Соцсети:

Инициатива.Долг племянника

4 мая 2012 | Газета «Кузбасс»

В январе 2011 года, разбирая архивы ушедших из жизни родителей, я наткнулся на портрет и пожелтевший, обветшавший листок:

«Временное удостоверение № 720453.

Гвардии старший сержант: Афросин Алексей Антонович, приказом № 080 от 25.02.43 года по 28 армии, 54 гвардейской стрелковой дивизии за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронтах борьбы с немецкими захватчиками, награжден.

Орден «Красная звезда» №1416160171.

Вручающий: гвардии капитан Бугаев. 6 мая 43 года».

От руки приписано: «Убит 15.09.43 год».

С портрета глядит на меня красивый молодой парень – родной брат моей мамы.

На обратной стороне ее рукой сделана надпись: «Афросин Алексей. Год рождения 1922».

Жизнь распорядилась так, что не довелось нам встретиться. Я вглядываюсь в его родные черты и думаю: он мог бы прожить долгую и счастливую жизнь, обзавестись семьей… Я бы дружил и играл с его ребятишками, вместе ходили бы в школу. Но нет – я уже почти в три раза старше его. Не будет у гвардии старшего сержанта ни детей, ни внуков. Закончился род Афросиных – за что?!

Он ушел добровольцем защищать Отечество и отдал за него жизнь.

…Вспоминаю раннее детство, как я гляжу на его портрет, висящий в доме деда, и расспрашиваю: «Где воевал? Как погиб? Где похоронен?» Но в ответ лишь скупая слеза да слова: «Не знаю… Прости, внучок… Где ни испрашивали — все без толку».

Когда я пошел в школу – увлекся рассказами о войне. В моем воображении мой дядя вместе с книжными героями поднимался в атаку, громил врага…

Прошли годы. Пришли новые информационные технологии. И то, что не смогли сделать мои деды и родители, получилось у меня.

В результате нескольких месяцев поисков в Интернете я узнал, что Алексей Афросин, командуя отделением разведчиков батареи 76-миллиметровых пушек, прошел битву под Сталинградом, брал Элисту, Сальск, Ростов-на-Дону и погиб вместе со своим боевым товарищем на Украине, освобождая Запорожье (юго-западная окраина хутора Украинка).

Позже я выяснил, что в наше время хуторов с таким названием в Запорожской области не существует. Зато Новоукраинок – сел, в которые могли переименовать хутор, — аж четыре.

Вскоре на сайте «Мемориал» нашлась схема захоронения моего дяди Алёши и рядового Бочкарева – в ней хорошая привязка к местности, река Гайчул – на ее берегах расположена всего одна Новоукраинка. Это заметно сузило район поиска.

Заведя переписку с преподавателем местной школы по имени Павел, я узнал, что до 1946 года Новоукраинка называлась, как и река, – Гайчул, а хутором Украинка именовали расположенное рядом село Гоголевка. Изучая спутниковые снимки местности и накладывая на них схему захоронения, я, как мне казалось, определил место захоронения с точностью до десятков метров, но Павел там ничего не обнаружил. Однако мне сердце подсказывало: не сдавайся, поезжай и найди!..

Наступило 8 августа 2011 года. В Гоголевке я появился около пяти часов вечера, въехал на улицу и вдруг у дороги, почти напротив места, где, по моим расчетам, были захоронены разведчики, увидел небольшой обелиск. Сердце ёкнуло… Но оказалось, рано: надпись на камне гласила, что начинающаяся здесь улица носит имя погибшего под Веной Героя Советского Союза Василия Баранова. Я положил к его подножью несколько сорванных тут же полевых цветков и медленно покатил дальше, внимательно разглядывая проплывающие мимо хаты и заборы. У открытой калитки одного из дворов стоял здоровенный мужик. Я остановился, подошел, познакомился и рассказал о цели своего приезда.

Мне крупно повезло. Александр Вакула, потомок гоголевских, диканьских кузнецов, оказался открытым и честным человеком. Несмотря на чувство неловкости, нашел в себе силы признаться, что он и есть тот самый тракторист, который, исполняя приказ начальства, запахал мешающее полевым работам захоронение.

Вскоре мы уже были у места гибели гвардии старшего сержанта Афросина и гвардии рядового Бочкарёва (как оказалось, могилка находилась в двух километрах от указанного на схеме места). Вокруг росли подсолнухи, в долине виднелись Новоукраинка и Гоголевка…

Забегая вперёд, расскажу, какая картина последнего боя моего дяди сложилась из рассказов местных жителей.

Немцы отступали и как раз на этой высоте оборудовали огневую позицию, вели отсюда минометный и пушечный обстрел сёл и наступающих частей 28-й армии.

Разведчики по балке подобрались к этому опорному пункту на расстояние буквально семидесяти метров (там их нашли после боя) и, передав координаты цели, корректировали огонь.

«Катюши», артиллерия обработали врага так, что тот, побросав часть вооружения, бежал… Для Новоукраинки и Гоголевки бои на этом были закончены – разрушения минимальны…

Утро 9 августа я встречал среди поля подсолнухов – у места гибели бойцов. Дул легкий свежий ветерок. Солнце всплыло над горизонтом и устремилось в небесную синеву. Я достал привезённую из дома горсть земли, высыпал её на место захоронения и подумал: «Царствие вам небесное! Далеко ваша родная земля, но теперь частичка её присутствует и здесь!»

День пролетел на одном дыхании: В поселковой администрации мне было дано разрешение на установку памятника. Я съездил за 80 километров в бывшую вотчину батьки Махно – Гуляй-поле, заказал гранитный обелиск и к восьми часам вечера с готовым памятником вернулся в Гоголевку. Договорился с местными мужиками насчет помощи с установкой, а на следующий день к обеду всё уже было готово. Оставалось только организовать небольшие поминки и собраться в обратный путь…

Валерий ФЁДОРОВ.

Осинники.

P.S. Конечно, чтобы не перегружать статью, многие подробности я опустил. Но главное, думаю, передал: никто не должен быть забыт! Ищите своих родных павших воинов – связь и память поколений не должны быть прерваны…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс