Соцсети:

Не всякий пожарный случай…

24 апреля 2012 | Галина Бабанакова

…А избы горят и горят. Вот и дом Елены Манохиной пополнил печальную статистику пожаров еще в начале 2012 года. Всего же в Кемерове только в январе случилось 355 пожаров. В разных концах города.

Сейчас мы едем в деревню Красную, на улицу Елыкаевскую. Там стоял дом, где жила Елена с дочками Аней, Лидой и мамой Валентиной Васильевной.

Постучалась беда в тогда еще закрытые ворота 8 января. Елена вздыхает:

– И во всем плохом бывает что-то хорошее… Так и у нас. Мама с дочками как раз в тот день уехали в гости. А уж я-то одна успела выскочить. И даже сумку с документами вынести. В общем, все остались живы. И это, конечно, главное.

Вот и я думаю сейчас о том же, обходя пепелище. Жуткая картина. Врагу не пожелаешь. И вдруг в черном обуглившемся ворохе мелькнуло что-то яркое. То были розовые крылья бабочки. Представляете: все сгорело, покорежилось, а этой бабочке (новогоднему костюму) хоть бы что. Такое вот чудо.

Первоклассница Лизонька наряжалась в костюм бабочки на Новый год. Кружилась, смеялась, заглядывала под елку: «Что там принес Дед Мороз?» И, конечно же, загадывала заветное желание.

 

– Хуже пожара нет ничего. Воры-то хоть еще что-то оставляют, а огонь все подберет. Как же вы теперь? Куда вы? – спрашивали сочувствующие у Манохиных.

Во время пожара свидетели-соседи старались помочь Елене. Сама она успела выбросить в окно свою норковую шубу и сапоги, а с помощью соседей был спасен старенький телевизор. Новую технику, которую Елена приобрела как раз накануне Нового года, уничтожил беспощадный огонь.

Надо отдать должное Елене (ее характер закалился в воспитании дочек), она не стала растрачивать силы на слезы и причитания. Ведь надо было жить дальше. Но прежде выяснить причину пожара. Профессионалы вынесли заключение, что он случился от искр, выходящих из трубы вместе с дымом. Несчастный случай. Не виноваты ни проводка, ни хозяева. Что же касается пожарных, то они, быстро приехав на Елыкаевскую по вызову, еще несколько минут искали заезд к терпящим бедствие.

А все дело в том, что дом, где жила Елена со своими близкими, когда-то был построен ее дядей на чужой усадьбе. Вернее, по документам чужой. А вообще-то это было частное владение бабушки Елены. И, стало быть, родной матери дяди Елены – Валентина Васильевича. Но только по ближайшему родству собственность не узаконивают. Валентин Васильевич начал было собирать документы на оформление своей постройки, но, к сожалению, сделать этого не успел: умер.

В собственность дом был оформлен уже после смерти дяди. Но на его имя. Теперь в право наследства должны вступить ближайшие родственники. Но как это у нас часто бывает: все откладываем и откладываем на потом решение каких-то важных вопросов. А эти вопросы потом заслоняются другими. Тоже вроде важными.

Возможно, поэтому и деревянный дом на улице Елыкаевской не был застрахован от несчастного случая. Мама Елены Валентина Васильевна не отрицает, что страховой агент сам приходил к ним, предлагал застраховать недвижимость.

– Почему же не застраховали? – спрашиваю.

– Кто же о плохом-то думал? Да и денег лишних не было. Наверное…

То-то и оно! Однако не будем, как говорится, читать мораль пострадавшим людям. Они уже и сами поняли, к чему приводит надежда на «авось» и желание сэкономить не на том.

 

Лишних денег в семье действительно нет и не было. Алименты на старшую дочку Елена не получает. На младшую, правда, идет пособие по потере кормильца (отец Лизоньки умер). Невелика и зарплата Елены. Она – кладовщица на одном из частных предприятий.

Однако как во все времена помогали погорельцам, так и в отношении семьи Елены люди не остались безучастными. Собирали деньги, вещи. Но вещи-то надо было куда-то складывать. Так что важнее всего для Елены был хоть какой-то угол. Вначале пожили у родственницы. А потом переехали в общежитие на Ленинградском проспекте.

Вернее сказать, перешли. Все, что удалось спасти, вошло в ручную кладь. А шуба была на плечах Елены. В ней-то она и ходила по разным кабинетам. Возможно, будь Елена в куртке «на рыбьем меху», то на нее смотрели бы иначе. А так – молодая и симпатичная, она не производила впечатления несчастной. Что ни говори, но чаще у нас встречают все-таки по одежке.

Когда Елена рассказывала про эту спасенную шубу, мне вспомнилась уже давняя трагедия на пожаре. Одна молодая женщина кинулась в огонь за своей норковой шубой и… погибла. В те годы норковые шубы еще не были такой массовой «униформой», как нынче.

Елене в этом смысле повезло. Правда, и сама она уже несколько раз повторила: «Лучше бы я не выбрасывала эту шубу в окно. Упрекали меня ею». Но ведь и учебники дочек Елена тоже выбрасывала из огня. И диплом Анечки тоже удалось вынести. Анюта – лауреат многих конкурсов вокалистов. Талантливая девочка. Исполняет лирические песни. И знаменитые руслановские «Валенки» тоже знает. Потому-то и не хочет Елена «отрывать» Анюту от родной музыкальной школы, что находится на «Радуге». А общеобразовательная школа – в деревне Красной. Где и жили.

Понятно, что дорога от начала Ленинградского проспекта до Красной, да и до Радуги требует и времени, и расходов на транспорт. Но при всем понимании и сочувствии к ситуации очередных погорельцев предоставить им даже временное жилье поближе к прежнему проживанию нет возможности. А потому руководители Рудничного района (туда входит микрорайон «Радуга») передали ходатайство в городскую администрацию. В комитет по жилищным вопросам.

Напомню, что только в январе в Кемерове произошло более 350 пожаров. А за прошлый год – 3924. Это каждому обратившемуся в администрацию кажется, что его положение самое критическое и его вопрос самый неотложный. Но ведь все относительно. У кого-то из погорельцев бывает еще одно жилье, кто-то принят родственниками. Елена Манохина из той категории, кому идти просто некуда. За «гостинку» надо было платить. Вот для таких, как Елена, и есть в городе социальный фонд. Но это не значит, что временное жилье предоставляют именно по тому адресу, которое устраивает погорельцев. Приходится чем-то поступиться и вновь налаживать все, что называется жизненными условиями.

Елене Манохиной вначале предложили квартиру в бараке, что в Центральном районе. Пошла на «смотрины». А в те дни еще было морозно и снежно. С трудом открыла обледенелую дверь. Заглянула в пустую углярку. Поняла, что для обустройства потребуется немало денег. Их нет. Правда, Елену предупреждали, что от предложенного варианта она может отказаться. Это не наказуемо. И это не означает, что в дальнейшем ее оставят один на один с бедой. И Елена отказалась от просторной, но «убитой» квартиры в бараке.

Я спрашивала у специалистов жилищного комитета, часто ли бывает, что погорельцы отказываются от того, что им предлагается? «Навскидку» мне назвали прошлогоднюю цифру отказов – более пятидесяти. Но десятки семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, все-таки обрели кров по договору временного социального найма. Это временное положение продляется до тех пор, пока у людей не будет своего жилья. Кто-то сможет купить новое, кто-то восстановить старое (если что-то оставил огонь), кто-то построить на прежней усадьбе все «с нуля».

Но и усадьба должна быть узаконена. Право собственности на нее оформляет теперь и Елена. Конечно, приходится побегать. Для себя же и для дочек старается. К тому же земля в городской, но экологически чистой и живописной деревне Красной во все времена ценилась. И огород-кормилец Елена собирается засаживать. От дождя укрыться есть где: банька уцелела.

В те дни, когда мы встречались с Еленой, ее очаровательными дочками и мамой, все еще не находящей места от тоски в маленькой «гостинке», всех волновал один вопрос: «Когда же им, январским погорельцам, будет предложен новый вариант?»

А в это время в одном из общежитий-«гостинок» Кировского района вовсю шел ремонт объединенных двух комнат в одну секцию. Адресно! Для семьи Елены Манохиной.

Обновляли комнаты на совесть.

– Прямо как для себя старались. Так все аккуратненько и чистенько! – скажет обрадованная и взволнованная предстоящим новосельем Елена.

Она и дочек на «второй вариант» возила. Аня и Лиза тоже остались довольны. Сборы на новый адрес будут недолгими: вещей-то немного. Материальная помощь, которая была обещана городским отделом соцзащиты, сейчас как раз была бы кстати. Один из чиновников пожелал Елене научиться жить сначала. Она старается. Ради дочек, ради больной мамы. Но все-таки реальная помощь, а не просто сочувствие поддерживает куда больше. Если вы хотите помочь Елене, то ее телефон в редакции (72-48-65).

Сама же Елена, пережив январскую трагедию, желает, чтобы не горели и чужие избы. И вообще чтобы люди научились хранить то, что имеют.

А вы, кстати, застраховали свое имущество?

Галина БАБАНАКОВА.

НА СНИМКЕ: дом превращен в пепелище. Но надежда не погасла.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс