Соцсети:

Чемпионские раунды

11 мая 2012 | Вадим Антонов

Как уже сообщала наша газета, уроженец Прокопьевска и нынешний кемеровчанин Вячеслав Гусев выиграл свой 20-й бой на профессиональном ринге в полулегком весе (до 57,2 кг) и завоевал сразу два титула – чемпиона Европы по версии Всемирной боксерской организации (WBO) и чемпиона Паназиатской боксерской ассоциации (PABA).

Поединок в Москве,в котором кузбассовцу противостоял его 26-летний ровесник из Таиланда Паджай Йонгутжим, 30 апреля в прямом эфире транслировал телеканал «Россия-2». По итогам двенадцати раундов рефери единогласным решением присудили победу Вячеславу Гусеву: 115:112, 115:112, 114:113. Между тем уже в первом раунде поединка наш земляк оказался на полу ринга…

 

Тайский сюрприз

— Да, начало боя получилось неожиданным, — говорит Вячеслав Гусев. – Вместо проведения разведки, что планировал тренерский штаб, я пропустил удар. Ошибся в том, что опустил левую руку, и таец сделал «двоечку» (два удара. – Прим. авт.) Нокдаун, но несильный, меня не «болтало». Откровенно говоря, слегка растерялся: первоначальный план смешался в кучу, нокдаун меня застопорил, скованно себя чувствовал. Только после третьего-четвертого раунда стал приходить в себя. Предстояло догонять соперника, что всегда сложно. Боролся с самим собой, надо было успокоиться и переломить ход боя.

— Что советовали ваши секунданты Виталий Ильин и Александр Бусыгин?

— Давить, зажимать, подломить соперника, чтобы он устал. В принципе так и получилось. Последние три раунда, которые в профессиональном боксе считаются чемпионскими, я «забрал». Таец все-таки подустал и начал от меня убегать. Бой сложился не так, как хотелось, но я его выиграл.

— А как хотелось в идеале?

— Хотел ярко провести поединок, нокаутировать тайца. Все-таки бой показывали в прямом эфире, его смотрели в Кузбассе: в родном Прокопьевске, в Кемерове… Отец говорит, что за голову схватился, когда увидел, что я оказался в нокдауне.

— Что скажете о тайском боксере?

— Очень сильный соперник с мощным, акцентированным ударом. Его команда, в которой работал американский тренер, очень серьезно готовилась к бою, наверняка смотрела мои бои. И комбинация, которая закончилась нокдауном, была домашней заготовкой: заметили мое слабое место.

А я боксировал с «темной лошадкой»: облазил весь Интернет и не нашел ни одного боя тайца. Он оказался неудобным соперником: я предпочитаю работать вторым номером, на контратаках. А тут таец действовал в такой же манере. Соответственно мне пришлось менять стиль. Больше быть агрессором, что не очень люблю, но иного выхода не было.

— Вы чувствуете «дыхание» зала?

— Да, слышу, что кричат болельщики, но, понятно, не беру на вооружение их советы. Хорошо слышу и тренерские подсказки. В этот раз, помню, в двенадцатом раунде промоутер Герман Титов кричал: «Слава, осталась минута, надо сделать концовочку!» В Москве и зрители меня поддерживали.

— Понравилось выступать в столице, в ночном клубе?

— Большой зал, достойная организация боя.

— Ненависть к оппоненту в ринге испытываете?

— Нет, если соперник достойно себя ведет. А таец улыбался, поднимал руки вверх, стараясь показать, что он побеждает. В подобных случаях появляется злость, но лучше не поддаваться на эти провокации. Излишние эмоции мешают – необдуманно полетишь вперед и нарвешься на встречный удар.

Полезный урок

— На какое место можете поставить этот бой в своем рейтинге?

— Безусловно, на первое. На кону стояли два титула, а поражение отбрасывало меня далеко назад: пришлось бы снова подниматься наверх. Не менее важно и то, что я получил очень полезный урок, прежде всего в психологическом плане. Понял, что надо быть внимательным от первой до последней секунды поединка. Вообще есть над чем работать, о чем задуматься. Боксер растет во встречах с сильными соперниками. Если драться с «мешками», толку не будет.

— Сопоставим этот бой с тем, что вы провели в США три года назад?

— По степени тяжести бои примерно одинаковы. Но тогда я мог выиграть у мексиканца только нокаутом, иначе бы мне победу не отдали. Шансов на успех было мало. Хотя я и проиграл, ко мне вопросов не возникало.

— Предсказуемое поражение не огорчило?

— Всегда неприятно проигрывать. Поражения на меня тяжело действуют, долго от них отхожу.

— Таец не отдал чемпионский пояс?

— Он потерял титул, а пояс остался у него как трофей, ведь за него платят деньги. Чемпион заказывает новый пояс, вскоре мне должны его прислать.

— Почему вы оказались в роли претендента на титул чемпиона Европы, ведь завоевали его в Кемерове еще в марте прошлого года?

— В течение года я не провел защиту титула, и его сделали вакантным. Обычная практика в профессиональном боксе.

— Предыдущий ваш бой состоялся одиннадцать месяцев назад…

— Конечно, большой перерыв никак не пошел на пользу. Теряешь ощущение ринга, соревновательные эмоции. Но, как вы понимаете, это зависит не от меня, а от промоутера.

— Ваш дебют на профессиональном ринге состоялся почти девять лет назад. Обрели за это время свой стиль?

— Век живи – век учись. Никак не могу поставить жесткий нокаутирующий удар. Причем все говорят, что удар у меня есть: тренеры это чувствуют, когда бью по боксерским лапам, да и спарринг-партнеры. Но не могу поймать тот момент, когда надо «добивать» соперника. Работаем, работаем, но пока это не приходит.

— Просматриваете свои бои?

— Да, много раз. Когда перечитываешь хорошую книгу, что-то новое открываешь для себя. И здесь то же самое. Смотришь – одна ошибка, вторая, третья…Своего рода форма учебы.

— Как долго готовились к этому бою в Москве?

— Полтора месяца: две недели на Украине, в Донецке, остальное время в Кемерове. Оцениваю свою форму на «пятерочку».

— Пришлось сгонять вес?

— Да, восемь килограммов испарились за полтора месяца. Сгонял помаленьку, грамотно и аккуратно. Самый сложный период в сгонке веса – последние пять дней, когда намного меньше пьешь воды.

— Может, стоит сменить весовую категорию?

— Следующий вес – до 59 кг, разница небольшая. Да и титулы в своем весе надо защищать.

— Не могу не спросить о том, как повлияла на профессиональный бокс трагическая гибель кемеровчанина Романа Симакова, которого прямо с ринга увезли в больницу, где он умер через несколько дней…

— Все боксеры скорбят о своем коллеге. Очень жаль Романа. Его смерть стала шоком для всех. Мне сразу же позвонил отец и спросил: «Не пора ли заканчивать с боксом?» Но мы понимаем, что произошел несчастный случай, от которого никто не застрахован. После гибели Симакова за здоровьем боксеров следят более тщательно, и мы проходим на порядок больше медицинских обследований, чем раньше.

Дома и стены греют

— Сейчас можно и отдохнуть?!

— В боксерском зале не был вот уже десять дней. Откровенно говоря, после боя все болит: палец отбил, там потянул, здесь потянул, мышцы ломит. Но в зал, конечно, тянет, привыкаешь к тренировочному процессу. В начале июня вместе с нашими тай-боксерами поеду на сбор в Таиланд. Там и начну помаленьку втягиваться в работу.

— Как обстоит дело с учебой?

— В этом году оканчиваю спортфак Кемеровского университета. В апреле сдал госэкзамены на «четыре» и «пять». В конце июня – защита диплома. Тема: «Занятия боксом с детьми дошкольного возраста». Три раза в неделю тренирую детей, мне это нравится.

— Когда планируете очередной бой?

— Опять же тут не все зависит от меня. Хотелось бы выйти на ринг в конце августа – начале сентября. Было бы здорово провести бой, даже рейтинговый, в Кемерове, где и стены греют! Хотя, конечно, лучше, если организуют титульный: в этом случае и соперники хорошего уровня, и гонорар выше.

— Думаете о поединке за титул чемпиона мира?

— Это моя мечта, я стремлюсь воплотить ее в жизнь. Но для этого пока не хватает опыта, надо провести еще не меньше пяти поединков.

«Научиться понимать»

— Слава, и напоследок несколько вопросов из знаменитой анкеты французского писателя Марселя Пруста. Ваша самая характерная черта?

— Порядочность.

— Ваш главный недостаток?

— Как кто-то сказал: «Я не люблю себя. Стараюсь жить, чтобы угождать другим». В последнее время много об этом думаю…

— Любимое занятие?

— Тренировать детей. Это не работа, а скорее хобби. Сами понимаете, молодому тренеру платят не много…

— Что считаете самым большим несчастьем?

— Потерю близких людей.

— Каким человеком вы бы хотели быть?

— Узнаваемым.

— Любимый цвет?

— Красный. И не потому, что в последнем бою у меня был красный угол на ринге. Не верю в приметы, в суеверия.

— Что больше всего ненавидите?

— Неопределенность. Люблю, когда все идет по плану.

— Способность, которой вам хотелось бы обладать?

— Нокаутирующий удар в боксе. В жизни — научиться понимать людей: с кем надо общаться, а с кем не стоит. Не хочется в ком-то разочаровываться…

Вадим АНТОНОВ

Фото Кирилла Кухмаря и Владимира Клюева.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс