Соцсети:

По-русски и «по-простому»

11 апреля 2012 | Ольга Штраус

«Словарь обыденных толкований русских слов» скоро выйдет в свет. Его авторы – научные сотрудники кафедры русского языка Кемеровского государственного университета – со всей ответственностью заявляют: «Такого опыта в российской лексикографии еще не было!»

Кандидат филологических наук, доцент Елена Кишина

Работа над этим словарем стала возможна, когда коллектив кафедры, возглавляемой Еленой Кишиной, выиграл грант министерства образования. Это – первый филологический грант, столь масштабно поддержанный правительственным ведомством (сумма финансирования – свыше двух миллионов рублей). И — единственный лингвистический грант, заявленный от Сибирского федерального округа. Руководителем гранта и автором научной концепции словаря является профессор кафедры русского языка КемГУ академик Николай Данилович Голев.

С участниками необычного проекта — кандидатом филологических наук, доцентом Еленой Кишиной и доктором филологических наук, профессором Лидией Ким — мы говорим о подробностях их работы.

— А зачем он вообще нужен, такой словарь?

— Видите ли, во всех толковых словарях (Даля, Ожегова, Ушакова) главная задача, которая стояла перед их составителями, – объяснить, что обозначает то или иное слово, как его следует употреблять… То есть функция таких словарей – предписательная. Они диктуют нам норму.

А наш словарь будет описательный. То есть он не велит нам, носителям языка, «говори так!», а описывает, как обстоит дело в реальности. Ведь если прислушаться – окажется, что у каждого из нас свой русский язык. Народ, носитель языка, многие слова на самом деле понимает и использует отнюдь не в том значении, которое дается в толковых словарях!

Доктор филологических наук, профессор Лидия Ким

— Ну да! Однако обыденное толкование вовсе не сводится только к жаргонизмам. Если, к примеру, взять юридический текст и предложить его специалисту и человеку, далекому от юриспруденции, выяснится, что оба они понимают его очень по-разному.

— Юридическая терминология вообще забавна. К примеру, «он нанес ему менее тяжкие телесные повреждения»… Так и хочется спросить: «менее» – по сравнению с чем?

— Вот. И такие «разночтения» приводят к тому, что носители языка зачастую испытывают трудности в коммуникации, возникают всякие недоразумения, недопонимание…

— Ну, понимать-то друг друга мы все-таки понимаем!

— Не всегда. Специалисты нашей кафедры, которым нередко приходится выступать в роли экспертов, составляя лингвистические экспертизы, то и дело сталкиваются с проблемами. Пример. В предписательном толковом словаре (допустим, Ожегова) слово «кошелка» или «метелка» не имеет никакой отрицательной коннотации. Тем не менее, в контексте раздраженного диалога слово это, адресованное женщине, – прямое оскорбление. Это все чувствуют, но обосновать – как? Чем?

Тут важно заметить еще вот что. Большинство толковых словарей ориентированы на обычных пользователей языка: к ним прибегают тогда, когда надо уточнить значение или употребление слова. Наш словарь адресован не «широкой публике», а специалистам. И специалистам-лингвистам, которые изучают функционирование слова в языковом потоке, и специалистам, проводящим экспертизы. И – надо это особенно подчеркнуть! – иностранцам-славистам. Не случайно нашим словарем уже заинтересовались зарубежные коллеги. Ведь очень часто понять современный устный русский иностранцам бывает весьма трудно именно из-за того, что реальное употребление слов далеко от «идеального», предписанного правилами.

— Сразу вспоминается фильм «Ширли-мырли», та выразительная сцена, где жена американского посла в милицейском «обезьяннике» пытается изучать наши идиомы… А сколько слов вошло в ваш словарь? И какие именно? Термины? Жаргонизмы?

— Первый том содержит порядка 400 словарных статей, второй – около 500. Нет, это не термины и не жаргон. Это – слова, относящиеся к лексике природы (флора, фауна, минералы). То есть лексический фонд, составляющий ядро языка. В ближайшее время мы начнем работу над следующим словарем. Вот туда войдут термины (из сферы юриспруденции, медицины, религии, политики). Понятно, что толкование терминов там будет также описательным (надо сказать, иногда они весьма причудливо коррелируют с правильным словоупотреблением!).

— Любопытно, а разве такие бытовые слова, как названия растений, животных, камней, могут трактоваться людьми по-разному?

— Еще как! Вот, к примеру, «горностай». Для вас это кто?

— Зверек какой-то, хвостики из его меха на королевскую мантию прицепляли…

— Вот. А у нас в словаре наберется десяток значений: от «пушное животное» до «птицы, которые живут на вершинах гор». Видите, как по-разному мы понимаем наш общий – русский! — язык? Кроме того, в словарной статье нашего словаря обязательно приводятся ассоциации (в данном случае это «шуба», «хищный», «хорек» и даже картина «Дама с горностаем» Леонардо да Винчи), а также народная этимология (в случае с «горностаем» — «живет в горах», «собирается в стаи»).

Не менее важно, считаем мы, что в словарных статьях мы приводим и такие разделы, как «объекты называния» и «фразы». Первое касается того, как, по мнению наших респондентов, можно еще использовать данное слово. Скажем, тем же «горностаем», считают люди, можно назвать «кафе на горном курорте», «магазин меха», «одежду для скалолазов».

— А фразы – это что?

— А это устойчивые словосочетания, которые приходят на ум при произнесении этого слова. Скажем, мы говорим «аист». И сразу всплывает детское «тебя аист принес». Или вот открытие, которое нас самих при работе над словарем удивило. Возьмем, к примеру, одну из первых статей — «абрикос». Как ни странно, у большинства респондентов тут же в голове включается слоган из телерекламы «я – абрикос, на юге рос». И такая история повторялась не единожды. Получается, едва ли не большинство пословиц и поговорок, бытующих сегодня в нашем языке, – это «озвученная реклама»!

— А-а, так вот что является сегодня источником «крылатых выражений» и «мудрых мыслей»!

— Представьте себе. У нас нынче даже диплом на кафедре будут защищать на эту тему – «Обыденная паремиология».

— А паремиология – это что?

— Наука об идиомах, об устойчивых словосочетаниях. Оказывается, действительно, сегодняшние паремии чаще всего «вырастают» из рекламных слоганов.

Кстати сказать, в ближайшее время у нас на кафедре будут защищаться сразу три кандидатские диссертации, по схожим с нашим словарем темам. Это «Вариативность семантизации слов рядовыми носителями языка», это «Экспериментальное описание синонимических…»

— Ой, ой, не надо так умно! Попроще объясните, пожалуйста. Вернее – вот что. Объясните, как мне, рядовому носителю языка, эти научные исследования могут пригодиться?

— Что касается синонимов и паронимов (это слова с разным смыслом, но близкого звучания), то исследование их очень полезно для проведения тех же лингвистических экспертиз, о которых мы уже вели речь (нам часто заказывают экспертизы, к примеру, о различении товарных знаков). А «Вариативность семантизации…», опираясь на наш словарь, показывает, как само звучание слова провоцирует его разные значения. Скажем, слово «горихвостка» в сознании людей может, как выяснилось, обозначать и «птичку-невеличку», и «жар-птицу», и «монстра» (птица с обугленным хвостом), и «вестницу горя». Такая богатая ассоциативность, заложенная в самом слове, может пригодиться, например, в педагогике, в возрастной психологии: для диагностирования языковой особенности личности.

— Интересно, а как вы этот словарь составляли?

— Откровенно говоря, работа проведена колоссальная. На каждое слово мы набирали не менее ста реакций (причем опрашивали людей самых разных возрастов, профессий, места жительства – тут неоценимую помощь оказал Интернет). Среди опрошенных – и школьники-старшеклассники, и военнослужащие, и предприниматели, и студенты, и пенсионеры (самому старшему 83 года). На обработку одного слова наши специалисты затрачивали по 6-7 часов. А всего в рабочей группе словаря задействовано десять человек.

Очень хотелось бы отметить, что «идейный паровоз» всего этого предприятия – профессор нашей кафедры, академик Николай Данилович Голев. Собственно, из его научного семинара, из наших многолетних обсуждений проблем обыденного толкования современной лексики и выросла концепция нашего словаря. Так что это коллективный труд.

Сейчас наш словарь сдан в редакционно-издательский отдел, он – в работе, надеемся, что осенью книга уже увидит свет. А мы сейчас вплотную приступили к следующей работе. Надеемся, что «Словарь реальных значений терминов» будет еще более практикоориентированным.

Впрочем, приятно сознавать, что и к этому, еще не изданному труду – «Словарю обыденных толкований русских слов» — мы уже чувствуем горячий интерес коллег. Причем как российских, так и зарубежных. К примеру, Мишель Дебренн, автор французского ассоциативного словаря, с нетерпением (призналась сама!) ждет его выхода.

— И мы ждем тоже!

 

Ольга ШТРАУС.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс