Соцсети:

Изумрудная тайна

12 октября 2011 | Газета «Кузбасс»

Изумрудную свадьбу – 55 лет совместной жизни — отметили кемеровчане Анатолий Алексеевич и Антонида Владимировна Батюк. Далеко не все семейные пары живут так долго, да ещё в любви и верности. Хотя бывает и такое. Но вот чтобы тайно вступить в брак вопреки желанию родственников и всей своей жизнью доказать, что это было не напрасно, — такой случай действительно большая редкость.

56 лет назад в ДК Кировского района были танцы. Не танцевали лишь молодые музыканты из оркестра да одна девушка из зала. Она не принимала ничьи приглашения, а только стояла и смотрела в сторону трубачей. Разумеется, Анатолий её заметил, да и ребята всё подначивали: мол, это она на тебя смотрит, не теряйся… Так и познакомились.

Целый год дружили. И поняли, что все следующие годы уже не смогут прожить друг без друга. Решили пожениться. Да вот незадача: мать невесты наотрез отказалась принимать нового родственника. Ну, прямо ни в какую! Не нравилась ей профессия будущего зятя: какой-то музыкантишка!

Музыкой Анатолий увлёкся ещё в босоногом отрочестве. Тогда только закончилась война. Отца-офицера демобилизовали, и вся небольшая семья поселилась в Новосибирской области. В Карачах – будущем сибирском курорте – был клуб, заведовал которым ссыльный немец из Поволжья. К сожалению, имя его стерлось из памяти, осталось только отчество – Генрихович. Говорил он с сильным акцентом, и мальчишки любили наблюдать за ним: как же, война кончилась, а тут живой немец в дудки дует! И вот однажды этот музыкант просто взял и протянул мальчишке тромбон: «Играй!» — только и сказал он. Тем мальчишкой оказался Анатолий…

У него сразу проявился талант. А тут ещё подростковый оркестр стал на похоронах играть, деньги зарабатывать. Шутка ли, пацану за одно «выступление» – трёшка! А похорон этих после войны много было: кого не настигла смертельная пуля на фронте, тому раны давали о себе знать уже здесь, в мирной жизни…

Вскоре не стало отца и у Анатолия. Они с матерью переехали в предместье Кемерова – в посёлок шахты «Пионерская». Здесь он успешно окончил музыкальную школу и поступил без экзаменов (как победитель конкурса исполнителей) в музыкальное училище. В то время оно располагалось в Кировском районе. Добираться с Пионерки туда было далековато. А тут ещё мать решила завербоваться на Сахалин на заработки: с деньгами совсем туго было. Квартиру сдали государству, мать уехала, и Анатолий стал снимать комнатку неподалёку от училища.

Учился он успешно, но двадцатирублёвой стипендии на жизнь не хватало, и он стал подрабатывать, как и большинство студентов-музыкантов, в ДК Кировского района. В то время оркестрантам платили обычно всего по 5-10% с концертных сборов, однако их руководитель смог «пробить» ребятам 40%, что было очень существенной прибавкой к стипендии. Но для достойной семейной жизни и этого было недостаточно, считала будущая тёща. Да и что это за работа такая – на трубе играть?! Сама-то она педагогом была.

В общем, нет, нет и ещё раз нет – таков был «вердикт» матери Антониды Владимировны. И решили влюблённые пойти на хитрость. Анатолий предложил невесте оставить свою фамилию, а он возьмёт её. Тогда после регистрации брака какое-то время ей можно будет скрывать, что она замужем… Сказано – сделано. Был Анатолий Жариковым – стал Батюком. И только когда жена оказалась в «интересном» положении, они признались, что тайно уже зарегистрировали брак.

…Гнев родительницы был неописуем. Но свадьбу-то пришлось сыграть. Она проходила в деревне, куда мать уехала заведовать детским садом. С дочерью-то она ещё общалась, а вот законного зятя так и не признавала. Но это обстоятельство удалось сгладить, поскольку жить молодые стали отдельно: Анатолию выделили комнату в коммуналке. Правда, к тому времени ему пришлось оставить учёбу в училище. Оставался всего год до диплома, но медики нашли у него затемнение в лёгких. Туберкулёза не обнаружили, однако профилактическое лечение провели. В училище пришлось взять «академ» и пойти работать на производство, где ему и помогли с жильём. Но отсрочка по здоровью кончилась, и пришлось идти в армию. Служил он в оркестре Томского военного пехотного училища. Там и узнал, что стал отцом дочери.

После службы закончил-таки Анатолий музыкальное училище и решил служить сверхсрочно: стал военным музыкантом в Кемеровском военном училище связи, где прослужил целых пять лет. За это время улеглись страсти в отношениях с тёщей. Вернее, отношения стали просто нейтральными. В семье появились ещё две дочери, и бабушке стало уже не до скандалов. А Анатолий никогда ей и не напоминал о прошлом. В голове у него прочно засела другая мысль, касающаяся будущего.

Он понял: музыка – хобби для большинства, но профессия для единиц. К этому выводу его подвигла совместная учёба с талантливыми ребятами. Их действительно были единицы, но все они стали знаменитыми. Одним из самых одаренных студентов музучилища был его одногруппник – Жора Мовсесян. Да-да, тот самый Георгий Мовсесян, ставший очень известным в СССР композитором. Он прославился благодаря песням «Берёза», «Мне доверена песня», «Легенды расскажут», «Это говорим мы», «Проводы любви», «Мои года – мое богатство», «Родимая земля». Георгий писал музыку на стихи Роберта Рождественского, Евгения Евтушенко, Игоря Шаферана, Анатолия Поперечного и других известных поэтов-песенников. Песни Мовсесяна исполняли такие звезды эстрады, как Иосиф Кобзон, Майя Кристалинская, Эдуард Хиль, Лев Лещенко, Муслим Магомаев, Анне Вески, Вахтанг Кикабидзе, а также ВИА «Пламя». Некоторые песни известны и в авторском исполнении («Это море», «Останься, молодость»). Но всё это было потом: и «Гнесинка», и слава. А начинал Мовсесян своё музыкальное образование именно у нас – в Кемерове.

А Анатолий Алексеевич в зрелом возрасте решил поменять профессию: связать жизнь со службой в милиции. Желание возникло не на пустом месте, можно сказать, что оно было наследственным: до войны его отец служил в НКВД.

В свободное от службы в военном оркестре время Анатолий Алексеевич помогал следователям, был внештатным сотрудником милиции. В новой для себя сфере сразу проявил талант, его заметили оперативники и предложили перейти на штатную службу. Но как это сделать, если ещё идёт сверхсрочная?! И тут он придумал нестандартный ход: пошёл в больницу и пожаловался на губы, которые якобы перестали брать ноты. Его осмотрел даже известный профессор, в итоге написавший в заключении: «Негоден к службе». Как следствие – демобилизация. И уже на следующий день одним сотрудником МВД стало больше. Анатолий Алексеевич стал оперуполномоченным ОБХСС.

Поступил заочно в Омскую высшую школу милиции. А немного погодя на кемеровском заводе «Прогресс» сформировалось подразделение спецмилиции, куда попал ставший уже весьма опытным «опер» Батюк. На секретном объекте он следил, чтобы не расхищалась социалистическая собственность. Семья стала жить в трёхкомнатной квартире. Беда только, что в новом подразделении выше капитана «прыгнуть» было нельзя (до майора можно было дослужиться в обычном подразделении, но там не решался квартирный вопрос). Но тут появилась возможность переехать на Балхаш на вышестоящую должность, и он ею воспользовался. Затем поступило предложение поехать на Крайний Север – в Мурманск-140, где базировались атомные подлодки. Там и прослужил Анатолий Алексеевич до середины перестроечных времён, когда почти все начало разваливаться. Развалилось, по его словам, и 8-е управление. Тогда-то он вышел в отставку и вернулся в родной Кузбасс. Здесь продолжал бороться с экономическими преступлениями, но уже на гражданской должности, после чего возглавлял совет ветеранов сотрудников внутренних дел. Удивительно, но только после замены советского паспорта на российский вскрылся факт, что «официальная» фамилия офицера милиции не Жариков, а Батюк. В новом паспорте значилось уже «Батюк». А на всех старых документах, в том числе и наградных, фамилия была прежняя.

И все же главная «тайна» всей его жизни — 55 лет гармонии с неизменной спутницей, женой Антонидой Владимировной. Недавно им вручили медаль «За любовь и верность». Вместе они воспитали трёх дочерей, у них два внука и три правнука. Сейчас Анатолий Алексеевич особенно много занимается с младшим внуком – Андреем. Малышу всего два года, а он уже все буквы знает! Причем книжка-азбука ему нравится больше любых других игрушек. Анатолий Алексеевич надеется, что, может быть, именно у этого мальчишки и будет настоящий музыкальный талант, как, к примеру, у того же его однокашника Георгия Мовсесяна. Потому и на двухлетие он купил внучку настоящий музыкальный электронный клавишный инструмент. Дед рассуждает так: раз буквы уже знает, то и ноты быстро освоит.

Фото из архива семьи Батюк.

Сергей БРЫЗГАЛОВ


Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс