Соцсети:

День первого снега

27 октября 2011 | Газета «Кузбасс»

— такой неофициальный праздник появился у жителей окраинных сел Новокузнецкого района. По крайней мере, все в этот день поздравляли друг друга. Особенно радовались первому снегу охотники глухого таежного поселка Загадное, расположенного в ста с лишним километрах от Новокузнецка. Потому что зимой наступает настоящая охота, которая приносит им более-менее сносный доход. «Зимой заработанного нами на содержание семьи хватает. А вот летом бывает туговато», — признаются местные жители.

 

 Когда охота — профессия

Всего в Загадном остались пять официальных, лицензированных охотников. «А сколько неофициальных, кто их там считает?»,- пожимает плечами сорокалетний Сергей Корнилов. Раньше он работал в леспромхозе лесником, затем после сокращения – рабочим в местной поселковой школе. Потом пошел в охотники – работа знакомая. В его «епархии» — десять гектаров тайги, на которых он имеет право охотиться. «Чужие в вашу вотчину не лезут?» — спрашиваю. «Нет, — говорит. – Здесь такое не принято. Закон тайги…» Сергей Григорьевич – уроженец Загадного. Охотится в этих местах с десяти лет, как только научился держать ружье в руках. И поныне занят привычной работой — охота на лосей, лис, медведей, соболя… В последнее время в тайге очень много развелось норки. Раньше норковые шкурки скупали заготовители меха, сегодня она потеряла в цене. «Вообще ничего за неё не дают», — сетует Сергей Григорьевич. В несколько раз выросло и поголовье выдры в реках. Этот шустрый зверёк занесён в Красную книгу, трогать его нельзя. «При этом одна только особь за год три тонны рыбы съедает», — рассказывают охотники, они же и рыболовы.

Зато с семействами бобров здесь борьба разрешена. Они, по словам Сергея Корнилова, уже запрудили своими плотинами все ручьи, впадающие в Терсь. Стали настоящим бедствием: во время нереста, или, как тут его называют, «икромёта», рыба из-за плотин, выстроенных этим трудолюбивым зверьком, не может ни спуститься по ручьям в реку, ни подняться. «Вот вы меня сейчас от важного дела оторвали, — попенял нам Сергей Григорьевич. — Я только-только собрался на бобра «кулёмки» ставить…» Кулёмки, как он разъяснил, это такие крючки-«самоловы» на тросике… Скоро река должна покрыться льдом, и эти кулёмки могут поддеть на крючок проплывающего под ледяным покровом бобра. Вещь жестокая, но необходимая в данных обстоятельствах. «Нам рыбу надо спасать. Её и так в наших реках поубавилось», — говорит Корнилов.

Он садится на свой таежный «вездеход» — мотоцикл с коляской «повышенной проходимости», с которого даже снег не успел смахнуть. Натягивает на руки ярко-красные краги и отправляется на ручьи спасать будущее рыбье поголовье.

Шкура бобра нынче ценится очень дешево. За одну дают всего лишь пятьсот рублей. Покупают их только частники на шубы и шапки. Оптовые заготовители приезжают теперь лишь из Красноярска (местные заготконторы повсеместно позакрывались). А самый дорогой для приемщиков и сдатчиков – соболиный мех. И то в зависимости от качества за одну шкурку (черного, без подпалин окраса) дают 2-2,5 тысячи рублей. Но в последнее время соболь стал болеть дерматитом, и шкурки пошли с проплешинами. Дело в том, что в тайге нынче богатый урожай рябины, на которую соболь буквально «подсел». «Вот посади человека на одну пшёнку – будет цинга. Так и здесь. Одной рябиной питаться — с плешью в шкурке ходить», — говорят охотники.

Не обошли мы в разговоре с загаднинцами и такую тему, как медвежьи набеги. В этом году у жителей поселка Ащеуловых «хозяин тайги» чуть не задрал телку. Скотина здесь привыкла гулять на вольных выпасах и ничего не боится. Этим косолапый и воспользовался… А был и такой случай. Как-то ранним утром ехали на вахтовке на лесозаготовки, и вдруг на дороге увидели медведя, который по-хозяйски разлегся на обочине. Пришлось шугануть… «Колобродит медведь, а пристрелить нельзя. За отстрел без лицензии огромный штраф заплатишь», — ворчат мужики, собравшиеся на дороге неподалеку от нашей машины.

Учебник для «Станислава Сергеевича»

Население Загадного — сто с небольшим жителей. 20 ребятишек в нем – это считается крупной цифрой. В поселковой школе учатся 15 учеников, начиная с первого по восьмой классы. Девятиклассников в этом году нет. В прошлом выпустили троих. «Мы свою школу отстояли. В других селах своих ребятишек возят за десятки верст. По сильному морозу. Намается бедная детвора, устанет за дорогу. Какому родителю хочется такой участи для ребенка?» — задают риторический вопрос учителя загаднинской школы.

В деревенской школе сохранилась большая русская печь. Сейчас на ней стоит чайник с заваренными ароматными таежными травами. Печь очень выручает школу в сильные морозы. Вместо звонка на уроки ребятишек сзывает звонкий валдайский колокольчик. Здесь же в качестве экспоната хранятся настоящие лапти, которые плетет мастер по бересте и опытный охотник Николай Петрович Хянинен. Его лапти (вместо домашних тапочек) охотно покупают и загаднинцы, и городские жители.

В этом году, рассказывают, большую поддержку оказывают спонсоры. Для первоклашек закупили учебники, ранцы, канцелярские принадлежности. Многодетным семьям в качестве губернаторской помощи была выдана школьная форма и материальная помощь в размере от трех до десяти тысяч рублей. Преподаватели гордятся тем, что в конце прошлого учебного года все дети, в том числе и из неблагополучных семей, успешно прошли тестирование, которое проводила приехавшая комиссия. «Те, кто учился у нас на троечки, сейчас получают в городских профтехучилищах оценку «отлично», — говорит учитель математики Людмила Константиновна Комолова.

Пока говорили с учителями, в школу, шмыгая носом, забежал первоклассник Слава Бачурин. Мы его встретили сразу же, как только въехали в поселок. Пацанёнок пытался по первому снегу прокатиться на санках. У него ничего не получалось: слишком тонкий слой для «трассы». И тогда мальчишка, оставив санки, стал кататься на воротах. Спросили, как зовут. «Станислав Сергеич», – важно выдал он в ответ. «Слава из многодетной семьи. Бачуриным тоже в этом году учебниками и одеждой помогли», — прокомментировали учителя визит любопытного Станислава Сергеича, заявившегося вслед за нами в школу, хотя здесь уже закончились занятия.

Преподаватели похвастали, что с вводом капитально отремонтированного моста отдыхающих горожан нынешним летом в здешних местах было видимо-невидимо. «Приезжают с палатками, устраивают стоянки по берегам реки. Им бы нашим воздухом надышаться да природой налюбоваться. А мы в этой природе живем, может, и красоты уже не замечаем», — философствуют загаднинцы. И жалуются, что с транспортом у них пока туговато. Всего лишь два дня «выездных» – среда и пятница. Хорошо, ещё вахтовка с рабочими-заготовителями выручает. «Нам бы ещё дорогу подремонтировать да со светом решить. Столбы совсем сгнили – вот-вот завалятся… Особенно страшно, что в таком состоянии они находятся прямо перед школой. У меня там трое ребятишек учатся, переживаю за них, — возмущается житель Загадного, назвавшийся Степаном Степановичем, которого мы встретили чуть позднее на улице. Правда, обновить столбы обещали. Но обещанного здесь ждут уже давно. Хотя на жалобы власти всё-таки реагируют. В прошлом году, к примеру, дрова завезли только в декабре. «Пока народ замерзать не стал – не побеспокоились! Цены на дрова поднялись, тогда и завезли. В этом году всё завезено вовремя. По крайней мере, все, кто хотел, закупили и запаслись дровами на зиму».

Орех и «живая вода»

Заглянули мы и к мастеру по плетению из лозы Александру Бачурину. Тот мог бы плести на заказ мебель, а делать вынужден пока лишь корзины самых разных размеров. На них в поселке самый большой спрос. В том числе под кедровый орех. Угостил нас Александр Алексеевич и кедровыми шишками. В этом году на них урожай. Собирали в основном, как здесь говорят, «падалицу», в которой спелое, а значит, вкусное ядро. Ведро кедрового ореха оценивается в полторы тысячи рублей. По сравнению с ценами Горной Шории, где на пятьсот-шестьсот рублей ниже, дороговато. «Но горожане всё равно покупают. Значит, и такая цена подходит», — говорят в Загадном.

Не объехали мы стороной и минеральный источник с популярной среди горожан водой «Терсинка» неподалеку от Загадного. Литр на разлив стоит всего лишь два рубля. «Вы первые сегодня будете, — сообщил нам охранник. – Никто из горожан по первому снегу ехать не решился. Распутица… Самый большой приток посетителей начнется зимой. Потому что дорогу укатают. А зима уже вот-вот нагрянет…»

А у родника, который бьёт неподалеку от придорожной обочины, кто-то прикрепил довольно эмоциональную надпись: «Уважаемые дамы и господа! Определитесь, кто вы? Свиньи или люди? Пожалуйста, не засоряйте родники – волшебный дар природы!»

Проезжие непременно остановятся и — кто в бутыль, а кто в канистру — наберут «живой водицы». Родник, видимо, действительно обладает живительной силой. Даже снег и легкий морозец не берут разросшийся неподалеку ковер изумрудной густой травы. Местные шорцы над родником даже чаламы – ленточки – повязали. В знак святости бьющего из земли ключа.

Татьяна ШИПИЛОВА.

Фото Ярослава Беляева.

Новокузнецкий район.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс