Соцсети:

Сцены семейной жизни

2 марта 2012 | Ольга Штраус

Новая премия «Овация», которую объявил в этом году Кемеровский Дом актера совместно с Союзом театральных деятелей, имеет несколько номинаций.
Пожалуй, самая престижная из них – «Звездная пара». Актерские семьи – не редкость в провинциальных театрах (да и в столичных — тоже). Но они всегда интригуют зрителя: а как у них там дома все устроено? Кто режиссирует семейную жизнь? Переносятся ли сценические отношения в быт? Вот и с артистами Прокопьевского театра драмы Анной Соколовой и Сергеем Жуйковым — претендентами на премию «Овация» в номинации «Звездная пара» — мы начали разговор именно с этой темы.

— У вас, наверное, дома– сплошной театр?

А.С.: — Вовсе нет!

С.Ж.: — Нет!

Если расписывать день по порядку – выйдет вполне скучная картинка быта: я – в гараже вожусь, жена – на кухне, дочка Соня (ей 13 лет) вполне самостоятельна, мама у нее дневник раз в полгода проверяет…

А.С.: — А чего проверять – там одна четверка, остальные пятерки.

С.Ж.: — Но на самом деле все не совсем так. И разговоры о ролях, о театре, о каких-то мизансценах идут, конечно, постоянно.

Один из лучших спектаклей театра – «Язычники» в постановке Веры Поповой — выдвинут в этом году на внеконкурсную программу «Золотой маски» («Маска плюс»). Он показывает семью Жуйковых во всей красе. Мало того, что Жену тут играет Анна, Мужа – Сергей, так еще и в роли их Дочери, которая пытается покончить жизнь самоубийством от непонятой, неразделенной первой любви, занята Лиза Жуйкова – дочь Сергея от первого брака. Спектакль получился пронзительным и нежным.

— Трудно было существовать в таком вот «параллельном режиме»? Трудно играть мать, будучи мачехой?

А.С.: — Трудно. Но не потому, о чем вы говорите: мы с Лизой дружим, и всегда дружили. Но… Премьера «Язычников» состоялась 8 мая. А 7-го у Лизы мама, родная ее мама умерла. И вот она меня спрашивает, по роли: «Мама, а ты кого больше любишь: меня или Бога?» А я смотрю в ее глаза – и понимаю, что у этого ребенка завтра – похороны, мать хоронят. Просто горло перехватывало…

Сергей Жуйков развелся со своей первой женой давно – Лиза была совсем маленькой. Но дочь свою он никогда не забывал, и немалую роль в этих добрых отношениях – дочь, отец и мачеха – сыграла Анна. В Прокопьевской драме любят рассказывать байку о том, как маленькая Лиза Жуйкова впервые пришла в театр. Когда ее спросили, кем она станет, когда вырастет, девочка ответила: «Хочу работать тетей Аней!» Видимо, настолько пленил ее образ сказочной волшебницы, созданный на сцене Анной Соколовой. Собственно, так и вышло. Кстати, когда обсуждался вопрос, где Лизе учиться, сопровождать ее на экзамены в Барнаул планировала Анна. Впрочем, в конце концов выбор свой семья остановила на Прокопьевском колледже искусств, где сейчас и учится Лиза. Что же касается доверительных отношений… Именно Анниной матери (тоже актрисе театра Ларисе Соколовой) Лиза доверяла свое первое творчество – дет­ские стихи. Дружит она и со своей сестрой Соней, дочерью Анны и Сергея. А за роль в спектакле «Язычники» Лиза Жуйкова тоже выдвинута театром на премию «Овация» — в номинацию «Вспышка», для молодых актеров.

— Когда играешь трагедию на сцене, переживая трагедию в жизни, не возникает у вас чувства неловкости? Дескать, вместо того чтобы о своем настоящем страдать, я слезы в «профессиональную работу» пускаю?

С.Ж.: — Бывает, наверное… Не знаю.

А.С.: — Нет, тут другое. Театр – это работа. Работа спасает от всего. Когда у меня мама умирала, я репетировала Агафью Тихоновну в «Женитьбе». Премьера состоялась на девятый день после ее ухода. У Сергея отец умер, когда он премьеру «Горе от ума» играл…

Трагедии? Да. Но я приходила в театр и никому не позволяла спрашивать себя о мамином здоровье. Знала: начну рыдать, жаловаться… Нет! Я словно перешагивала в другой мир. Так мне было легче.

Они пришли в театр разными путями. Анна Соколова – потомственная актриса. Ее отца – Альберта Соколова – до сих пор вспоминают в театре и иначе, чем «король эпизода», не называют. Мама – Лариса Соколова – выходила на сцену вместе с такими мэтрами Прокопьевской драмы, как Валентина Яворская, Петр Федченко, Антонина Хлебникова… Так что Анна, можно сказать, выросла за кулисами. Однако о ее решении поступать «на актрису» родители узнали последними.

— Это был мой принцип: я все сама!

После окончания Красноярского института Анна работала по распределению в другом городе. В Прокопьевск приехала в 1990 году.

А Сергей Жуйков, выросший в семье, далекой от искусства, в театре вообще оказался, можно сказать, случайно.

— Покурить вышел! – объясняет он сейчас. – Нет, правда. Я на заводе тогда работал, только-только вечернюю школу закончил. Как-то стоим с пацанами, приятель мой идет. «Ты куда?» — «В театре массовку набирают, пойдем попробуемся, интересно же!». Я, как был, в трениках, пошел с ним за компанию. Ну, просмотр, этюды предложили сыграть. И в результате его не взяли, а меня – зачислили в штат.

После этого Сергей, понятно, получил профессиональное образование (он выпускник Кемеровского университета культуры и искусств). Но до сих пор вспоминает: «Школу правильной жизни я у Анниных родителей прошел!»

— Ударения правильно ставить, слова, как нужно, выговаривать, манеры – это все мама Анны, Лариса Николаевна. А с отцом ее, Альбертом Яковлевичем, мы такие розыгрыши устраивали! Он шутник был, анекдотчик. Мастер импровизации. С блестящим чувством юмора человек.

Однажды он с приятелем разыграл маститого артиста, задиравшего нос перед молодыми. Взял и приклеил ему на черное драповое пальто, подмышки, рыжие бутафорские бакенбарды. Заслуженный входит в трамвай, берется за поручень – весь салон с недоумением пялится ему на рукав. Чувствует, что-то не то. Поворачивается, перехватывается за поручень другой рукой. А там – то же самое. Пассажиры – в лежку от смеха!

Собственно, и сам Сергей Жуйков, как говорится, на собственной шкуре испытал, что это значит – быть лицедеем, героем сцены в условиях провинциального города.

Для спектакля «Парикмахерша» режиссеру Семену Александровскому потребовалась видеозапись, на которой персонаж Жуйкова – художник-акционист – ходит по привычным местам с… топором в голове. Такая метафора. Не то – «больной на всю голову», не то – «с пулей в голове».

В общем, примотали Жуйкову к голове бутафорский топор, кровь нарисовали и – отправили на улицы Прокопьевска.

— И как?

С.Ж.: — О, это был день позора! Сначала я чуть с бандитами не подрался: меня привезли к заброшенным домам, там наемные рабочие стены на кирпичи разбирают, над ними – братки-надсмотрщики: «Чё надо?» Еле ноги уволок. Сел в трамвай – старушки крестятся, шарахаются от меня. Кондукторша узнала. Думаю, ну, хоть эта будет снисходительна. А она: «А, — говорит – артист! Ну что, докатился? Раньше-то все принцев играл, а теперь что?!» На остановке выхожу – там уже милицейский «газик» поджидает: «Пройдемте, гражданин!»

И в завершение бед – дочку младшую с подружками на улице встретил. Одна ей говорит: «Смотри, какой придурок!» А другая: «Соня, это твой папа!»

К слову сказать, сейчас Сергей Жуйков занят едва ли не во всех спектаклях прокопьевского репертуара. Его работа в спектакле «Экспонаты» (режиссер Марат Гацалов), удостоенном приза критиков на фестивале «Золотая маска», высоко оценена театроведами.

В активе Анны Соколовой – более 30 самых разных ролей. Ей одинаково удаются и лирические, и острохарактерные, гротесковые партии. Талант актрисы – в необыкновенно точном сочетании «несочетаемых» красок. Даже в комедийной роли она умеет найти драматические нотки. Анна Соколова не раз получала призы «За лучшую женскую роль второго плана», а ее героини помнятся долго после увиденного спектакля…

— Вы как-то ощущаете свою «предназначенность искусству»? Или работа в театре для вас – просто профессия?

А.С.: — Нет, ну как? Конечно, это не просто профессия!

С.Ж.: — Я в свое время выбор сделал очень жесткий. Жена моя бывшая не рада была, что я в театре служу. Я уже хотел было на шахту устраиваться… А потом будто что-то торкнуло: нет, говорю, знаешь, если тебя это не устраивает, – давай разбегаться…

А.С.: — Есть такое выражение: каждый актер – адвокат своей роли…

С.Ж.: — В этом смысле я далеко не все смог бы сыграть. Чикатило, например, какого-нибудь, педофила – нет, никогда! Мне нечем его оправдать.

А.С.: – А я не знаю. Я знаю только, что профессия у нас – жестокая, она очень многое требует от человека. И к ней надо относиться так же жестко. Если ты чувствуешь, как вы говорите, свою предназначенность – все можно вытерпеть, а если нет, надо как можно раньше рвать с этой заразой. Негуманно, я считаю, пять лет учиться, потом еще сколько-то болтаться в ожидании «настоящих ролей» (когда еще они придут-то?). Если мастер курса, или режиссер, или любой другой авторитет в актерской профессии видит, что ты не тянешь, гораздо человечнее вовремя сказать: это – не твое. Чтобы не тратил человек свою жизнь впустую на бесплодные муки.

— Как хорошо, что вам я как зритель могу с благодарностью и восхищением сказать: это – ваше! Очень даже ваше!

— Спасибо.

Ольга ШТРАУС

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс