Соцсети:

Особый случай. Любовь на… крови

23 мая 2012 | Галина Бабанакова

Да и была ли она – любовь?! Скорее, придумала ее жестокая парочка, решившая садистски расправиться с близкими якобы из-за этой самой любви. Вернее, из-за запрета на нее.

…И березы, как ивы, тоже бывают плакучие. Вот эти две, что стоят у дома-терема на улице Дружбы, оплакивают своего хозяина – Анатолия Александровича.

Говорят, что накануне того дня, как мы приехали сюда, улица была запружена плачущим народом. Бередили, рвали души людей долгие прощальные паровозные гудки.

Анатолий Александрович был уважаемым человеком в поселке Трудармейский. Работал на железнодорожной станции. Потому и гудки.

И дома не отдыхал. На белую ограду, опоясавшую ухоженную усадьбу, впору повесить табличку: «Дом образцового порядка». Но сейчас люди с оцепенением читают другую табличку – с датой рождения и датой смерти Анатолия Александровича. Ему было всего 57 лет.

При этом в криминальных сводках, потрясших не только поселок, Прокопьевский район, но и весь Кузбасс, Анатолий Александрович фигурирует как дедушка. А его жена – Ольга Александровна (55 лет) – бабушка. А все потому, что в числе двух обвиняемых – 16-летняя девятиклассница Лена (назовем ее так) – родная внучка жертв той кровавой трагедии, произошедшей в ночь на 12 мая.

Дом с проклятиями

Раньше этот дом, где и произошло страшное убийство, был на два хозяина. А еще раньше он вообще был ведомственным, принадлежащим железной дороге.

После приватизации и появились собственники. В одной половине жила порядочная семья Анатолия Александровича, в другой – неблагополучная семья.

Сын хозяйки был вовсе не тихим пьяницей. Ругань с матами, драки… И, как это опять же пишут в криминальных сводках, «бытовые ссоры из-за неприязненных отношений» закончились убийством матери. Так мне рассказывали вполголоса жители улицы Дружбы, печально глядя на осиротевшую усадьбу. И уже совсем тихо добавляли:

– Проклятый это дом. Беда за бедой.

Но, видно, не верил Анатолий Александрович в приметы, когда, выкупив вторую половину дома, стал его полным хозяином. Не для себя старался. У единственной дочери двое детей – старшеклассница Лена и сынок-первоклассник. Не успеешь оглянуться, вырастут, как вот эти березы возле дома. Недвижимость нынче – самый лучший подарок близким людям.

Во внучке (так вам все от мала до велика скажут) ее молодые дедушка и бабушка души не чаяли. Считай, с ними-то она и выросла. Но не потому, что маме Лены некогда было заниматься дочкиным воспитанием. Отличная у Лены мама. Молодая, красивая, трудолюбивая, но в личной жизни, правда, не очень счастливая. Так бывает. Кому-то и любовь, и нежность, и ласка, а кому-то – сплошное разочарование. Но дочка-то все равно была светом в окошке. Хор-рошенькая!

– Вы прямо как две куколки, – ничуть не лукавя говорили обаятельной маме, когда она вела за ручку свою доченьку.

А в первый класс на школьную перекличку с Леночкой приходили и мама, и ее дедушка с бабушкой, которых вполне можно было принять за родителей.

Точно так же приходили они и на собрания, на школьные праздники. А уж если какая помощь в классе или школе требовалась, то родные Лены откликались тут же. Да и бывать в школе было и для мамы, и для дедушки с бабушкой одно удовольствие. Леночку всегда хвалили. За прилежность, аккуратность, активность. И в классе, и на улице, да и вообще в поселке, где многих знают если не по имени-фамилии, то хотя бы просто в лицо, у Лены не было недоброжелателей.

Судя по отзывам, «хорошая девочка Лена» никоим образом не подпадала под стереотипы «трудных» подростков. Последние, как правило, из неблагополучных семей. Они – те самые яблочки, которые «недалеко укатились от своих яблонь».

Даже сегодня, сейчас после преступления на улице Дружбы далеко не все в поселке причисляют Лену к разряду «плохих девочек».

– Для нас это шок! Кто бы мог подумать! – это говорили мне и в школе, и в разных уголках поселка. Не скрывали: жалко Лену. Одноклассники тоже переживают: а что теперь будет с экзаменами, с аттестатом Лены? Ведь она, как и все ее ровесники, тоже строила планы на будущее.

– Какой-то рок навис над этой семьей. Над этим домом. За что вот только? Они же никому ничего плохого не сделали. И внучке только добра желали, когда запрещали встречаться с Егором. Ей-то об экзаменах надо было думать…

Сын против отца

Егор – это тот самый современный Ромео, как уже «окрестили» его после кровавой драмы. Но мне все же не хочется называть эту жестокую парочку Ромео и Джульеттой. Недостойны Егор и Лена и этих светлых имен, и таких сравнений чистой любви шекспировских героев со своими отношениями.

– Свел девчонку с ума. Это он, он все задумал, а она, дурочка, подчинялась, – вот такой «народный» приговор услышали мы в Трудармейском. Правда, в той части поселка (он разделен как бы на две половины железнодорожной веткой), где жила Лена. А на улице, где стоит добротный дом родителей Егора, другое мнение.

– Не мог такое Егорушка совершить. Был бы бандит какой – другое дело. А он такой вежливый, всегда поздоровается. И отец с матерью у него хорошие.

Да, и 18-летний Егор, как и Лена, тоже из нормальной, внешне благополучной семьи. Егор – младший сын, младший брат. Старший – выпускник и гордость школы живет где-то на Урале. Во всех отношениях отличный сын. Это и соседи говорили, жалевшие «загубленную молодость Егора».

– А загубленной Егором жизни вам не жаль? – спрашивала я, возвращая собеседников к той кровавой трагедии. Цитирую то, что прочла в криминальных новостях:

«12 мая молодые люди решили совершить убийство родственников девочки… Молодой человек ножом нанес смертельное ранение  57-летнему мужчине. Девочка несколько раз ударила ножом свою бабушку. Сейчас 55-летняя женщина находится в больнице. Мать девочки и ее братишку трогать не стали».

– И в кого только Егор таким уродился? Замучились с ним родители, – вырвалось у одной из соседок.

Уже у сотрудников местной полиции Александра Охотникова и Родиона Кондрашкина уточню, что вовсе не пай-мальчик был Егор – сын вроде бы порядочных и уважаемых родителей. Бывший инспектор по делам несовершеннолетних Светлана Владимировна рассказывала, что и раньше Егор был в поле зрения инспекторов. Состоял на учете. За кражи сотовых телефонов. Телефоны он потом продавал (правда, не в поселке, а в городе).

Числились за Егором и угоны машины. Уголовного наказания, правда, он избежал. Потому что угонял Егор машину у… отца. Последний заявлений на родного сына не писал. Благодарил милицию (полицию) за то, что находили и машину, и Егора. И, конечно же, беседовали с ним.

Как шила в мешке не утаишь, так и проделки Егора стали известны. Понятно, что не такого приятеля хотели бы видеть с Леной ее родные. Поэтому и высказывали вслух свое недовольство этой дружбой, которая явно не доведет до добра.

Тревожило, что у Лены стали появляться тройки. Нет, школу, уроки она не пропускала. А внешне оставалась такой же милой, симпатичной и не просто модной, а дорого одетой девочкой. А вот в ночь убийства дома она не ночевала. Понятно, что дома волновались, ждали Лену. И, конечно же, простили бы ей эту провинность, явись она живой, невредимой, покаявшейся.

И она, как вы уже знаете, явилась. Уже забрезжил рассвет, когда Лена, постучав, ласковым голосом (как мне рассказывали) произнесла:

– Бабуль, открой. Я ногу подвернула.

Ольга Александровна, конечно, открыла. И тут же получила удар ножом. От любимой внучки. Потом еще… На крик выбежал Анатолий Александрович. В него нож всадил Егор.

Говорят, что мама разбушевавшейся девятиклассницы спала как раз во второй половине дома. Или это ее спасло, или в последний момент парочка все же раздумала расправиться с ней, убежала.

Анатолий Александрович, теряя последние силы, сумел-таки дойти до ворот. Может, еще верил, что сможет догнать внучку. Для того чтобы спасти…

…Когда приехали «скорая» и полиция, Анатолий Александрович все еще стоял, опершись на ворота в нескольких шагах от плакучих берез.

Говорят, что мальчик плакал

Егор и Лена под следствием. В зависимости от роли каждого они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного такими статьями Уголовного кодекса, как покушение на убийство и убийство. Понятно, что последнюю точку в деле поставит суд. Именно поэтому жители поселка, начиная с соседей, были осторожны в своих высказываниях. Понятно желание несчастной мамы Лены не общаться ни с кем. Шторы на окнах наглухо закрыты, двери на замках. Застыли качели в чистеньком дворе. Как рассказывала соседка, живущая напротив, когда-то на этих стареньких самодельных качелях любила качаться Лена.

Такая была славная и послушная девочка. Пока не познакомилась, не влюбилась в этого «монстра» Егора.

Родителей Егора мы тоже не застали дома. Их соседи (а кто еще больше всех знает?) сказали, что несчастные родители уехали к Егору в следственный изолятор.

Наверняка и к Лене поедет ее мама. И, возможно, бабушка, когда выйдет из больницы. В поселке не сомневаются, что Ольга Александровна будет защищать внучку. Во всяком случае, не станет свидетельствовать против нее.

Может быть, может быть… Что уж говорить о близких, если и чужие люди не хотят сейчас обронить даже намека не в пользу Лены. В школе, например. Классный руководитель Лены сразу прервала мои вопросы одним ответом:

– Без комментариев.

Опять же и эта школа никак не вписывается в годами устоявшийся стереотип, что в жестокости своих учеников отчасти виновата и она. Школа построена заново. Не в каждом городе есть такая, где уже стены воспитывают. Понимаю директора Ольгу Александровну Дроздову. С какой бы охотой рассказывала она, как успешны многие выпускники школы, как нынешние ученики побеждают и в олимпиадах, и в спортивных соревнованиях, как высок процент окончивших это учебное заведение и поступивших на бюджетные места в вузы…

Ольга Александровна и Елена Владимировна Воробьева (зам. директора по воспитательной работе) глубоко и тяжело вздыхают, когда я вновь и вновь спрашиваю об участнице ночного побоища. Но вовсе не потому, что теперь появилось несмываемое пятно на стенах школы, да еще в канун учебного года. Верю: здесь тяжело переживают утрату, потерю так и не состоявшейся любви, как у Ромео и Джульетты. Хотя Лена уже подписывалась в социальных сетях фамилией Егора. Все отнеслись к этому, как к любому подобному проявлению подростковой наивности. Напомню, что только 6 мая Лене исполнилось 16 лет. Все у нее было впереди. И вроде бы незадолго до трагедии девочка со своей мамой побывали у школьного психолога. Проходили тест на тему, какая профессия больше подойдет Лене. После девятого класса можно было бы поступить и в колледж, и в техникум. Получив советы, мама с дочкой ушли. Чем не положительный пример родительского неравнодушия.

И про родителей Егора вновь и вновь говорят только хорошее. Да и сам мальчик, когда учился в школе, вроде побаивался их. Однажды даже заплакал, когда ему «пригрозили» рассказать папе о каких-то проделках. В общем, совестливый был мальчик.

Кто на чертовом катался колесе

– Детей любить, конечно, надо. Но и здесь важно не перелюбить. Чрезмерная любовь тоже опасна, как и нелюбовь, – вот так «озвучила» свои мысли глава поселковой администрации Оксана Филатова.

За те годы, как руководит Оксана Ивановна родной ей территорией, майская трагедия-2012, пожалуй, самое печальное ЧП. А все потому, что одним из ее действующих лиц стала девочка из хорошей семьи. Хотя мне снова напоминают, что и семью Егора до сих пор считали благополучной. Может, и были какие ссоры, но из избы они, как сор, не выносились. И всезнающие соседки говорили, что никогда отец Егора на свою жену (мать подозреваемого) руки не поднимал. Откуда тогда жестокость? В семье-то только положительный пример. Хотя у каждого за воротами, за дверью, за окнами – своя, скрытая от посторонних глаз жизнь.

– Влияние насилия и жестокости на телеэкране да и в Интернете тоже не стоит сбрасывать со счетов. Иной раз чуть ли не всю инструкцию преподносят, как убить и чем убить, – продолжает размышлять вслух Оксана Ивановна. Но потом все равно возвращается к опасности чрезмерной любви. Вот и Лену очень любили. Вряд ли знала она слово «нет». И дело не только в модной одежде. Пришла пора переходного возраста. Выросла Лена из тех лет, когда она держалась за теплые мамины и бабушкины ладони. И очень крепкую, надежную руку дедушки, который, по сути, заменил внучке отца (с последним тоже связана печальная и трагическая история).

В одном из комментариев психологов по поводу трагедии в Трудармейском я прочла буквально следующее: «…Отсутствие отца в семье сказалось в том, что у девочки не было образа правильного мужчины. Как следствие, ей некого искать, не было возможности выбрать человека, подходящего под этот образ. Поэтому ее потянуло к молодому человеку старше ее, без которого она не могла представить свою жизнь, потому что он стал единственной опорой. А взрослые, так неосторожно произносившие «нельзя», стали для девочки одной из тех преград, которые она готова рушить для достижения своей цели».

Это мнение специалиста, не побывавшего в поселке, никоим образом не подходит к семье Лены. Именно семья и была для нее опорой. Наверняка это Лена со временем поймет. А возможно, уже поняла, дожидаясь в изоляции окончания следствия и вынесения приговора.

Да и какой цели достигла бы она с такой «надежной опорой», как Егор? У него-то пока за плечами только совершеннолетие, училище да работа охранником.

Сразу хочу отвергнуть и предположение, что в маленьком поселке молодым людям просто нечем заняться в свободное время. Вот, мол, они и бесятся, ищут приключений на свою голову.

В чистеньком, уютном Трудармейском есть и досуговый центр, и дом культуры с дискотеками, и кафе, где предпочитают не напиваться, а отдыхать. Есть бассейн, куда поплавать приезжают и городские. А какой, скажите, поселок может похвастать такой достопримечательностью, как колесо обозрения, или «чертово колесо»? Видели мы симпатичную молодую пару на этом колесе. Поняли: им хорошо вдвоем под майским небом. Потому и не стали мешать. Правда, запершило в горле от мысли, что этой парой могли быть Егор и Лена. Говорят, что на них – юных, красивых, в модных «прикидах» – нередко оглядывались. Потому что нравились. А сегодня или тяжело вздыхают, или сокрушенно произносят вполголоса: «Кто бы мог подумать?»

Хотя опять же нет-нет, да и всплывали некие подробности подготовки страшного плана. Вроде бы на телефон мамы недозрелой невесты приходила эсэмэска с угрозой убийства. Ходят и другие слухи, от которых стынет кровь в жилах.

…Даст Бог и медики, Ольга Александровна (теперь уже вдова) в скором времени вернется домой. И дай Бог с людской поддержкой не пасть ей духом.

…А поселок Трудармейский продолжает расцветать, хорошеть, молодеть, принимать гостей на свои праздники. На этих праздниках могли бы веселиться Лена и Егор. Если бы действительно любили друг друга…

Галина БАБАНАКОВА.

Фото Александра Зиновьева и из открытых источников.

Прокопьевский район.

 

Комментировать 1
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
  • object(WP_Comment)#10867 (18) { ["comment_ID"]=> string(6) "302872" ["comment_post_ID"]=> string(5) "32709" ["comment_author"]=> string(14) "Людмила" ["comment_author_email"]=> string(0) "" ["comment_author_url"]=> string(0) "" ["comment_author_IP"]=> string(13) "78.46.249.160" ["comment_date"]=> string(19) "2012-05-28 13:50:10" ["comment_date_gmt"]=> string(19) "2012-05-28 06:50:10" ["comment_content"]=> string(587) "Семья не виновата. Девочка сама подняла руку с ножом на самого дорого и родного ЧЕЛОВЕКА. Подлость в человеке все равно проявится. И никогда она не исправиться. Судить ее и жестоко. Не прощать. Это мы думаем "а как ей дальше жить с мыслью что она сделала". Да ей все равно. Я думаю даже не стыдно, хотя слезки прольет для людей." ["comment_karma"]=> string(1) "0" ["comment_approved"]=> string(1) "1" ["comment_agent"]=> string(64) "Opera/9.80 (Windows NT 5.1; U; ru) Presto/2.10.229 Version/11.64" ["comment_type"]=> string(7) "comment" ["comment_parent"]=> string(1) "0" ["user_id"]=> string(1) "0" ["children":protected]=> NULL ["populated_children":protected]=> bool(false) ["post_fields":protected]=> array(21) { [0]=> string(11) "post_author" [1]=> string(9) "post_date" [2]=> string(13) "post_date_gmt" [3]=> string(12) "post_content" [4]=> string(10) "post_title" [5]=> string(12) "post_excerpt" [6]=> string(11) "post_status" [7]=> string(14) "comment_status" [8]=> string(11) "ping_status" [9]=> string(9) "post_name" [10]=> string(7) "to_ping" [11]=> string(6) "pinged" [12]=> string(13) "post_modified" [13]=> string(17) "post_modified_gmt" [14]=> string(21) "post_content_filtered" [15]=> string(11) "post_parent" [16]=> string(4) "guid" [17]=> string(10) "menu_order" [18]=> string(9) "post_type" [19]=> string(14) "post_mime_type" [20]=> string(13) "comment_count" } } Avatar
    Людмила
    28.05.2012 в 13:50

    Семья не виновата. Девочка сама подняла руку с ножом на самого дорого и родного ЧЕЛОВЕКА. Подлость в человеке все равно проявится. И никогда она не исправиться. Судить ее и жестоко. Не прощать. Это мы думаем «а как ей дальше жить с мыслью что она сделала». Да ей все равно. Я думаю даже не стыдно, хотя слезки прольет для людей.

    Ответить

подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс