Соцсети:
лунный календарь 2022 в газете Кузбасс

Непокоренные…

25 июня 2012 | Газета «Кузбасс»

  Что стоит за этим словом? Сотни бессонных ночей и дни в ожидании победы. Осознание своего бессилия, но силы духа перед лицом врага. Каждый прожитый день за линией фронта в концлагерях — это целая жизнь, наполненная страхом и  бесконечной верой в спасение. Непокорённые – это те, кто не сдался, кто, будучи на самом дне, смог пересилить фашистскую неволю…

    Мне удалось встретиться и пообщаться с одним из замечательнейших людей, обладателем медали «Непокорённые» и бывшим узником фашистских концлагерей. Александр Фролович Шураев – кандидат медицинских наук, заслуженный врач РСФСР, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, председатель Кемеровского отделения Российского союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей.  

Александр Фролович, расскажите, пожалуйста, как Вы стали узником фашистских концлагерей?

   — Мне было 12 лет, когда началась война. В памяти сохранилось множество событий. Родился и жил я в деревне в Орловской области. Известие о начале войне в тот же день дошло до нашей деревни в 30 км от города Орла. Уже 3 октября без боя нашими войсками был оставлен Орёл. Нас выселили в соседний посёлок Собакинский. Вскоре начались те страшные четыре года пребывания под немцем. Сначала два года в оккупации, а затем жизнь в неволе в Германии. Нас раскидали по лагерям. Жили в бараках, кушали плохо, как сейчас помню суп из брюквы, запахом которой, мне кажется, я пропах на всю жизнь, и 150 граммов хлеба. Чувство голода не покидало даже во сне. Вот так вот я и стал узником фашистских лагерей.

Помимо того, что Вы находились в заточении у фашистов, У Вас был какой-либо род занятий? Немцы заставляли работать?

-Конечно! Сначала я попал на работу на военный завод, где мы, мальчишки, протирали ветошью какие-то детали. Вскоре меня перевели в небольшую команду плотников и столяров. Я выполнял подсобные работы: убирал помещения и туалет, заготавливал и разносил дрова, уносил в убежище после работы и приносил утром документы. Мне было очень тяжело смотреть на женщин, истощённых от голода, которые работали не покладая рук. Мне было больно смотреть на детей, которые ещё ничего не видели в своей жизни, кроме беспощадной страшной войны!

Где Вы встретили День Победы, 9 мая 1945 года?

-В Бресте. Услышав выстрелы, по многолетней военной привычке бросились из вагонов по кюветам. А это был победный салют! Война кончилась! А спустя несколько дней в пассажирском поезде приехали в Орёл и – пешком в свою деревню на пепелище.

Повлияла ли война на ваше образование?

-Да, безусловно! Мне 16 лет, а образование всего лишь четыре класса. Война отняла у меня самый плодотворный период жизни. Четыре года я не только не учился, но и прочитал всего лишь несколько книг. Всю жизнь ощущаю этот пробел в своём образовании. Но мне повезло! Моё стремление к учёбе подержала директор нашей семилетней школы. Она позволила пойти не в 5-й, а сразу в 6-й класс. По окончании школы окончил Орловскую фельдшерско-акушерскую школу с дипломом фельдшера, поступил в Смоленский медицинский институт.

Что привело Вас в Сибирь?

-Поступив в институт, я учился и одновременно работал в должности медбрата. С «красным» дипломом врача имел право выбора места работы. Распределение было обширное, выбор большой. Но я вот поехал в Сибирь, как в песне, «…за туманом и за запахом тайги». И ни разу не пожалел об этом. Кузбасс стал моей второй родиной.

Я знаю, что Вам очень хорошо знакома такая  болезнь, как Трахома…расскажите, пожалуйста, историю этой болезни.

 -Ой, Трахома-это очень страшная болезнь! Это хроническое инфекционное заболевание глаз, вызываемое хламидиями и характеризующееся поражением конъюнктивы и роговицы с исходом в рубцевание конъюнктивы, хряща век и полную слепоту. Люди с космической силой теряли зрение, слепли. В распространении трахомы большую роль играли условия жизни населения и уровень его санитарии. Перенос возбудителя инфекции осуществлялся  прямым и косвенным путём: через руки, одежду, предметы гигиены, загрязнёнными выделениями (гной, слизь, слёзы). Основными источниками инфекции в очагах трахомы являлись  больные активными формами заболевания. Была не исключена и роль мух в механическом переносе возбудителя. Восприимчивость к трахоме всеобщая и высокая. Иммунитет после перенесённого заболевания не вырабатывался, и люди умирали. Но сейчас, к счастью, эта ужасная болезнь нам не страшна!

Александр Фролович, сколько лет Вы работаете в области медицины? И, правда, что именно Вы смогли вывести эту ужасную болезнь-трахому?

-Да! Врачом я проработал более 50 лет. Был главным врачом трахоматозного диспансера. 10 лет я боролся с этой болезнью-трахомой. По всей области, шагая из деревни в деревню,  села в село, я лечил людей. Как правило, этой болезнью болели бедные люди. Исторический очаг этой болезни – Поволжье. Там, где антисанитария, там и трахома. Болели все: и русские, и татары, и немцы. Все болели! Но, к большому удивлению, удалось вывести эту болезнь. И сейчас, когда у меня студенты спрашивают об этой болезни, мне даже показать им нечего. Ничего не осталось от этой трахомы, всю вывели!

После этой встречи я многое поняла. Поняла, насколько трудна и мучительна была их жизнь. Они – истинные патриоты своей Родины! Мы должны гордиться тем, что среди нас есть такие люди как Александр Фролович Шураев. Благодаря Шураеву шесть лет назад, накануне 60-й годовщины Победы, 11 апреля 2005 года, в Международный день освобождения узников фашистских концлагерей в центре города Кемерово, на Алее Героев, у обелиска «Кузбассовцам, павшим за Родину», установлен памятный знак «Жертвам фашизма»!

 

Кристина Гаврилова, студентка КемГУ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс