с богатым профессиональным багажом найти рабочее место труднее, чем более молодым и менее опытным специалистам. Однако это вовсе не значит, что люди старшего поколения не способны самостоятельно создать себе рабочее место.

— На заводе ведь как? Прошили машинкой строчку на куске ткани, значит, она готова и ее можно отдавать торговле. А потом вы эту машинку в магазине купили, принесли домой, но она хлопчатобумажную ткань прострачивает, а нейлоновую или плащевую шить отказывается. Вот для того и нужны мы, мастера-наладчики, чтобы ее настроить на работу с разными тканями, а если случится в ней какая-то поломка, то быстро устранить, чтобы дело не останавливалось, чтобы все хорошо одетыми и красивыми ходили, — разъясняет мне Петр Криворотько суть своей профессии.

В его небольшой ремонтной мастерской швейные машинки занимают все свободное пространство. Одни уже готовы, другие ждут лечения, а третьи разложились на столе мастера без защитных кожухов во всей своей хитроумной электронно-механической наготе. Только одна из них, знаменитая «Зингер», горделиво расположилась на подоконнике, на самом видном месте. Ей больше ста лет, но, несмотря на столь почтенный возраст, она до сих пор не сбивается со строчки, как старый конь с борозды.

Сам мастер в своем строчном деле тоже не новичок. Много лет проработал наладчиком на кемеровской швейной фабрике. В 1990-е, когда легкая промышленность стала расползаться по швам, его профессия все равно осталась востребованной. Сам он убежден, что не только его, а любое полезное дело не даст человеку остаться без заработка. Он, например, трудился в швейных кооперативах, в магазине бытовой техники, на промышленных предприятиях, где большие швейные машины сшивают тару с готовой продукцией. Одновременно подрабатывал ремонтом швейных машинок по городу, куда позовут.

Узнав, что в городском Центре поддержки предпринимательства помогают открыть свое дело, получил 58 тысяч рублей, заплатил за аренду помещения, за рекламу, купил кой-какие инструменты и начал выполнять заказы.

— Слышал, что этих денег недостаточно, чтобы начать свое дело? — спрашиваю я.

— За других говорить не буду, но мне они хорошо помогли. Я даже не все их потратил сразу. Часть оставил, чтобы не рисковать и заплатить за аренду в следующем месяце. Понятное дело, за первые недели я заработал немного, но уже через два месяца понял, что дело пошло. Теперь все нормально. И налоги, и аренду вовремя отдаю, на жизнь зарабатываю, к тому же приятно, что занят своим любимым делом и людям помогаю. Мои клиенты — это и есть теперь моя самая лучшая реклама. Если буду делать свою работу хорошо, то молва об этом быстро разнесется. И наоборот…

Свою работу Петр Федорович сравнивает с разгадкой кроссворда. Порой легкий, а иногда очень сложный. Иногда перед разобранной машинкой он сидит в мастерской несколько дней. Разгадывает: в чем же неполадка? Машинки-то сейчас многооперационные, напичканы электроникой, да и механика у них очень сложная. В конце концов, когда отгадывает, в чем загвоздка — на душе становится приятно! Но бывают случаи, когда даже он ничем не может машине помочь. Как правило, из-за того, что какая-то сложная деталь в ней сломалась, а таких уже не производят, или по другой неисправимой причине.

— Я в таких случаях и денег с людей не беру, даже если времени потратил много, — говорит мастер. — Человек должен платить за тот результат, который хотел получить, а если результата нет, то не его в том вина. Конечно, сейчас этот принцип не в моде, но о нем не надо забывать. Это тоже капитал, без которого нельзя начинать никакого дела.

Александр СУСОЕВ.

НА СНИМКЕ: Петр Криворотько с очередным «кроссвордом».

Фото автора.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс