Соцсети:

Под бдительным оком закона

15 сентября 2011 | Татьяна Минеева

Год назад приказом Генерального прокурора РФ в составе прокуратуры Кемеровской области была образована Кемеровская межрайонная прокуратура по надзору за исполнением законов в угледобывающей отрасли с дислокацией в Новокузнецке. Об итогах первого года работы рассказывает ее руководитель Тарас Кучерявенко.

— Тарас Михайлович, «угольная» прокуратура – единственный в стране подобный надзорный орган. С какой целью он был создан?

— В Кузбассе сконцентрировано самое большое число шахт и разрезов – примерно около 130, самые большие в стране объемы добычи угля. После трагедии на шахте «Распадская» на угледобывающих предприятиях Кемеровской области Генеральная прокуратура провела проверки, которые выявили многочисленные нарушения законодательства об охране труда и промышленной безопасности. Тогда и приняли решение о создании отдельного прокурорского подразделения для усиления надзора в угледобывающей сфере.

До этого деятельность предприятий угольной отрасли контролировали территориальные прокуроры, однако регулярных, а главное, детальных проверок исполнения законодательства собственниками и руководителями угольных предприятий по созданию безопасных условий труда, предупреждению травматизма и несчастных случаев на производстве, соблюдению технологического режима при добыче и переработке угля не было.

Мы же теперь занимаемся этим ежедневно, промышленная безопасность и охрана труда – наша специализация. Есть план проверки предприятий угольной отрасли, на каждое из которых заведено накопительное дело, там содержатся сведения о наличие лицензии, результаты актов предыдущих проверок и прочие материалы. Ознакомившись с данной информацией, оперативный сотрудник получает предварительное представление о «слабых местах» каждой конкретной шахты, каждого конкретного разреза.

— Что сделано за прошедший год?

— Это был год становления службы. Цели и задачи сразу были понятны, нужно было определиться с составом прокуратуры. Поскольку работа специфическая, специалистов, которые были бы хорошо знакомы с угледобычей, а уж тем более обладали специальными познаниями в этой отрасли, в прокурорской среде найти было непросто. Тем не менее, мы сформировали единый коллектив из шести оперативных сотрудников, отправили на учебу, затем на стажировку. Работа пошла. При необходимости привлекаем к проверке специалистов Ростехнадзора, трудовой инспекции, Роспотребнадзора и одновременно оцениваем деятельность этих контролирующих органов. Анализируем, как они исполняют свою государственную функцию надзора за соблюдением законодательства в сфере охраны труда и промышленной безопасности, насколько своевременно применяют необходимые меры к должностным лицам, допустившим нарушения закона. Кстати, мы рассматриваем все жалобы, в том числе анонимные. Ведь очень часто работники информируют нас о серьезных нарушениях на предприятии именно таким способом.

— Сколько проверок проведено за прошедший год, каковы их результаты?

— Сотрудники прокуратуры проверили практически все угольные предприятия Кузбасса, некоторые по два — три раза. К сожалению, ответственно могу заявить, что нет ни одного, где бы в полной мере соблюдались требования законодательства. Мы выявили 2300 нарушений закона. Возбудили порядка 600 административных производств, 586 физических и юридических лиц привлечены к административной ответственности, 265 должностных лиц – к дисциплинарной, вплоть до увольнения. Внесено 90 представлений на имя первых руководителей с требованием устранить нарушения в назначенные сроки, наказать виновных. За 8 месяцев текущего года в бюджет государства поступило от нарушителей штрафов на сумму около 10 миллионов рублей.

— Немного, если учесть, что «угольная» прокуратура не нашла ни одного предприятия, где бы не нарушался закон.

— «Угольная» прокуратура никого не наказывает, это не в ее компетенции. Мы имеем право только инициировать приостановление деятельности в случае, если есть угроза жизни и здоровью работников. Выявив то или иное нарушение, возбуждаем дело и направляем его в соответствующий орган, который, рассмотрев его, принимает решение, определяет меру наказания, в том числе сумму штрафа. А штрафы могут быть как минимальными, так и максимальными. Для физических лиц от 2 до 20 тысяч рублей, для юридических – от 30 до 300 тысяч.

— А повторные проверки по принятым мерам практикуете?

— Обязательно. Как правило, все требования выполняются. Недавно работники прокуратуры проверили девять шахт ОАО «СУЭК-Кузбасс». Нарушений выявили массу. Вот через месяц в порядке контроля посмотрим, устранены ли выявленные нарушения. Повторным проверкам подвергались угольные предприятия компаний «Южный Кузбасс», «Южкузбассуголь» и другие.

— Как вы считаете, почему так много нарушений?

— Здесь совокупность факторов: устаревшее оборудование, недостаточное внимание к вопросам безопасности труда со стороны собственников, руководителей, да и рядовых горняков. Пока во главу угла работы угольных предприятий не будет поставлен закон, вряд ли следует ждать изменений к лучшему. К примеру, при проверке шахты «Полысаевская» было выявлено, что около двадцати зданий и сооружений нельзя использовать из-за солидного возраста, а заключений экспертиз промышленной безопасности нет. Естественно, мы сразу подготовили иск в суд о прекращении их эксплуатации до тех пор, пока не будет разрешающей документации. Похожая ситуация практически на всех угольных предприятиях. Мы подали 52 иска в суды с требованием обязать руководителей устранить имеющиеся недостатки. Кемеровская межрайонная прокуратура по надзору за исполнением законов в угледобывающей отрасли для того и создана, чтобы помочь предприятиям наладить отношения с законом.

Татьяна МИНЕЕВА.

Новокузнецк.

 

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс