Соцсети:

Наш человек в Либерии

20 апреля 2012 | Газета «Кузбасс»

Уже более четырех месяцев кузбасский полицейский Евгений Овсянников живет и работает в небольшом городке Каката в Либерии. Вместе со своими коллегами из разных стран он в составе миротворческой миссии Организации Объединенных Наций помогает налаживать нормальную жизнь в этом африканском государстве.

 

Миротворцы

По договору с ООН полицейские ведомства многих стран направляют своих сотрудников в зоны вооруженных конфликтов. Кандидаты в миротворцы должны проработать в органах внутренних дел не менее пяти лет, иметь опыт вождения автомобиля, владеть иностранным языком, быть абсолютно здоровым. И после тщательного отбора претенденты допускаются к более жестким испытаниям, которые проводятся вначале нашими преподавателями, а затем – иностранными специалистами ООН (именно последние и принимают экзамены по английскому языку, вождению и стрельбе).

Заграничная командировка для сотрудника Главного управления МВД России по Кемеровской области Евгения Овсянникова – уже третья по счету по линии ООН (до этого он побывал в Косово и Судане). В Либерии он служит советником по расследованию преступлений в столице графства Монсерадо – городе Каката.

– По-нашему город Каката – что-то вроде районного центра, – рассказывает Евгений. – Одна центральная асфальтированная улица, вдоль нее двухэтажные дома. Остальные улицы грунтовые, с обычными лачугами. Но по местным меркам это большой город – второй по величине в стране: в нем проживает около 100 тысяч человек.

Всего в разных городах Либерии сейчас находятся восемь сотрудников МВД России. В Какате из российских полицейских только кемеровчанин Овсянников. Среди его обязанностей – консультировать местных полицейских, как осматривать место преступления, какие доказательства нужны для расследования, на какие моменты в ходе допроса следует обратить особое внимание. Евгению очень помогает то, что на родине он работал следователем, знает все тонкости этого дела не понаслышке.

Либерийцы благодарны представителям ООН, за время присутствия которых в их стране прекратились боевые действия, начала восстанавливаться мирная жизнь, стали возвращаться беженцы. Поэтому при встрече с местными жителями миротворцы часто слышат: «Спасибо за мир, который вы нам даете»…

Кто такие «вами»?

Кроме столицы, в остальной Либерии (как, собственно, и во многих других странах Африки) зачастую создается впечатление, что попал в далекое прошлое: люди живут в соломенных лачугах, готовят на углях, ходят, обмотавшись тряпкой… Здесь множество змей, пауков, скорпионов, свирепствует малярия…

На улицах Какаты с раннего утра и до позднего вечера полно народу. Когда появляются белокожие люди, это сразу привлекает внимание местных.

– Дети всегда смотрят на белых с любопытством. Те, кто посмелее, стараются дотронуться до них или машут рукой в знак приветствия, – делится впечатлениями Евгений. – Но, в отличие от Судана, с плачем за маму здесь никто не прячется – такое осталось разве что в самых отдаленных деревнях в джунглях…

Почти все жители Либерии говорят по-английски. Но при этом так искажают слова, что к такому «английскому» приходится привыкать:

– Некоторые слова или словосочетания встречаются только здесь. Например, белых в Либерии называют «вами». Слово образовано от английских «white» и «man», что в переводе значит «белый человек».

И хотя в целом «вами» в Либерии уважают, в целях личной безопасности посланцы ООН живут под охраной и за высоким забором. Ведь многие африканцы воспринимают их как богатых людей, за счет которых можно поживиться. Например, на рынке им нередко продают товары гораздо дороже, чем обычным либерийцам. Нередко жители Какаты и просто подходят к белокожим людям, прося денег.

Особенности африканского сыска

В Какате многие слышали о России, знают, где она находится, знают, что там холодно. Но куда больше африканцы интересуются США.

– Они во всем хотят быть похожи на американцев, – говорит Евгений. – В столице, например, престижно носить джинсы, пить кока-колу, бегать по утрам, слушать музыку. В местном университете большой конкурс на юристов, а вот агрономами и инженерами хотят стать немногие – здесь это не престижно. Понятно, что в сельской местности многое по-другому…

В Либерии исторически выстраивается проамериканская модель государства. Даже государственный флаг похож на флаг США – те же красно-белые полосы и звезда на синем фоне. Форма либерийских полицейских тоже копирует американскую. Вот только работать так же, как их «штатовские» коллеги, они пока не научились. Именно поэтому полицейские из разных стран в рамках миротворческой миссии ООН обучают либерийцев современным приемам раскрытия преступлений и охраны общественного порядка, передают им свой опыт.

В работе полиции Какаты немало специфических особенностей. Например, одна из них связана с расследованием убийств. В Либерии нет ни одного морга, и трупы хранить негде. Нет и патологоанатомов, которые бы в случае сомнений смогли определить истинную причину смерти человека. Правда, в столице страны живут два-три таких специалиста-иностранца, и в случае крайней необходимости их иногда просят провести исследование трупа. Но такие случаи очень редки.

– Обнаружив труп, следователь собирает коллегию присяжных из 15 человек – так называемый Совет пятнадцати. Примечательно, что никто из моих коллег не слышал о практике с таким числом присяжных даже в других африканских странах. Многие местные жители знакомы с этой процедурой, и поэтому не составляет большого труда собрать нужное количество вменяемых взрослых мужчин. Им объясняется суть дела, выбирается председатель и секретарь, который пишет протокол. Потом все вместе осматривают труп. Если у следователя нет с собой перчаток, то он надевает на руки обычные полиэтиленовые пакеты. В протокол вносится все, что может показаться подозрительным. Присяжные должны ответить на главный вопрос: убийство это или нет? Если убийство, то из-за чего наступила смерть. После этого труп передают родственникам для захоронения, а если родственников нет – то главе населенного пункта, и в тот же день тело закапывают в том месте, где нашли (разумеется, если это не центр города). Протокол решения Совета пятнадцати имеет статус официального документа.

Еще одна колоритная особенность работы полиции Какаты – вечерные допросы при свечах. Централизованного электричества нет даже в столице, у каждого дома свой генератор.

– Электростанция у них раньше была, до сих пор даже остались столбы на улицах, – рассказывает майор Овсянников. – Но сейчас от этой ГЭС (она находится в джунглях, в часе езды от города по заросшей грунтовой дороге) мало что осталось: разрушенная дамба на берегу реки да бетонный каркас здания с дырами от четырех генераторов. Больше ничего… Как могли повстанцы разобрать и вывезти здоровенные генераторы, непонятно…

 

Жертвоприношение

Как-то в полицейскую станцию ООН в Какате поступило сообщение, что из небольшой деревушки исчезла 12-летняя девочка. Часа за полтора по плохой грунтовой дороге Евгению вместе с местными полицейскими удалось доехать до места происшествия. Оказалось, что в тот день ребенок вместе с приемными отцом и матерью находились неподалеку от деревни. Маленькая Бинду стирала белье на берегу небольшой речки, а мать пошла вверх по течению ловить рыбу. Периодически родители звали девочку по имени, и та откликалась, но потом она замолкла. Постиранное ею белье лежало на берегу, на тропинке рядом нашли одежду и сандалии ребенка…

Через восемь дней местные жители нашли в реке изуродованное тело девочки. У нее была вскрыта грудная клетка, вырезаны сердце, язык, глаза… Следователь из Какаты выдвинул версию, что девочку могли похитить для жертвоприношения. Полицейские арестовали девять подозреваемых в преступлении: работников прииска, приемных родителей, нескольких жителей деревни. То, что родители девочки на допросах вели себя безучастно и равнодушно, позволило заподозрить их в причастности к преступлению (например, они могли сами продать девочку или за деньги дать согласие на ее убийство). Однако прямых доказательств этого не было, и до настоящего времени убийство девочки остается нераскрытым…

– Меня поразило, что местные жители отнеслись к такому зверству как к чему-то обычному, – признается Евгений. – Мой коллега – сотрудник полиции ООН из Ганы – потом рассказывал, что человеческие жертвоприношения до сих пор широко применяются во многих странах Африки. Считается, что это принесет удачу при открытии бизнеса или строительстве дома. Например, перед тем, как начать добычу золота и алмазов, в жертву приносят животное: мол, тогда задобренные духи покажут, где находится жила. А если это не помогает, выбирают человеческую жертву, обычно ребенка…

Миссия продолжается

Кемеровчанин Евгений Овсянников пробудет в Либерии еще восемь месяцев, и в следующий раз появится дома лишь по зиме. Благо в Какате у него есть доступ к Интернету, так что Кузбасс теперь не кажется ему таким далеким.

Удачной службы на Африканском континенте, майор российской полиции!

 

Владимир СЕРГЕЕВ.

 

 

Для справки

Либерия – небольшое государство на западном побережье Африки. С 1989-го по 2003 год в стране шли непрекращающиеся гражданские войны, которые унесли жизни более 200 тысяч человек, еще сотни тысяч превратились в беженцев. За это время уровень жизни в Либерии стал одним из самых низких в мире: в среднем гражданин получал по $200 в год. В 2003-м там начала свою деятельность миссия ООН. С тех пор, как военные и полицейские разных государств стали помогать налаживать в этой стране мирную жизнь, многое изменилось к лучшему.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс