Соцсети:

«Кукушкины» слезы

30 мая 2012 | Галина Бабанакова

Еще одна изба сгорела… Случилось это год назад в деревне Акимо-Анненка Тяжинского района. Но только сейчас пришло в редакцию письмо от погорелицы Натальи.

«Пишет вам многодетная мать. Я воспитываю одна четырех несовершеннолетних детей… После пожара нам дали помощь – 30 тысяч рублей от областной администрации и 5 тысяч от нашей Тяжинской. Но жилья на сегодняшний день нам никто не дал. Скитаемся по дворам. Я прошу мое письмо опубликовать. Может, найдутся добрые люди, которые нам смогут помочь. Нам требуется жилье».

I.

Номер своего телефона Наталья не указала. Ничего, звоню в администрацию Анненского поселения. На связи его глава – Светлана Аверина. После моего прочтения письма вслух на том конце воцарилось молчание. А потом вдруг последовало заявление:

– Ей надо было подписываться не фамилий с именем, а более точно – «Кукушка»!

В ответ на мое изумление Светлана Эмильевна уточняет:

– Кукушка она и есть. Детей-то Наталья на чужую женщину оставила, а сама уехала в неизвестном направлении. И уже не первый раз…

…В маленькой деревне каждый – как на ладони. А уж глава поселения и по долгу службы все про всех знать должна. Про ту же Наталью. Да, пожар – это беда. Да, испокон веку погорельцам всем миром помогали. Даже в том случае, если беда случилась от хозяйской беспечности, недосмотра. Вот и Наталья, часто исчезая из дома, оставляла детей без присмотра. Младшие двойняшки (сейчас им по 10 лет), мягко говоря, чересчур подвижны. Односельчане видели, к примеру, как те поджигали сухую траву. Но в нечаянном поджоге дома обвинять их нельзя – свидетелей нет. Есть лишь предположения…

В любом случае в одночасье оказаться без кола, без двора — трагедия. Но ведь не осталась без помощи Наталья: 35000 рублей власти ей выделили. В той же Акимо-Анненке можно было купить дом и за 25 тысяч рублей. Но Наталья потратила деньги невесть куда. При этом справедливости ради следует заметить, что спиртными напитками она не злоупотребляет. И этот факт способствует тому, что беспечная мама не была лишена родительских прав.

II.

Предлагали Наталье и муниципальное жилье в соседней деревне. Кстати, в той, где живут ее старшие дочери со своими семьями. Жилье это представляет собой отдельный дом площадью 40 квадратных метров. Столько же квадратов было и в прежнем (сгоревшем). Плюс к дому усадьба — сажай редиску, морковку, капусту с огурчиками и помидорчиками. Да и для картошки земли хватит. Однако от этого дома (раньше он вообще на два хозяина был) Наталья отказалась. Что же касается огорода, то и в прежнем она не очень-то усердствовала. Вместо грядок – трын-трава, лопухи, крапива… Видно, надеялась, да и продолжает надеяться, что ей как малообеспеченной осенью вновь привезут овощные наборы. Ведь, как заверила глава поселения Светлана Аверина, Наталью и ее детей не обошли ни одной благотворительной акцией.

Но ведь и самой надо стараться что-то делать! Увы, не делает. Только просит. И ей идут навстречу. Жалея, конечно, больше не ее, а детей. Пожалела их и добрая женщина-соседка, пообещав какое-то время присматривать за ребятишками и взяв с Натальи слово, что та вскоре вернется в деревню.

– Но когда мы увидели, что мальчишки как неприкаянные по деревне бегают, решили определить их в приют. Кстати, уже не в первый раз, — говорит Светлана Эмильевна.

Однако и в реабилитационном центре (так теперь называются приюты, где получают пристанище дети из семей, попавших в трудную жизненную ситуацию) Наталья полгода сыновей не навещала. Тогда и стало озвучиваться решение инспекции по делам несовершеннолетних собирать на нерадивую мать материалы о лишении ее родительских прав. «Кукушка» тут же приехала, забрала сыновей. Да и как не забрать? Пенсия на них по потере кормильца, плюс детские, плюс разные акции – это ведь единственный источник обеспечения «вольного» Натальиного житья-бытья.

…Позвонила я и в районный приют, где сейчас вновь находятся братья. Спросила специалистов, навещает ли сыновей мать. В ответ услышала:

– Нет, конечно…

Сами же братья о доме скучают. И о матери тоже.

…Как и просила Наталья, ее письмо (см. выше) в «Кузбассе» мы опубликовали. Но с комментариями тех, кто владеет ситуацией. И кто слезам Натальи уже не верит. А ведь не одна такая Наталья. Подобные слезные письма нет-нет, да и приходят в редакцию. Станешь разбираться, а слезы-то, как в этой ситуации – кукушкины.

Галина БАБАНАКОВА.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс