Соцсети:

Квебек, белая мечта Кузбасса

2 апреля 2012 | Газета «Кузбасс»

Михаил Григорьев связал свою жизнь со снегоходами 37 лет назад.Три года исполнится летом уникальному кузбасскому закону – «О развитии снегоходного туризма в Кемеровской области».

До сего дня мы единственный регион, где такой закон есть, причем и законодатели, и поклонники снегоходов соглашаются, что сноумобилинг (все, что связано с этим видом туризма) имеет большое будущее.

На днях в Яйском районе на расширенном заседании комитета по вопросам туризма, спорта и молодежной политики областного Совета народных депутатов выясняли, как реализуется закон в Кузбассе.

Отрицая настоящее

Нижевоспроизведенный монолог мог бы принадлежать какому-нибудь графоману-снегоходчику: «Городская жизнь… избыточествует стрессами, скупа на кислород, положительные эмоции и витамины… Угловатая городская среда искусственна, и чтобы избавиться от гнёта, который так или иначе давит на наши души, правильнее всего… хоть ненадолго возвращаться в лоно природы… Не выходя из естественного климатического контекста, географической природной зональности, можно кардинально переменить жизнь – затормозить время, натрудить мускулы, подышать полной грудью, выпустить адреналин… Путешествие, и один из его элементов – снегоходный туризм, становится способом отрицания. Отрицается устойчивое настоящее… Нужна внешняя стимуляция, чтобы избежать ощущения бессмысленности существования…»

Итак, слова эти мог бы произнести снегоходчик-графоман, но сказал – глава Яи Евгений Мяленко. Предупредив, правда, что придумал их не он, и завершив свою речь уже собственным пассажем: «Думаю, реализовать этот закон на севере, на нашей яйской площадке, – самое правильное!»

Яйский район – одна из кузбасских территорий, в которых к снегоходному туризму приглядываются с особым интересом. В Яе создан клуб снегоходчиков, дважды проводились соревнования, привлекшие даже соседей, а на первых соревнованиях одним из победителей стал глава Яйского района Дмитрий Иноземцев. В Яе нет гор, но есть просторы, снег в течение полугода и умирающие деревни, в которые хотелось бы вдохнуть жизнь. На фоне сокращения доходов в бюджет от сельского хозяйства впору хвататься за соломинку, а тут, судя по мировому опыту, пахнет Клондайком.

Точнее – Квебеком. Но об этом чуть позднее.

По данным сектора мониторинга законодательства отдела правовой работы и лингвистической экспертизы экспертно-правового управления областного Совета народных депутатов, развитие снегоходного туризма активно продвигается в пяти муниципальных образованиях и вот-вот стартует еще в шести, где проводятся подготовительные мероприятия, в том числе оформление земельных участков, переговоры с потенциальными инвесторами. Среди лидеров – Таштагольский район, где даже оформлены две снегоходные трассы – «Шерегеш-Усть-Кабырза» и «Гора Зеленая».

Активны Кемеровский, Тисульский и Яйский районы, Междуреченск и Прокопьевск. В Кемеровском районе прорабатывается программа снегоходного туризма на территории Тебеньковки и Щегловского, а в Гурьевском районе – на базе горнолыжного комплекса «Золотая гора».

Для популяризации снегоходного спорта проводятся соревнования в Кемеровском, Мариинском и Яйском районах. В Промышленновском районе этот вид туризма более трех лет развивается в лыжном комплексе «Танай». Планируется разработка снегоходных трасс еще в нескольких муниципальных образованиях.

Среди обстоятельств, препятствующих развитию этого вида туризма, были названы нежелание населения регистрировать снегоходы (лишь четверть из десяти тысяч); отсутствие земельных участков, подходящих для строительства трасс; недостаток финансовых средств; отсутствие интереса со стороны предпринимателей.

Итоговая оценка реализации закона в области, по мнению депутатов, – «удовлетворительно».

Эталон от Григорьева

Один из главных пропагандистов сноумобилинга не только в Кузбассе, но и в стране Михаил Григорьев, председатель региональной общественной организации «Кузбасская снегоходная ассоциация» и Межрегиональной российской ассоциации владельцев снегоходов и квадроциклов, уверен, что в развитии снегоходного туризма сделаны лишь первые шаги. Уверенность эта основана на международном опыте. Так, Григорьев в составе российской делегации и за свой счет уже дважды был участником Мировых снегоходных конгрессов, проходивших в Америке и Канаде. Летом планирует стать одним из пяти российских участников конгресса № 44. Объясняет, что там кроме общения и ознакомления с достижениями будут предложены 24 программы – от правил контактирования с властью до вполне конкретных бизнес-разработок.

Территория, которую Григорьев считает эталонной для Кузбасса, –канадская провинция Квебек.

Туризм в Квебеке является пятой по величине индустрией, в ней занято 29 тысяч предприятий и создано 130 тысяч прямых и 48 тысяч косвенных рабочих мест. За год Квебек принимает более трех миллионов иностранных туристов, в основном из США, Франции, Германии, Мексики и Японии. Первый по доходности среди зимних видов туризма – снегоходный.

— Квебек – это 7,7 миллиона жителей, — сыплет цифрами Михаил Анатольевич, — это 33,5 тысячи километров снегоходных трасс и 150 тысяч снегоходов. Налог – по сто долларов, 40 процентов из них отдают на развитие снегоходного туризма через клубы снегоходчиков. Канадцы доказали, что этот бизнес может успешно развиваться в «спящий», то есть зимний, туристический сезон. И, что крайне важно, в отдаленных и экономически неблагополучных районах! Представьте: Канада ежегодно получает от снегоходного туризма шесть миллиардов долларов!

Новый закон «обкатан», пришло время разработать специальную программу, которая стала бы инструментом его реализации. Программе, предложил Григорьев, нужно дать хорошее название, например, «Белое золото Кузбасса». Чтобы в ней были определены место участников программы и общественных организаций, разработаны мероприятия, чтобы она вошла отдельной строчкой в бюджет. Ведь снегоходный туризм – это, кто понимает, не только веселые покатушки, но и бизнес, рабочие места, налоги, возрождение заброшенных деревенек.

— Уже есть практика, — рассказывал Григорьев. — Мы проложили трассу в двести километров через поселок Центральный до Таскыла. А ее пятидесятикилометровый отрезок просто идеален! По трассе установили знаки, отремонтировали мосты, взяли землю в аренду и построили туристический приют. За зиму на нем отдохнули больше полутора сотен человек. Для подготовки трассы изготовлены специальные бороны, на которые затрачено 150 тысяч рублей… Занимаемся благотворительностью… Практика есть – ее нужно распространять, увеличивать число снегоходных трасс, разрабатывать маршруты, строить приюты, создавать инфраструктуру. Мы, например, уже предлагаем путешествие по маршруту известного географа и геолога Петра Чихачева до горы Большой Таскыл – самой северной вершины Кузнецкого Алатау, 1447 метров…

Григорьев уверен, что 14 тысяч старых дорог зимой могли бы использоваться под снегоходные трассы; что такой туризм, в отличие от горнолыжного, не «привязан» к горам и прекрасно подходит всем сибирским территориям; что туристы станут потребителями и местных продуктов, и всяческих культурно-банных услуг…

И вообще Григорьев считает, что до Квебека нам лет сорок, если все пустить на самотек. Столько времени у него нет, он хочет, чтобы его белая мечта реализовалась в Кузбассе как можно скорее, ведь повторить уже созданное гораздо проще.

…Во время первой части совещания (вторая была практической, на натуре, с покатушками на снегоходах) одному из депутатов позвонили коллеги-красноярцы. Спрашивали, как бы ознакомиться с опытом снегоходного туризма в Кузбассе…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс