Соцсети:

Она нагадала убийство

2 ноября 2011 | Дмитрий Толковцев

Вера молодой женщины в магические силы обернулась зверским побоищем и гибелью близких людей ее хорошего знакомого.

…О том, что 50-летняя Наталья Сорожкина «правдиво» гадает и в случае необходимости к ней всегда можно прийти, например, для снятия порчи или сглаза, в округе знали многие. И хотя в свое время Наталья была судима за мошенничество, людей это почему-то не смущало. Тем более что Сорожкиной удалось всех убедить: она здорово понимает в народной медицине, якобы пострадала за правду, и осудили ее незаконно.

И вот как-то к ней за помощью обратилась молодая женщина по имени Марина. Она ждала ребенка и очень хотела, чтобы малыш появился на свет здоровым. Погадав женщине, Сорожкина демонстративно стала цокать языком и качать головой: мол, не все у тебя сейчас так просто, милая. И пояснила: чтобы стало нормально, нужно на кладбище провести определенный ритуал. Но прежде для этого необходимо пожертвовать деньгами, которые нужны вовсе не ей, Сорожкиной, а только для обряда. Себе же она не возьмет ни копейки. На вопрос Марины, много ли нужно денег, Наталья назвала сумму: сорок тысяч рублей.

Марина призадумалась. Деньги, конечно, немаленькие, но что это по сравнению со здоровьем малыша, которого она так давно хотела и ждала? Наконец, она решилась. 20 тысяч рублей у нее было отложено на всякий случай. Но не хватало еще столько же. Эту сумму она заняла у супруга своей приятельницы – Павла. И в канун Нового года отправилась к гадалке. Та встретила ее приветливо, провела в комнату, напоила чаем. Принесенные деньги Сорожкина сразу же положила в пакет и, что-то бормоча себе под нос, долго совершала с ним таинственные манипуляции. А потом обе отправились на кладбище, где гадалка демонстративно сожгла пакет возле могил. (Правда, как выяснится потом, денег в нем уже не было: притупив бдительность клиентки, Наталья ловко вытащила их оттуда). «Ну вот, теперь все будет хорошо», – улыбнулась она Марине на прощание и пожелала счастливого Нового года, в котором ее наверняка будет ждать желанное прибавление в семействе.

Марина прозрела лишь после возвращения домой – будто пелена с глаз упала. Она поняла, что ее провели, оставив без денег. Тревога в душе становилась все сильнее. Выждав несколько дней, она пошла к Павлу и все ему рассказала, попросила помочь ей вернуть деньги. Молодой человек постарался успокоить Марину и пообещал сделать все возможное. Не придумав ничего другого, он в тот же день обратился за помощью к своему отцу – владельцу магазина похоронных принадлежностей Сергею Сергеевичу Воронову. По молодости лет Воронов попадался на кражах машин и на других сомнительных делишках. Потом остепенился, обзавелся легальным бизнесом, стал вести относительно спокойный образ жизни…

Сергей Сергеевич вызвался помочь сыну и его приятельнице. Когда стемнело, он собрал своих друзей – Иванова и Маликяна, и вместе с Павлом все поехали к гадалке – «поговорить». Но задушевной беседы не получилось: завидев в столь поздний час незваных гостей и смекнув, о чем может пойти речь, Наталья заперлась в доме, так что словесная перепалка происходила через дверь. Пока трое приехавших мужчин (Павел в это время сидел в машине) топтались возле дома, 16-летний сынишка Сорожкиной позвонил по мобильнику «крутым ребятам», главарь которых – ранее судимый 40-летний Слава Гусев – сожительствовал с его старшей сестрой и у них был совместный ребенок. Слава слыл местным криминальным «авторитетом» и проходил по оперативному учету правоохранительных органов как лидер местной криминальной группировки. Легальный бизнес Гусева – ночной клуб – официально был оформлен на его законную жену.

Тот вечер Гусев вместе со своими ребятами коротал в кафе неподалеку. И когда ему позвонил Сорожкин-младший, он тут же откликнулся на его просьбу и вместе с «братками» поехал на разборку. На трех машинах разгоряченные алкоголем мужчины быстро долетели до улицы, где стоял дом его «второй тещи». Заметив троих незнакомцев возле ее калитки, они тут же навалились на них. В ход пошли кулаки, ноги, бейсбольные биты… «Нас просто втаптывали в землю», – вспоминал потом один из пострадавших. Больше всех досталось Маликяну, которого долго били чем-то тяжелым по голове…

Когда побоище закончилось, «братки» скрылись в ночи. Но перед этим пригрозили, чтобы визитеры убирались восвояси и не вздумали обращаться в милицию или в больницу.

Кое-как придя в себя, Воронов и Иванов с помощью Павла погрузили лежавшего на земле без сознания Маликяна в машину и все-таки решились отвезти его в больницу. Но по дороге он умер (как потом установят судмедэксперты, причиной смерти стал перелом костей свода и основания черепа). Когда их иномарка с телом Маликяна еще стояла во дворе горбольницы, к ним опять подъехала ватага Славы Гусева. Взбешенные, что их посмели ослушаться, «братки» вновь принялись за побоище. Павлу и Иванову удалось вырваться и убежать, и вся злоба нападавших вылилась на Сергея Сергеевича Воронова…

Когда к больнице подъехала милиция, вызванная случайными свидетелями происходящего, «братки» разбежались…

Медики насчитали на теле Воронова свыше трех десятков ударов в жизненно важные органы и множественные колотые ранения. Несмотря на все усилия врачей, через несколько дней он скончался…

По фактам убийств были возбуждены уголовные дела, которые позже объединили в одно. Его принял к своему производству первый отдел по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления СК РФ по Кемеровской области.

Как рассказал следователь по особо важным делам полковник юстиции Владимир Пантюхин, виновников побоища установить было нетрудно. Но вот доказать их причастность к преступлениям оказалось куда сложнее: запуганные потерпевшие и свидетели, боясь расправы, отказывались давать показания и даже просто общаться со следствием и милицией. Чтобы обезопасить людей, пришлось применить к ним меры государственной защиты. Это касалось не только их охраны или того, что свои показания они давали под другой фамилией. Некоторые следственные действия – те же очные ставки и опознания – проводились в условиях, когда полностью исключено любое визуальное наблюдение.

Тем временем сотрудники областных ГУВД и УФСБ проводили мероприятия по разобщению криминальной группировки Гусева, они же занимались оперативным сопровождением расследования уголовного дела.

К сожалению, потерпевшие и свидетели смогли уверенно опознать лишь трех участников побоища: кроме самого Гусева, на скамье подсудимых оказались только двое его подручных – прежде не привлекавшийся к уголовной ответственности 27-летний Петр Смирнов и ранее судимый за кражи 23-летний Сергей Новиков. Уголовное дело в отношении остальных участников убийств было выделено в отдельное производство и в настоящее время приостановлено.

Наталья Сорожкина и ее к тому времени ставший совершеннолетним сын проходили по уголовному делу в качестве свидетелей. (Материалы о мошеннических действиях гадалки были выделены в отдельное производство и переданы в территориальное следственное подразделение МВД России).

Судебный процесс в Кемеровском областном суде проходил с участием присяжных заседателей. Рассмотрев материалы уголовного дела и показания «засекреченного» свидетеля, выступавшего под другой фамилией, они признали всех подсудимых виновными в инкриминируемых им деяниях. Согласно приговору суда, Гусев и Новиков должны провести в исправительной колонии строгого режима по 17 лет, Смирнов – 22 года.

P.S. Все события подлинные, а имена и фамилии изменены.

Дмитрий ТОЛКОВЦЕВ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс