Соцсети:

Что сказал Дрозд

25 июня 2012 | Газета «Кузбасс»

В кемеровском Доме художников открылась юбилейная персональная выставка Андрея Дрозда, с недавних пор – председателя Кемеровского отделения Союза художников России. Выступавшие на открытии выставки дружно отмечали личную порядочность юбиляра и его высокие нравственные качества. Обычно это удел деятеля искусств, который не хватал звезд с неба на выбранном поприще и двинулся по административной или общественной линии. Между тем Андрей Дрозд справедливо пользуется репутацией одного из лучших живописцев Кузбасса. Так что это далеко не тот случай, когда профессия делается из репутации хорошего человека.

Недавно Дрозду стукнуло 50. К этому рубежу он достиг заслуженного признания по всем направлениям своей многообразной деятельности – творческому, педагогическому и административному. Выставка, развернутая в двух залах первого этажа Дома художников, по-видимому, была призвана это подчеркнуть.

Экспозиция получилась достаточно обширная и разнообразная. При этом она оставляет двойственное впечатление. Я творчество Дрозда знаю и люблю давно, а вот может ли составить зритель, увидевший его картины впервые, адекватное впечатление об этом художнике по этой выставке – вопрос спорный. Похоже, экспозиция была составлена наспех и недостаточно продумана. Внятной ретроспективы не получилось, не слишком полно представлено и творчество последних лет.

Раннюю монументальную манеру Дрозда представляет вывешенный в «красном углу» триптих «Комедия дель арте», исполненный в почти забытой ныне технике энкаустики: ряженые персонажи в аллегорических позициях, драпировки из тканей, цветов и листьев, итальянские городские виды на заднем плане, шахматные клетки пола. Выделяется и серия заграничных городских пейзажей: Париж, Амстердам, Барселона, Андорра. Особенно хороши пронизанные каким-то безумным отмороженным блеском парные полотна «Амстердам. Утро» и «Амстердам. Вечер». Стоит выделить и очень изысканное «Утро в Париже»: все оттенки серого, низкий горизонт, вертикальные столбы света. Однако лучшая из парижских работ, доставившая Дрозду главный приз на выставке «Лучшая работа года» пару лет назад, в экспозиции почему-то отсутствует.

Впрочем, здесь представлены программные большие полотна «Горная Шория» (2005) и «Охотник» (2001). А также две реплики в сторону античной мифологии – «Леда» (1996) и «Похищение Европы» (1994). А также замечательные диптихи «Тунгусский метеорит» (1994) и «Девять небес Горной Шории» (1999) и еще несколько полотен в том же духе, с мотивами сибирской архаики. Эту же линию продолжают работы, датированные 2012 годом: «Странник» (довольно-таки плотоядная композиция со сходящейся перспективой) и «Возвращение с охоты» (зимний пейзаж с собаками и волками, хочется сказать: между волком и собакой, потому что на полотне и впрямь сумерки).

Тем не менее, и в этой части экспозиции немало зияний: где замечательные «Пир королей», «Рыболов», «Крест» и прочие мифологические шедевры конца 1990-х? А несколько раньше, во времена «Бедной Лизы», художник делал вылазки и на территорию соц-арта, но посетителю выставки эта страница его творчества останется неизвестной.

Что касается графической части экспозиции, здесь выделяются две пространные серии. Первая состоит из почти десятка ню, несколько однообразных и по типажам, и по техникам исполнения. Вторая – семь работ «По Томской писанице», напротив, замечательно развивает мотивы давно знакомых каждому кемеровчанину петроглифов. Скачущие лоси, пляшущие человечки, лодка «на тот свет», шаман в ритуальном прикиде – все они здесь как будто задвигались, подверглись анимации (как в переносно-кинематографическом, так и в буквально-одухотворительном смысле); причем достигнут этот эффект очень скупыми средствами.

И кстати о лодке на тот свет. На выставке представлен замечательный «Автопортрет с Хароном», но повешен он очень неудачно, на выходе из малого зала, практически на задворках. Понятно, что в два зала действительно репрезентативную экспозицию было никак не утрамбовать. Но понятно также, что юбилейная выставка художника такого дарования должна быть и более масштабной, и более продуманной.

 

Юрий ЮДИН.

 

Андрей Николаевич Дрозд родился в 1962 г. в Кемерове. Окончил Кемеровское художественное училище (1982) и Харьковский художественно-промышленный институт, отделение монументально-декоративной росписи (1987). По окончании вуза вернулся в Кемерово. В 1990–95 гг. – один из основателей и лидеров группы «Бедная Лиза», в 1998-99 гг. – участник проекта «Номады» (Кемерово–Новокузнецк–Томск–Барнаул–Новосибирск). Автор многочисленных монументальных проектов в городах Кузбасса. Член Союза художников России с 1993 г., председатель Кемеровского отделения СХ с 2011 г. С 2001 г. преподает в Кемеровском государственном университете культуры и искусств, профессор. Заслуженный работник культуры России. Участник многочисленных выставок – от городских до всероссийских. Работы хранятся в музеях Кемерова, Новокузнецка, Барнаула, Харбина, в частных коллекциях в странах Западной Европы, в США, Австралии, Израиле, Китае.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс