Соцсети:

Зарплата по разному ряду

30 мая 2012 | Газета «Кузбасс»

Недавно спускалась в шахту, говорила с людьми. «План» – это слово чаще всего повторяли шахтеры: «Вот выполним план… В последнее время план не выполняем… План у нас такой». Зарплата людей в забое по-прежнему зависит от того, сколько тонн шахтеры выдадут на-гора, сколько метров выработок будет пройдено…

Прошло почти два года с тех пор, как по поручению тогдашнего премьер-министра Владимира Путина в федеральное отраслевое соглашение по угольной промышленности на 2010-2012 годы были внесены дополнения, которые, казалось, должны были изменить подходы к шахтерской зарплате. Речь шла о том, чтобы убрать из забоев гонку. В обиходе их назвали «70 на 30».

 

Отсчет этой формулы идет с мая 2010 года, с аварии на «Распадской». Мотивация шахтеров на высокие зарплаты при перевыполнении плана была названа не кем-нибудь, а главой правительства косвенной причиной ЧП на шахтах. И не только названа. Было дано прямое поручение: пересмотреть структуру зарплаты. И был назван ориентир: 70% заработка должно быть постоянным, 30% – переменным. Существовавшее до этих пор 50 на 50 или 40 на 60, судя по мнению премьер-министра, означало гонку за деньгами в ущерб безопасности.

Поручение Владимира Путина об увеличении постоянной (гарантированной) части зарплаты было выполнено в Кузбассе на удивление быстро. В июле 2010 года представители работодателей, Росуглепрофсоюза и Минздравсоцразвития подписали документ, согласно которому были внесены соответствующие изменения в федеральное отраслевое соглашение. О гарантированной 70-процентной условно-постоянной доле в зарплате шахтера на своих предприятиях друг за другом потом отчитались все угольные компании региона. Более того, публике были представлены новые системы мотивации безопасного труда: различные коэффициенты безопасности, специальные надбавки, задания бригадам. Одновременно были ужесточены предсменные досмотры работников. К тому же угольщики отчитались о сотнях миллионов рублей, направляемых на системы контроля за газом, вентиляторы, дегазационные установки и пр. И казалось тогда, что «Распадская», наконец-то, напугала всех. Все как-то опомнились.

Что сегодня? Показатели гибели шахтеров, статистика травматизма – вещи лукавые. Любой групповой случай может стереть всю положительную динамику. Хотя в Ростехнадзоре вам все равно скажут, что сегодня, как и вчера, аварии и травмы в основном происходят из-за того, что нарушается техника безопасности, что люди в забое делают что-то неправильно, что им дают неправильные указания. А сегодня, как выяснил «Кузбасс», на шахтах есть еще один момент, который, как минимум, делает абсолютно формальными изменения структуры шахтерской зарплаты.

Как было два года назад? Зарплата складывалась из тарифа (согласно разряду), доплат за ночные, за дорогу до шахты, районного коэффициента, ну и премии за перевыполнение плана. Последняя, как рассказывают, могла быть и в полтора, и в два раза больше, чем постоянная часть. Что теперь? Посчитала на примере компании, где на днях погиб шахтер. Зарплата тут далеко не самая высокая в отрасли: в среднем по Кузбассу в первом квартале этого года – 34,3 тыс. рублей, в этой компании – 33,2 тыс. рублей. Все то же: тариф, надбавки, районный коэффициент, премия. Если покопаться глубже, то найдется доплата за профессионализм, за безопасность. Но теперь все, как по отраслевому соглашению: 70% человеку гарантировано, 30% – премия. Так на бумаге. А сами шахтеры вспоминают только про план и рассказывают, что работают по «рядам».

Визуально это и выглядит, как ряд. Любой очистной бригаде известно, сколько тонн при конкретных условиях, на конкретном оборудовании она может добыть в месяц. Естественно, соблюдая нормативные показатели, которые идут от правил безопасности. Возьмем это за единицу. Но также ясно и то, что есть плановые задания для шахты, да и целой компании. И не всегда эти планы четко согласуются с безопасными нормами (иначе не было бы в Кузбассе остановок добычи по требованию Ростехнадзора). Как эти планы выполнить? Да просто! Бригадам предлагается выбирать. Добываете по уровню той самой единицы, скажем, 200 тыс. тонн, – одна зарплата. Сделаете 300 тыс. тонн – другая, выше, 400 тыс. – еще выше. Это и доносят бригадиры до забоя. А там что? От денег, конкретных за конкретные тонны откажутся? Где здесь место пропорции «70 на 30»? Да самое место! В бухгалтерии, где все четко. Просто те самые надбавки за профессионализм или безопасность плюсуются к постоянной части зарплаты (надбавки эти, напомню, были введены одновременно с принятием новой структуры оплаты труда). Хотя, по сути, эти выплаты – завуалированная премия. Нельзя, чтобы больше 30% она составляла? Нельзя так нельзя. Но кто запретил нововведения? Вообще-то профсоюзные лидеры еще года два назад говорили, что быстрое решение об изменении структуры шахтерской зарплаты мало что изменит по существу. Прибавит работы бухгалтерам, да. Но не уберет совсем гонку за планом.

По данным Росуглепрофсоюза, большинство угольных компаний Кузбасса нашли способы обойти формулу «70 на 30». К тому же требования отраслевого соглашения распространяют далеко не на всех работающих на шахте, а только на очистные и проходческие бригады. На тех, кто уголь готовит и добывает. У остальных, а таких процентов 70, все по-прежнему.

Есть в Кузбассе, конечно, и другие примеры. Про одну новокузнецкую шахту, где средняя зарплата в первом квартале этого года перевалила за 52 тысячи рублей (четвертое место среди всех предприятий), говорят, что гонку за планом тут уже давно запретил собственник. Шахта опасная по газу. Добыча стабильная. Происшествий почти не бывает. Владельца так устраивает. Шахтеров – и подавно, раз все равно зарплата растет. Но другие пока не могут отказаться от «большого» угля. Потребуют от них завтра соотношения 80 на 20 – покряхтят и сделают. В любом случае это проще, чем реальные ставки поднимать.

…Примечательно здесь еще другое. Помните призыв губернатора Амана Тулеева увеличить в этом году зарплату до 15%? Статистика первого квартала свидетельствует: средняя зарплата шахтеров в январе-марте составила 34 тыс. 336 рублей, что на 15,7% больше, чем в первом квартале прошлого года. У одних выросла на 2 процента, у других на 44%. Ситуация для угольной отрасли объяснимая. Больше угля – больше роста зарплаты. Рядовая ситуация. Порой не зависящая от одной простой вещи – производительности труда. Как говорится, нарисовали и живем.

Татьяна ДУМЕНКО.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс