Соцсети:

Бедность и немощь на чьих плечах?

29 мая 2012 | Елена Щербакова

Работа над законопроектом «Об основах соцобслуживания населения в РФ» сейчас, можно сказать, в завершающей стадии: уже высказано около 400 замечаний, и правительство РФ дало задание регионам представить свое окончательное заключение.

Суть законопроекта, на первый взгляд, предельно проста: введение бесплатного минимума соцуслуг и перечня платных. Но если вдуматься, он охватывает все стороны нашей жизни.

Взять случай из нашей практики. Как-то мы приехали к читательнице по ее письму в редакцию и не могли попасть в дом: нам не открывали, хотя явно были дома. Как оказалось, хозяйка подумала, что мы из органов правопорядка или соцзащиты и пришли забирать у нее троих детей. А все потому, что живет семья якобы в такой бедности, при которой дети не могут вырасти здоровыми и получить полноценное образование. Пришлось доказывать через газету, что могут.

Так вот, обсуждение законопроекта застопорилось как раз на понятии «трудной жизненной ситуации», когда человек может быть признанным нуждающимся в соцобслуживании. Каким-то размытым показалось гражданам это понятие. В частности, кроме таких условий, как «утрата способности к самообслуживанию или передвижению в связи с преклонным возрастом», оно включает еще и «сиротство, безнадзорность несовершеннолетних, а также семейное неблагополучие (конфликты, жестокое обращение с детьми, асоциальное поведение детей или родителей)». Похоже, многих такая формулировка напугала: под предлогом оказания соцпомощи может быть оказано давление на семью вплоть до отбирания детей у мам. Ведь нет ни одной семьи, где нет конфликтов. А что понимать под «жестоким обращением» с детьми, под «асоциальным поведением»? Желание мамы-одиночки найти, наконец, мужа, заставившее ее связаться с гастарбайтером из ближнего зарубежья? Религиозная жизнь семьи, заставившая ее сделать выбор внешкольных форм обучения? Юридического определения этих понятий в документе, увы, нет.

Дискуссию вызвал и вопрос «оценки индивидуальной нуждаемости» в соцуслугах. В «профильном» министерстве тут же дали пояснение: мол, законопроект лишь закрепляет на федеральном уровне то, что уже делают в некоторых регионах, а должны во всех.

Много разговоров и насчет платности услуг. По действующему закону, бесплатно могут обслужить, например, пенсионеров, чей доход ниже прожиточного минимума. Но сейчас таких нет, так как государство ввело федеральные социальные доплаты до прожиточного минимума к пенсиям самых бедных. Получается, за соцуслугу платить должны все. Поэтому законопроект вводит минимальную ставку для бесплатной помощи: полтора прожиточных минимума.

Что касается платных услуг, то установлен норматив: плата не может быть больше 25% разницы между доходом пожилого человека и установленной в регионе планкой для получения бесплатной помощи. В министерстве (тогда еще «совмещенном» – здравоохранения и социального развития, сейчас ведомство называется министерство труда и социальной защиты РФ. – Ред.) пояснили: «Если доход пенсионера, к примеру 10 тыс. руб., а прожиточный минимум в регионе 4,5 тыс. руб., бесплатные услуги человеку положены с дохода ниже 7 тыс. руб., то с него не могут взять плату за соцуслуги более 750 руб.». Это теоретически. Но фактически у нас в Кузбассе люди платят в десять раз меньше: в среднем за надомное обслуживание 67 рублей. Стоимость гарантированных услуг – от 0,58 руб. до 5,9 руб. за услугу, а стоимость дополнительных услуг – от 2,25 до 9,8 руб.

Дать свои оценки законопроекту мы предложили нашим экспертам.

Наталья КРУГЛЯКОВА, первый заместитель начальника департамента соцзащиты населения Кемеровской области:

– Большое внимание в проекте уделяется понятию «индивидуальная нуждаемость». Для нас это понятие не ново. Наша область еще в 2000-2003 годах разработала и внедрила методику и акт индивидуальной оценки нуждаемости.

Отлажена у нас и система учёта количества, видов предоставленных социальных услуг. Она позволяет сохранять сведения за весь период обслуживания, накапливать результаты и проводить их анализ.

После принятия федерального закона, если будет такая необходимость, наша методика будет доработана и утверждена постановлением коллегии администрации области.

Сегодня мы руководствуемся действующими пока федеральными законами («Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» от 10.12.1995 №195-ФЗ и «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 02.08.1995 №122-ФЗ) – они сыграли важную роль в развитии системы социального обслуживания населения. Вместе с тем действующая модель соцобслуживания не позволяет в полной мере удовлетворить потребности населения в услугах высокого качества.

Об этом свидетельствует тот факт, что в регионах существуют различия в объемах прав граждан на социальное обслуживание, в доступности и качестве услуг, сохраняющиеся на протяжении длительного времени очереди на получение этих услуг на дому. У нас очереди на надомное социальное обслуживание нет.

Большие надежды возлагаем на развитие негосударственного сектора. Мы будем содействовать созданию негосударственной сети социальных служб, подготовке реестра некоммерческих организаций. Руководители центров соцобслуживания уже сейчас должны начать эту работу.

Нина НЕВОРОТОВА, председатель областного совета ветеранов, советник губернатора:

– У нас в Кузбассе давно работают по оказанию социальной помощи людям разной категории незащищенности. Я имею в виду не только пенсионеров. Опыт есть, к счастью. И нас спасает использование не только поддержки государства в лице работников соцзащиты, но и привлечение общественности, ветеранских организаций, депутатов. У нас, как в старые добрые времена, есть кому протянуть руку пожилому и просто нуждающемуся в защите. О нуждах простых людей, о проблемах, с которыми сталкивается наше население, мы говорим на всех уровнях. В том числе и в своей ветеранской организации обсуждаем. Даже если что-то не учли, то вернемся к рассмотрению и примем решение. Кузбасс – это социально ориентированная область. Бюджет у нас тоже социальной направленности. Значит, какой бы ни был принят федеральный закон, наш региональный и муниципальные нормативные акты его дополнят.

Ольга РЯШИНА, 8 лет работает директором центра соцобслуживания населения Тяжинского района:

– Для нас «оценка индивидуальной нуждаемости» – уже отработанная практика. И мы знаем, как оказать одну и ту же услугу разным людям. Взять, например, доставку продуктов. Одному сложно донести из магазина купленные им продукты, другому невозможно дойти до магазина без сопровождения, а третий может сам выбрать товар, но не в состоянии вести денежные расчеты. Получается, одна услуга требует разного исполнения. И мы уже умеем быть гибкими в работе с разным клиентом: с 2004 года до сего момента столько опыта накопили!

Насчет платности-бесплатности услуг трудно что-то сказать, но уже ясно, что предстоит массовый перерасчет услуг в сторону понижения. Те люди, кто платил частично, уйдут в «бесплатные клиенты». Для населения это плюс.

Надежда СОТНИКОВА, директор центра соцобслуживания населения г.Березовский:

– После опубликования законопроекта мы проводили собрание в своем центре, обсуждали. В целом закон нравится. Ведь мы, кузбассовцы, стояли у истоков многих моментов этого проекта, еще не апробированных в других регионах. Ощущение: проект «писали» с нас, но у каждого региона опыт будет все-таки свой. У нас, например, тактика не брать на себя абсолютно все заботы клиента, а помочь ему адаптироваться к новым условиям. Как? Соцработник может прийти домой к бабушке и все вымыть. А логичнее разделить услугу: пока работник моет пол, клиент протирает пыль на мебели. Разделение услуги – это тот «социальный протез», который более полезен людям и для здоровья, и для жизни. Замечено ведь, что пожилые, попадая в дома-интернаты на все готовенькое, быстро теряют бытовые навыки, а вместе с ними и… себя.

Нравится в проекте прописанная в нем возможность зарабатывать деньги на соцобслуживании разным учреждениям и людям – ООО, частным предпринимателям. У нас, работников государственных центров, появится конкуренция, но вместе с ней и стимул для развития.

Конечно, не все в проекте нам понятно. Мало того, некоторые моменты даже пугают. Например, прописана наша обязанность работать с людьми алко- и наркозависимыми, освободившимися из мест лишения свободы, больными ВИЧ-инфекцией. К ним тоже надо ходить на дом. А кто гарантирует безопасность соцработнику?

Соцуслуга – это тяжелый физический труд. Да еще если надо обслуживать жителей отдаленных поселков, таких как Барзас, где до клиента приходится добираться чуть ли не на лыжах. Поэтому дефицит кадров в нашей отрасли – это тоже проблема, которую надо учитывать.

 

Елена ЩЕРБАКОВА.

 

Цена вопроса

За помощь соцработника в приготовлении пищи – 1,80-2,90 руб.

За покупку продуктов – 1,90-2,32 руб.

За вынос мусора –0,76-1,16 руб.

Кормление ослабленных больных – 0,72-1,16 руб.

Помощь в написании писем – 0,76 руб.

Обтирание, обмывание, причесывание – 3,75-4,06 руб.

 

В Кузбассе такие условия оказания услуг:

• На условиях частичной оплаты (не более 25% от разницы между величиной пенсии и величиной прожиточного минимума) – пенсионерам с доходом от 100 до 250% прожиточного минимума.

• Полная оплата – пенсионерам с доходом выше 250% прожиточного минимума.

• Для пенсионеров с доходом в размере от 100 до 150% прожиточного минимума установлена дополнительная областная льгота по оплате социальных услуг в виде 50% скидки от установленных тарифов на гарантированные социальные услуги.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс