Соцсети:

Федот, да еще тот!

20 апреля 2012 | Ольга Штраус

Исправительное учреждение № 29 – колония строгого режима. Убийцы, рецидивисты, воры с «богатым прошлым» — вот здешний контингент.

А еще эта колония славится в Главном управлении федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области своим… театром. И не только в кузбасском ГУФСИНе! Театр-студия «Камелек», открытая тут семь лет назад, показала на своей сцене уже семь спектаклей.

В афише театра – преимущественно классика. Здесь ставили и «Собачье сердце», и «Недоросль», и «Ревизор», и «Пестрые рассказы» (по произведениям А.П.Чехова). И даже спектакль «Преступление и наказание», который, правда, к роману Достоевского не имел никакого отношения – в качестве литературной основы были взяты юмористические рассказы М.Зощенко.

На днях в ИУ-29 состоялась новая премьера – «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца», спектакль по сказке Леонида Филатова. Режиссером его, как всегда, выступила Екатерина Никонорова, учительница вечерней школы №18, в которой получают среднее образование недоучившиеся на воле осужденные. (Собственно, именно тут и зародился в 2005 году театр «Камелек»). А актеры, блистающие на премьере, как и художник-оформитель спектакля, – те самые обитатели ИУ-29. Убийцы, рецидивисты, воры…

 

Закрытый кладезь талантов

Еще в автобусе обратила внимание: кроме сотрудников «в форме», с нами на премьеру «за колючку» ехали несколько человек, явно принадлежащих сфере искусства. Так и оказалось. Татьяна Овчарук, старший преподаватель Кемеровского университета культуры и искусств, и ее коллеги – частые гости в этом учреждении. Мастер-классы, общение со студентами театральных специальностей и даже попытка открыть на базе «Камелька» филиал учебного заведения с театральным уклоном – все это давно опробованные и действенные формы работы.

— Как много было тут талантов в 90-е годы! – ахает Татьяна Георгиевна. – Помню, режиссер одного из Кемеровских профессиональных театров все сокрушалась, что «местной звезде» до 2013 года здесь сидеть. А сейчас эту «звезду» перевели в другую зону, увы…

Вспоминали по дороге и другие курьезные случаи. Например, что «выпускники» здешней зоны, освободившись, приходят поступать в учебные заведения сферы культуры. «На зачете смотрю – ба, да это же главный юморист из зоновской команды КВН, — рассказывает Татьяна Овчарук. – Они многие с КВНа начинали. Улыбается: «А вы меня узнали?» Говорю: «Да разве тебя забудешь?»

Все-таки искусство, наверное, и впрямь способно если не перевоспитать, то хотя бы указать тропинку в иную, интересную жизнь, свободную от преступлений.

Над чем смеетесь?!

Если верно утверждение, что спектакль – это не то, что происходит на сцене, а то, что происходит между сценой и зрительным задом, то смотреть «Федота-стрельца» интереснее всего, полуобернувшись к зрителям. Ряд прямо за мной занимают родные и близкие осужденных, приглашенные на премьеру. Следом – люди в форме. А за ними… За ними полный зал темно-серых лиц, голов, стриженных под машинку. Пожилые, морщинистые и совсем юные, насмешливые, сосредоточенные, хмуро-равнодушные и лукавые, они объединены сейчас одним чувством – ловят происходящее на сцене.

Увы! Сказку Филатова, наполненную тонким политическим юмором, они воспринимают совсем иначе, чем мы, люди с воли. Скажем, все политические аллюзии не воспринимаются тут вовсе. Понимаю: тем, кто находится в изоляции по 15-20-25 лет, на самом деле трудно понять, что и как поменялось в общественно-политической ситуации страны за эти годы.

Зато «на ура!» проходят все шутки, касаемые женского пола.

«Где бы что ни говорили – все одно сведешь на баб!», или «Ты вчерась просил ковер? Ну, так я его припер… — Ай, да ухарь! Ай, да хват! На скольких же ты женат? Или ты сосватал сразу цельный ткацкий комбинат?» — вот эти перлы встречают здоровый жеребячий хохот. И природу его понять нетрудно.

Кстати, женские роли в спектакле играют… женщины. Педагоги все той же вечерней школы №18 охотно приняли участие в самодеятельном спектакле. Правда, самую ударную партию – роль Бабы-Яги – осужденные женщинам не доверили. Ее (по собственному почину) вызвался исполнять Александр Дамрин. И вот что удивительно: в обычной жизни довольно-таки скованный заика, здесь он выступал вполне уверенно и говорил без всяких запинаний.

— Это мой дебют! – признался Александр на обсуждении спектакля. – Я специально эту роль себе выпросил, потому что она, по-моему, самая смешная!

К слову сказать, слова «спробуй заячий помет – он ядреный, он проймет!» Александр и впрямь умудрился произносить очень смешно, одновременно доставая что-то из карманов и аппетитно пробуя на зуб…

Успех на казенных харчах

Впрочем, если говорить о том, что вызывало особенное оживление в зале, то это, конечно, в первую очередь близкие темы.

«Ну, браток, каков итог?

Обмишурился чуток?

Только сей чуток потянет

Лет примерно на пяток!

 

Ты у нас широк в плечах,

А башкой совсем зачах.

Вот умишко и поправишь

На казенных-то харчах!»

 

Эти слова Царя, обращенные к Генералу, вызвали просто волны хохота. Как и вполне вроде бы невинное «а твоя сейчас задача – на кладбище не попасть!»

Кстати, после спектакля удалось перекинуться парой слов с исполнителями главных ролей.

Молодой и бойкий Царь – Константин Родионов – играет тут уже пятый сезон. Сцену обожает. Говорить о прошлом старается уклончиво: «Из Осинников я. Да, начинал тоже с КВН, с концертов… Ах, вы про волю? У, какие я там «концерты» устраивал!.. Но не надо про это. Ко мне сегодня мама приехала. Не хочу все опять напоминать…»

Федот – Евгений Коваленко – своего прошлого стыдится меньше.

Спрашиваю: «Вы за убийство тут сидите?»

— Вы что?! Я – человек малодушный, убить не могу. У меня всего лишь кражи.

(Добавим в скобках – зато число их едва ли не перевалило за десяток. Рослый, красивый, статный Федот получил свою роль отчасти за внешние данные, отчасти – за интересную хмурую бледность. Он редко улыбается. Зато весьма выразительно молчит и неплохо двигается. Сцена, где на его защиту поднимается «весь народ», решена режиссером своеобразно: группа из пяти человек с «вилами и граблями» марширует по сцене прямо на зрителя. И невольно замирает сердце: вот так, думаешь, они и «на дело» ходили, эти «артисты»…)

Артисты на доверии

А больше всего мне понравилось, как справился со своей ролью Генерал – Николай Васянин.

— Так я ж уже – ветеран сцены! – смеется он. – Опыт имею. Шесть сезонов отыграл в этом театре.

А сидит 46-летний Николай Васянин тут 26 лет. Последний раз был осужден за убийство четырех человек. Как сам объясняет: «За любимую женщину вступился! Она, беременная, на рынке торговала. А они на нее наезжать стали, деньги какие-то требовали…». Из назначенного срока – 24 года – он отсидел пока ровно половину…

Спектакль закончился, так как обычно и бывает в «Камельке». Сначала – подробное обсуждение с приглашенными специалистами, так сказать, «мастер-класс», разбор полетов. По ходу дела и художник спектакля – осужденный Сергей Карпов, и все актеры, и режиссер Екатерина Никонорова – получили немало конкретных советов.

Надо признать, они приняли их сдержанно. Ведь впереди у труппы – еще два выступления: перед своими товарищами и перед приглашенными студентами. А доверять здешние артисты привыкли не столько профессионалам, сколько публике.

Ольга ШТРАУС.

 

На снимках:

Генерал – Николай Васянин и Баба Яга – Александр Дамрин.

Денис Барковский сыграл в спектакле три роли, и в каждой был неузнаваем.

 

Фото Федора Баранова.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс