Соцсети:

«Чиновник обязан думать на два шага вперед»

5 октября 2011 | Татьяна Минеева

Новокузнецкий район – один из самых крупных в Кузбассе. 13,2 тысячи квадратных километров, 133 населенных пункта, расстояние между некоторыми более двухсот километров.В внутри его границ расположены Новокузнецк, Осинники, Мыски, Калтан, часть территории есть даже за Междуреченском. И.о. главы Новокузнецкого района Александр Мирошник уточняет: «Здесь очень хорошее сельское хозяйство, активно работает малый бизнес. База для развития есть. Однако есть  и крупные проблемы: жилищно-коммунальные, экологические, экономические, требующие системных решений». Для этого нужны современные управленческие подходы.

-Вы пришли руководить Новокузнецким районом не в лучшее для него время. Недовольство методами работы администрации достигло предельной напряженности…

— В первый месяц моя работа была похожа на работу пожарного, который бегает и тушит очаги возгораний, не природных, без них, слава богу, обошлись, а разгоревшихся между угольными предприятиями и жителями сел Костенково, Елань, Куртуково, Рассвет. Дело в том, что под землей, начиная от Аларды и до Прокопьевска, идет мощная свита угольных пластов. Отрабатывая их, разрезы все ближе и ближе подступают к населенным пунктам, нарушая привычную жизнь жителей. Возникает конфликт интересов. Я считаю, что муниципальная власть должна не вставать на чью-либо сторону, а искать компромиссы.

Что дают району, а значит, его жителям, шахты и разрезы, которых на территории Новокузнецкого района 26? Годовой бюджет района 1 миллиард 700 миллионов рублей, из них 1 миллиард 200 миллионов получаем в виде налогов за аренду земли от угольщиков, 200 миллионов – налоги с физических лиц, остальное — дотации. Получается, что без угольщиков мы не отремонтируем школы, не построим дороги — не сделаем ничего. Но это не значит, что, добывая уголь, можно забыть об интересах живущих на этой территории людей.

Собрался сход жителей деревни Елань: разрез «Степановский» возит уголь через село. Кому это понравится?! Сели за стол переговоров, стали искать решения. Рядом есть технологическая дорога аглофабрики, почему бы не пользоваться ею? Встретились с директорами обоих предприятий, договорились. Теперь «Степановский» возит уголь по технологической дороге, а за то, что разбил сельскую, положит на нее асфальт, поставит детский городок, профинансирует ремонт школы. Все — ситуацию разрулили. И деревня затихла, и машины поехали по другой дороге, и уголь как добывали, так и добывают.

Потушили «пожары», начали подготовку к зиме. В районе 60 котельных, 42 из них — социальные, которые отапливают или ДК, или поссовет, или больницу. Посмотрели на них: полуразвалившиеся помещения, пьяные кочегары, воровство топлива. Плюс ко всему непомерная стоимость доставки угля в дальние села. Просчитали экономику: затраты большие, эффект нулевой. Приняли программу газификации района. Всего запустим 24 газовые мини-котельные, что даст существенную экономию средств, несмотря на то, что газ дороже угля. Сначала введем в эксплуатацию две — в селах Сара-Чумыш и Атаманово, оценим эффективность, ведь часто на бумаге одно, а в действительности другое выходит, а затем уже будем вводить другие.

В районе 900 километров муниципальных дорог, не считая областных и федеральных. А в бюджете на них было заложено всего 7 миллионов рублей. Проблема, казалось бы, неподъемная. Но с чего-то надо начинать. В районе 133 населенных пункта и 24 школы, в которые ребятишек возят автобусы. Решили: нужно, чтобы наших детишек не по грунтовке возили, а по асфальту. Необходимо 280 миллионов рублей – и все школьные маршруты будут асфальтированы. На следующий год вносим 125 миллионов. Думаю, что за два года эту проблему закроем полностью. Работы уже начались, недавно закончили укладку асфальта в Березово. До конца года освоим 50 миллионов рублей. А дальше, потихоньку, остальные дороги сделаем.

Разрабатываем и программу модернизации жилищно-коммунального хозяйства на будущий год. В районном ЖКХ сегодня трудятся 1200 человек. Начали смотреть техническое обеспечение – нет ни тракторов, ни грейдеров, ни мусороуборочных машин, ни АС-бочек, одни лопаты. А в бюджете таких денег нет, чтобы все сразу приобрести. Какой выход? Лизинг! Есть же государственная лизинговая компания! Уже в следующем году можно нашпиговать наше ЖКХ техникой, а затем рассчитываться в течение пяти лет. Весь Новокузнецкий район мы разбили на пять зон. Если каждую обеспечим техникой, дороги будут в порядке.

Самый тяжелый вопрос сегодня – это жилье. Чтобы исчезла очередь, в которой на сегодняшний день 1100 человек, требуется построить 44 тысячи квадратных метров жилья. Вопрос: кто будет строить, на какие деньги? Инвесторы есть, средства найти можно, но этой работой должен кто-то заниматься. Когда я пришел на работу в администрацию, здесь не было заместителя главы по строительству, поэтому и не строили. Теперь есть зам, у него есть отдел капитального строительства, архитектор, туда же ввели жилищную комиссию и тем самым сформировали целый блок, который занимается вопросами строительства. Машина закрутилась. Конечно, это работа не одного дня, но к следующему году сформируем финансовый пакет, который обеспечит строительство.

Решили серьезно взяться за культуру. Большой капитальный ремонт предстоит в трех самых крупных сельских дворцах культуры – в Атаманово, в Кузедеево, в Сосновке. Потребуются серьезные затраты — порядка 12 миллионов рублей на каждый. Если в год по 2-3 ДК будем ремонтировать, за 10 лет все приведем в порядок. С помощью губернатора за областные деньги летом во всех школах района установили пластиковые окна. В следующем году заменим все совдеповские двери. 20 миллионов рублей областных денег вложили в переоборудование здания бывшей школы села Ерунаково в детский сад. В начале декабря он сможет принять ребятишек.

— Вы ввели должность заместителя главы района по экологии. Есть серьезные проблемы?

— Во-первых, скотомогильники, которых по району разбросано немерено. Пришлось выделить около 7 миллионов рублей на их поиски, огораживание, окапывание и так далее. Во-вторых, рекультивация земель, которую работающие на территории района разрезы не проводят, оставляют после себя свинорой. В-третьих, свалки. 1 июня я вышел на новое место работы, а через день был уже на приеме у губернатора: просил разрешение на постройку полигонов ТБО в Новокузнецком районе. За лето мы определились с территорией, провели общественные слушания, сейчас идет проектирование двух полигонов ТБО – южного, в районе села Гавриловка, и северного, в районе поселка Степной. Третий полигон будет на востоке, в районе Баевки, с перспективой создания мусороперерабатывающего предприятия с сортировкой ТБО, сейчас готовится проект. Смотрим территорию на западе, в районе Костенково, ищем инвесторов. Всем этим занимается мой зам. по экологии.

— Как будете решать главный для села вопрос – земельный?

— Это задача номер один, с этого, наверное, нужно было начинать наш разговор. Езжу по району, вижу, сколько брошенной, заросшей бурьяном земли! Смотрю в бумаги, а земля-то не муниципальная. Она находится либо в долгосрочной аренде у кого-то, либо в паевой собственности, причем бывшие колхозники даже не знают, какой пай именно их. Земельные отношения – великая проблема. Администрация района должна знать, кто хозяин каждого куска земли и что он с этой землей делает или не делает. Слава богу, подоспели законы, на которые мы очень надеемся. С 1 июля 2011 года вступил в силу закон о паевых землях. Люди, имеющие паи, должны до 1 июля 2012 года разобраться, какого именно куска земли они хозяева, провести размежевание. Если это не будет сделано, через суд будем изымать землю в муниципальную собственность.

Земля сегодня – это основной источник дохода муниципального бюджета. Разберемся с землей — будет все хорошо с бюджетом.

— Прежде на входе в администрацию стоял «забор», за которым собирались толпы людей, чиновники были недоступны. Эмоции жителей района выплескивались на городские сайты. Как вы решили эту проблему?

— «Забор» убрали, доступ сейчас свободный. Разработали графики приема по личным вопросам, внедряем систему записи через Интернет. Для этого приняли программу компьютеризации сельских библиотек, чтобы любая бабушка могла прийти туда, с помощью библиотекаря написать и отправить в администрацию района письмо, записаться на прием к чиновнику. Теперь человек будет выезжать из деревни с четкой гарантией, что его примут. Сейчас идет работа по установке Интернета, приобретение компьютеров. На все про все мы затратили более миллиона рублей.

Результативность деятельности чиновников, на мой взгляд, – одна из главных проблем. Человек приехал в администрацию, написал заявление с просьбой помочь починить крышу. Началась бурная работа. В одном кабинете готовят документы, передают в другой, там почиркали, передали обратно. Бумаги гуляют из кабинета в кабинет, а крыша не ремонтируется. Наконец, объявили конкурс на выполнение муниципального заказа. Месяц прошел, оказалось, торги не состоялись, потому что никто не заявил свое участие. Значит, снова и ладом: администрация должна заново оформлять документы, размещать заказ и опять ждать месяц. А крыша течет. Но если бы вовремя обследовали крыши муниципальных домов – у нас в районе их 183 – то знали бы, какие из них нуждаются в ремонте, заранее подготовили документы, объявили конкурс. Чиновник должен уметь думать на два шага вперед. Что мы должны сказать человеку, у которого течет крыша: «Извините, у нас конкурс не состоялся»? А он скажет: «Дураки вы там все, и власть ваша дурная!» Так формируется отношение к власти.

Любой труд важен своим итогом. Я молодой чиновник, пришел из бизнеса, а бизнес всегда смотрится с конца. Там важно понимать: кому нужна твоя работа, какой будет эффект. Вся работа, которую мы, чиновники, вместе делаем, тоже должна иметь конечный результат. У многих чиновников в этом вопросе понятия нет. Вот это приходится сегодня ломать.

Татьяна МИНЕЕВА.

Фото Ярослава Беляева.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс