Соцсети:

Под зонтом доброго ангела

26 октября 2011 | Газета «Кузбасс»

Премьера


Комедия «Сваха» — последняя по времени премьера Новокузнецкой драмы — стала бенефисом заслуженной артистки РФ Ирины Шантарь, прослужившей сцене этого театра более 20 лет.

Зонтов в этом спектакле много, и они восхитительно живописны. Разноцветные, поэтичные, они плывут в сценическом пространстве, увлекая нас в высшие сферы, иные края – совсем иные, чем те, в которых разворачиваются банальные события на тему «вот они переженились». Совсем не эта сторона истории привлекла режиссёра-постановщика спектакля «Сваха» Бориса Гуревича (Санкт-Петербург) в известной пьесе американского прозаика и драматурга Торнтона Уайлдера. К тому же в Новокузнецком театре эта комедия впервые поставлена в уникальном переводе легендарной актрисы Елены Юнгер, когда-то подарившей свой перевод Борису Гуревичу. Объёмная, многонаселённая пьеса, сюжет которой стал основой знаменитого мюзикла «Хэлло, Долли!», насквозь пронизана тонкой поэтикой деятельного добра, столь характерной для всего творчества Уайлдера.

В «Свахе» преобразующую миссию добра совершает заглавная героиня, Долли Леви, вдова неопределённого возраста. Она ставит перед собой фантастическую задачу – осчастливить жителей провинциального Йонкерса, само название которого переводится как «место, где красота спит». Разбудить эту красоту, изгнать скуку из жизни горожан – вот грандиозный замысел Долли, который она собирается воплотить с помощью денег местного богача и самодура Горация Вандергельдера.

Образному развитию этого сложного плана, где поэтический проект сопровождается коммерческим шлейфом, а романтический расчёт покровительствует любви, и посвящён спектакль Бориса Гуревича. И не случайно Долли (Ирина Шантарь), раскрывая свою «креативную» идею, сопоставляет свои действия с созданием художественного полотна. В спектакле она творец и исполнитель, дирижёр и музыкант одновременно. Поистине радужно зарождение этой мечты, на языке театра воплощённое в таинственных прогулках героини под белым зонтом, в стороне от других персонажей. Она лукаво наблюдает за ними, погружает их в гармоничный мир своих представлений о жизни, магически управляя колоритным «оркестром» зонтов и судеб. Она стремительно включается в любое событие, полагаясь на свою интуицию и потребность каждого человека в красоте и свободе. Однако последний монолог Долли отдаёт трагизмом. Актриса стоит на авансцене, её героиня проникновенно взывает к покойному мужу, испрашивая у него благословения на новый брак и присягая на верность прежним семейным ценностям.

Эту роль Ирина Шантарь считает мистически списанной со своей жизни. Надо отметить обоснованность мистики и двойной драматизм отношения актрисы к роли: премьеру она играла со сломанной рукой, и в зрительном зале никто этого не заметил.

Многочисленные цветовые акценты зонтов – ёмкая метафора спектакля (художник-постановщик Мария Брянцева из Санкт-Петербурга): защищают они вовсе не от непогоды – от прозы жизни и всяческой скуки. Это ещё и остроумная альтернатива металлическим тазам, повсюду расставленным в доме Вандергельдера, чей огромный капитал не украшает жизни владельца и его домочадцев.

Долли чувствует глубоко скрытую простодушную сущность Горация, исподволь старается очаровать его и отважно ведёт к намеченной цели. Преображение Вандергельдера происходит без внешних эффектов, Артур Левченко раскрывает своего героя, как хороший режиссёр раскрывает исполнителя: он просто и органично показывает его потенциальные возможности. Под маской хмурого бурбона оказывается душа взрослого наивного ребёнка, стесняющегося своей доброты и, наконец, позволившего себе стать счастливым.

В спектакле 15 ролей и 13 исполнителей, есть эпизодические роли, но нет проходных. Все прекрасно выписаны, и большинство прекрасно сыграно. В начале работы над постановкой режиссёр вспомнил образ Уайлдера про «узор гобелена» — это когда всё сходится. Все нити этого «гобелена» так переплетаются, что невозможно отследить, какие линии узора краше. Световая и пластическая партитуры спектакля, его сценография, костюмы, мизансцены и музыкальное оформление (Владимир Бычковский, Санкт-Петербург) вырастают из содержания и работают на внятно переданную главную мысль.

Пьеса написана в 1954 году, а почти через 20 лет её нравственный императив снова прозвучал в последнем романе Уайлдера «Теофил Норт»: «Доброта не так уж редка, но доброта деятельная может ошеломить человека…».

Свою порцию добра, пришедшего к нам под белым зонтом энергичного ангела, мы получаем на этом спектакле…

Галина ГАНЕЕВА.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс