Соцсети:

Все в твоих руках, Витек!

1 июня 2012 | Галина Бабанакова

– Хотите, я расскажу вам притчу о руках судьбы? – спрашивает нас Галина Габдрахманова по дороге в приют для детей и подростков. Этот приют — одно из отделений юргинского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних.

Мы уже общались с Галиной Викторовной (она заместитель директора центра), а потому имели удовольствие узнать от нее много интересного, поучительного. И притчу, конечно, захотели услышать. Вот она.

«Давным-давно в одном городе жили два человека. Один мудрый, а второй злой.

Завистливого особенно злило, что к мудрецу все за советом ходили, вот он и решил доказать свое превосходство. Поймал бабочку, зажал ее в кулаке, пришел к мудрому и говорит: «Если ты все знаешь, то отгадай, какая у меня бабочка в руке: живая или мертвая?» Злой человек еще заранее решил: «Если мудрец скажет, что бабочка живая, то я тут же раздавлю ее. А если скажет, что бабочка мертвая, я выпущу ее. Вот и окажется мудрец не прав».

Но мудрец все равно оказался умней. «Все в твоих руках», — ответил он.

– Вот и судьба человека – в его же руках, — завершила свой рассказ Галина Викторовна. — И неважно, где живет этот человек: в родной семье или в приюте… А вот и он, наш приют.

 

Чистенький, без единой соринки двор за ажурной зеленой оградой. На теплом ветру сушится разноцветное белье. Можно представить, какой у него запах будет, ведь все кругом в цвету: черемуха, яблоньки, сирень распускается. Обновилась природа. А жизнь? Жизнь мальчиков и девочек в этом приюте меняется?

Конечно, да! Детки (от трех лет) и подростки (до 18 лет), привезенные или приведенные сюда после родительского предательства, жестокости, отогреваются, отъедаются, улыбаются и внешне совсем не отличаются от домашних.

Вот этот симпатичный паренек, например, устроившийся на диванчике перед телевизором. Рядышком – телефон-«сотик».

– Ты ждешь от кого-то звонка? – спрашиваю мальчика.

Засмущался. Его зовут Витя. Закрыл телефон рукой, как будто я что-то смогу увидеть. Но оказалось, что неловкость возникла из-за того, что я ненароком нарушила одиночество Вити. Ему (как, наверное, и любому человеку) иногда хочется побыть наедине с собой. Именно поэтому в такие моменты никто не тревожит Витю, не задает (в отличие от меня) вопросов. Вите пятнадцать лет. Уже пятнадцать.

…Три месяца назад у него не стало мамы. С отчимом отношения не сложились. Да и с родным отцом тоже. Но с отчимом-то Витя хоть какое-то время жил. А вот родного отца почти не знает. Разве что только в лицо. С кем теперь будет Витя? У отчима-вдовца четверо детей (сводные братья и сестра Вити), и у отца семья другая… Время все расставит на свои места…

Как рассказали мне про Витину судьбу, так захотелось мне снова подойти к нему. Утешить, что ли. Потом подумала: не надо. Жалость не всегда помогает. Уж лучше простое, но такое мудрое пожелание: «Все в твоих руках…»

Обычно в приюте находятся 25 человек. На такое количество он и рассчитан. Приют – не детский дом, не интернат. Максимальный срок проживания здесь — полгода. Хотя бывает и больше, если нет мест в интернате или детском доме. Но самое лучшее, если дети вернутся в семью. Если за время разлуки поймут родители, что их дети – и свет в окошке, и цветы жизни, и вообще самое дорогое.

Про цветы жизни, вернее, про «Детей и цветы», – разговор особый. Здешние сотрудницы Наталья Юшкина и Ольга Потапова – авторы проекта под красивым названием «Дети и цветы». В этом тоже своя философия, своя мудрость. В приюте да и во всем центре каждый день, каждый час дают понять, что дети и цветы – это вечные ценности. Поэтому-то здесь буквально все в цветах. Они во дворе, на окнах, стенах, головах милых девочек. Цветы живые и рукотворные. Живые дышат, а рукотворные – как живые. И от них как будто чудный запах исходит. А может, от детских рук, что мастерили эти цветы.

Однажды в приюте жили сразу четыре сестры – Наташа, Ира, Юля, Катя. Мамы у девочек нет. Есть папа. Вроде не бросал дочек, навещал. Но… но не скрывал, что подозревает, будто две девочки ему неродные. А они, сестрички-невелички, были так похожи друг на друга. Как ромашки в поле. Или анютины глазки на клумбе.

 

Спрашиваю заместителя директора социального центра Наталью Пашкову: какая детская история, детская судьба запомнилась особенно?

– Каждая судьба особенная, – не раздумывая, ответила она.

Этот центр был создан в 1995 году. Про девяностые не зря говорят, что они были «лихими». В Юрге это было особенно заметно… Почти лежит, не дышит машзавод, который всегда славился трудовыми династиями. Но во времена безденежья работать на заводе и папе, и маме – настоящая беда. Касса-то одна – заводская. А ее окошечко в девяностые годы было почти всегда закрыто. Вот тогда-то центр социальной помощи семье и детям и стал для многих юргинцев спасательным кругом. До сих пор в этом городе говорят спасибо Галине Остердаг. Это сейчас Галина Васильевна – начальник департамента соцзащиты. А в 1995-м была в департаменте начальником отдела по проблемам семьи и детства. И много сделала, чтобы этот центр был создан. Сам губернатор выкроил время побывать на его открытии. В общем, то, что в лихолетье тонувшие семьи оказались потом на плаву, а дети в этих семьях не остались без детства, есть и заслуга неравнодушных работников центра.

Уже знакомая нам Галина Викторовна Габдрахманова прежде заведовала отделением дневного пребывания несовершеннолетних. Там помогают не только детям, но и их родителям.

Вот лишь одна из таких многодетных мам – Людмила. Бывшая воспитанница интерната. Там жила на всем готовом. А когда сама стала матерью, хозяйкой, выяснилось, что к самостоятельной-то жизни она не приучена. Месячный доход примерно около сорока тысяч рублей. А до следующих денег частенько выплат не хватает. Зато в первый и второй день, как появятся деньги, мама покупает все, на что глаза посмотрят! Хорошо, что есть школа с бесплатным питанием и вот этот центр, тоже с питанием. Вот и учат специалисты эту маму ведению хозяйства.

И пап тоже учат. Кстати, в Юрге немало пап-одиночек (а мамы при этом просто-напросто в бегах). Эти отцы, к их чести, про сбежавших жен особо не распространяются. Но от советов специалистов центра не отказываются. Как и от помощи. И не только материальной. Кому-то из них надо помочь собрать пакет документов, кому-то устроить ребенка в детский сад, кому-то приобрести талоны для питания в социальной столовой. А кого-то — отговорить писать… жалобы.

Директор центра Наталья Владимировна Филатова обычно приглашает папу или маму в свой кабинет для разговора тет-а-тет. С исповедью, конечно, сравнивать не будем, но там нередко такие семейные секреты открываются… Бывают и срывы, и желание пожаловаться на тех, кто вроде бы мешает жить. Разбираются на месте. И выясняется, что чаще всего корень зла, а отсюда и недовольство – в себе.

 

Но все это, так сказать, в индивидуальном порядке. А есть форма общественной работы и более массовая — клуб для родителей «Содружество».

В тот день, когда мы были в центре, как раз и состоялось очередное заседание клуба. С каждым разом родителей, желающих попасть сюда, становится все больше. Тут ведь, без преувеличения, «вечный» вопрос отцов и детей нередко положительно решается. Бывает, что в отчаянии родители. Ну, никак не могут они найти общего языка со своим чадом. Хоть отказывайся от него (или нее). Но до этого — опять же благодаря специалистам — дело не доходит. Если уж и были исключения, когда дети переезжали в центр, то какие-то особые. Как история с тем же Витей. Ушла из жизни мама, оставив старшему сыну (Вите сейчас 15 лет) право выбора: или с многодетным отчимом оставаться, или с родным отцом. Ни с тем, ни с другим нет у Вити контакта. Неужели детский дом предпочтет?

– Все в его руках, – еще раз напоминает Галина Викторовна, улыбаясь. Но улыбка адресована уже молодой маме, подошедшей к крыльцу центра с детской коляской.

– Наша воспитанница, – представляет симпатичную маму Галина Викторовна. – Все хорошо у тебя, милая?

– Все хорошо. И муж хороший…

Приятны специалистам такие новости. Прямо как родителям, которые всегда рады, когда их повзрослевшие дети счастливы и успешны в личной жизни.

Но бывает, что в тот же приют поступают дети бывших воспитанников. Скажете, гены виноваты, что из поколения в поколение передается «кукушкина» мораль? А может, не все могут сохранить то, что в их руках?

Вот и работают над этими сложными вопросами специалисты центра…

…Вот этот симпатичный паренек, например, получил условное наказание за какую-то кражу. Но своровал-то он вроде от нужды. Хотел есть, а в доме – шаром покати. Украл, продал и… Хорошо, что не в спецшколу угодил. Уж в приюте-то за ним присмотрят, чтобы и срок свой выдержал, и новой беды не натворил.

Стараются в приюте, чтобы не оставалось здесь у ребят времени для ничегонеделания. Да, здесь вкусно и сытно (питание пятиразовое) накормят, спать на чистые постели укладывают. Но все равно напоминают, что самостоятельная жизнь не за горами. Она обязательно наступит. Для того же Вити.

Интересно, а от кого он ждал звонка? Впрочем, это не так важно. Главное, чтобы было от кого ждать. И было кому позвонить.

Галина БАБАНАКОВА.

Фото Александра Зиновьева.

Юрга.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс