Избавиться от недобросовестных конкурентов

1 сентября 2011 | Вера Карзова

Избавиться от недобросовестных конкурентов должен помочь закон о такси, — считают собственники кемеровской компании «Такси Блюз».

Чем внимательней читала федеральный закон о такси (69-ФЗ), тем больше изумлялась почти дословному совпадению его основных положений с предложениями, которые еще 6 лет назад услышала от Алексея Саренкова, директора и одного из соучредителей кемеровской компании «Такси Блюз». Тогда в ОПОРЕ мы обсуждали очередную попытку московских властей упорядочить работу столичных такси.

Естественно, захотелось узнать, как сегодня в компании относятся к требованиям федерального и областного законов о такси.

Саренков был в отпуске. Поговорить с корреспондентом ОПОРЫ согласился второй соучредитель компании – Дмитрий Емельянов.

— А сколько у вашей компании учредителей? – поинтересовалась у Дмитрия Владимировича.

— Нас три компаньона: известный вам Алексей Николаевич Саренков, Евгений Аликович Ковальков и я. Мы все вместе учились в кузбасском «политехе». Заканчивали, правда, в разное время, но не с небольшим разрывом. Профессия у всех одна – автомобильное хозяйство. Нам как бы сам Бог велел заняться организацией частного такси.

— И когда это случилось?

— Это был 1997 год. Рынка вообще еще не было. В Кемерове был один таксопарк — ПАТП-2. Мы сами пользовались его услугами периодически, но машины были в ужасном состоянии. Ну, и родилась мысль попробовать самим… Подвигли нас на это, конечно, новосибирцы. Они первые в Сибири запустили частное такси. За нами, буквально через полгода, в Кемерове появились еще 2 компании – «Омега» (они ездили на старых «Мерседесах», недолго — от силы года полтора-два) и «Вояж» (он, по-моему, года 4 работал)…

— «Вояж» вы потом купили?

— Да. Но задачу свою эта сделка не выполнила. К сожалению.

— А какой была задача?

— На тот момент дефицит кадров уже был. Первые года 4 или 5 очередь стояла, чтобы попасть к нам на работу. При чем очередь из профессиональных водителей. Потому что существовали небезызвестные условия лицензирования, и пойти просто калымить на своем автомобиле, стать «бомбилой», было достаточно сложно. Были, конечно, и «бомбилы», но в минимальном количестве. Люди все равно боялись преследования по закону: административных наказаний и прочих неприятностей… Мы хотели приобрести таксопарк «Вояжа» с водителями. Не смотрели на машины — мы их, в конце концов, поменяли на свои, а те продали… Надежда была, что, купив 35 машин «Вояжа», 100 водителей мы оттуда заберем. В итоге через 4-5 месяцев из этих 100 водителей у нас осталось около 30. Остальные сами все ушли, потому что дисциплина и требования у нас достаточно жесткие. И проблема кадров у нас до сих пор. Как и в других таксопарках. Но там они берут всех подряд, насколько мне известно. Даже мальчиков, которые вчера получили права (мы, если честно, тоже вначале пару раз пошли на поводу у друзей – взяли их детей, только-только получивших права. Закончилось это плачевно — разбитые машины, уволенные мальчики. Больше такого не повторялось). У нас требования все равно остались лицензионные: мы водителя со стажем – по трудовой книжке, а не по водительскому удостоверению – менее 3 лет не берем на работу. Потому что безопасность пассажироперевозок для нас превыше всего. И не потому, что этого от нас требует кто-то. Это первое условие успешности нашего бизнеса. Чем меньше происшествий, тем меньше простоя автомобиля в ремонте, меньше ущербов, который мы должны выплачивать третьим лицам, а значит, выше доходность предприятия.

— Сколько сегодня автомобилей в «Блюзе»?

— Вообще парк у нас достигал 120 автомобилей. Сегодня их меньше 70. Это связано с конкуренцией, большей частью, я считаю, недобросовестной.

— Но, Дмитрий Владимирович, «Блюз» — самая солидная и опытная компания на кемеровском рынке такси. Кто может быть вам конкурентом?

— Вообще кемеровский рынок такси очень насыщен. Только в «Дубль-ГИСе» зарегистрированы 33 компании. Не могу сказать, что конкурентом нам является таксопарк, в котором 3-4 автомобиля (а такие тоже есть). И мы не считаем конкурентами такси «Метро», «Бонжур», «Апельсин» — компании, так же, как и мы, соблюдающие все условия еще прежнего лицензирования, которые законодательно предусмотрены для этого вида деятельности. А все остальные компании… У них ни рембазы, ни механиков, ни врачей. Водители работают кто как хочет: хочет – сутки, хочет – двое суток (это к вопросу о безопасности и пассажиров, и перевозок). Это диспетчерские иногородние службы, которые в Кемерове работают, но бюджет — ни городской, ни областной — не получает от них вообще ни копейки. А на них работают наши кемеровские граждане на своих личных автомобилях (без каких-либо опознавательных знаков, что это – такси). Это «бомбилы»…

 

Бомба для «бомбил»

— И какие же они вашему «Блюзу» — с такой материально-технической базой, с таким водительским составом – конкуренты?

— Недобросовестные конкуренты.

— Потому что не платят, как вы, налоги?

— Потому что имеют незаконные преимущества. Во всем! Начиная с того, что незаконно используют опознавательный знак такси – колпачок оранжевого цвета, установка которого производится только специализированным предприятием и обязательно регистрируется в ГИБДД. Все это, естественно, стоит денег. Нам, но не нелегальным извозчикам. Мы для каждого автомобиля приобретаем полис ОСАГО за 12 тысяч рублей (как такси), а нелегалы или «бомбилы» — за 1,5-2 тысячи рублей, как обычные автовладельцы. Мы проходим техосмотр 2 раза в год. Соответственно платим за сам техосмотр 2 раза в год. У нелегальных извозчиков таких издержек нет. Если у него автомобиль новый, он вообще раз в 3 года техосмотр проходит. И его автомобиль, естественно, никто не проверяет – пригоден для пассажирских перевозок, не пригоден? Ежедневный технический осмотр, контроль со стороны механика, выпускающего на линию автомобили, которые выполняют перевозки пассажиров, никто никогда не отменял. Но нелегальных извозчиков контролировать в этом отношении никто не собирается. Не собирался. Может быть, сейчас этот закон что-то изменит? По крайней мере, мы надеемся на это.

— Но, исполняя требования нового закона о такси, предпринимателям придется затратить немало средств. А бизнес привык все свои издержки перекладывать на плечи потребителей. Есть опасения, что таксисты поднимут тарифы. Как вы думаете?

— На этот вопрос я просто с удовольствием отвечу. У нас все эти издержи есть сейчас, и они абсолютно прозрачны: у нас собственные здания, собственная рембаза со светом, теплом, горячей и холодной водой — вот он, комплекс. У нас свои механики, врачи, диспетчерская служба. У нас себестоимость пассажироперевозок на сегодняшний день очень и очень высока, а тарифы не выше, чем у всех остальных в городе. Ниже, чем у «бомбил». Что из этого получается? У такси, которое катается по нашим расценкам, очень высока доля рентабельности. И ничего им сегодня не мешает выполнить все требования закона – набрать врачей, механиков, хотя бы заключить договора с ними. Когда мы начинали, у нас тоже ничего не было. Мы тоже заключали договора с врачами из больниц, с СТО (механики, правда, свои были — мы сразу их набрали). И за все это платили. Сегодня, я считаю, никаких предпосылок для того, чтобы поднять тарифы, потратив деньги на выполнение требований закона, нет…

— У вас. А у других?

— У них себестоимость увеличится. Пусть она увеличится – ничего страшного. Тарифы не должны «вылезти». Если только у разрешения не будет стоимость космическая, то ничего не предвещает повышение тарифов.

— А какую стоимость разрешения вы считаете оптимальной для того, чтобы таксомоторный бизнес не погубить? Кстати, а вы помните, сколько стоила лицензия?

— Сама лицензия стоила 900 рублей. И каждая карточка – еще была карточка на отдельный автомобиль лицензионная, которая вывешивалась над талоном о техосмотре в угол ветрового стекла, — стоила 300 рублей. Это до 2005 года. Если бы за эти годы у нас сформировался цивилизованный рынок такси, я бы сказал: если разрешение будет стоить 10 тысяч рублей на каждый автомобиль, то это нормально. Выдается оно на 5 лет. Если человек или компания захотят работать в этом бизнесе (а бизнес в принципе достаточно прибыльный), они пойдут на любые затраты, чтобы выполнить требования закона. Но сегодня наш рынок такси не только не цивилизованный, он даже не весь легальный. И если наша власть действительно хочет легализовать его, она должна выдавать разрешения бесплатно. Только таким образом можно вовлечь нелегального извозчика в законную предпринимательскую деятельность. Он получит разрешение на перевозку пассажиров в своем такси, а мы, крупные таксопарки, поможем ему выполнить остальные требования закона – у нас врачи, механики, ремзона… Он уже не будет недобросовестным конкурентом, он будет официальным таксистом – неважно, в найме он будет работать или самостоятельно. Москва именно так поступила.

— Москва со своим бюджетом может себе это позволить…

— А сколько недополучил наш бюджет от того, что на рынке такси столько лет действовали нелегальные извозчики, — кто-то считал? И что выгодней – оставить их в «тени» и ничего в бюджете от таксистов-нелегалов не иметь или, сделав вход на рынок такси доступным сегодня, получить прирост налоговых поступлений завтра?

 

Какой цвет у безопасности?

— И хотя вы говорите, что уже сегодня ваша компания работает по новому закону о такси, есть в нем требования, которые вам придется исполнять так же, как и всем. Если депутаты нашего облсовета, к примеру, примут решение о том, чтобы все такси в Кузбассе были одного цвета. Краснодарский край, Новосибирск выбрали белый цвет.

— Можно, уточню: Новосибирск объявил паузу для решения этого вопроса, до 13-го или 14-го года. Логично, я считаю, ведь многие таксопарки приобрели автомобили сейчас – у нас тоже есть новые, не перекрашивать же их, в самом деле? Чтобы нам сейчас перекрасить весь таксопарк, 3 миллиона рублей потребуется. Да мы лучше на эти деньги новые автомобили купим!

На сессии облсовета, где шло первое чтение проекта областного закона о такси, сотрудник ГИБДД выступил по поводу цветографической окраски: все такси должны быть желтого цвета. Потому что это — он так прямо и сказал – психологический цвет. Уж не знаю, на что желтый цвет влияет… Правильней бы сказать, чтобы такси выделялись в транспортном потоке, и их было бы видно издалека, это логично. Но такси и так будет выделяться в транспортном потоке потому что на нем установлен фонарь такси. Раньше же, в советские времена, «Волги» какие угодно работали. Они же не были все желтые. И нормально все работали.

В мире такси желтого цвета только в Нью-Йорке. Так исторически сложилось. В производственных линейках современных производителей автомобилей (можете на их сайтах это проверить, с их местными дилерами поговорить — мы это сделали) машин желтого цвета нет. Индивидуальные заказы приведут к удорожанию этих авто на 100-150 тысяч – дешевле самим перекрасить.

Мы предложили депутатам пойти по пути наименьших затрат для существующих сейчас таксопарков (в принципе это не составит труда и начинающим таксистам) – выделить желтым цветом либо задние, либо передние двери, добавив к этому крышку багажника либо крышку капота. Мы тоже по миру ездим и видели, что во многих странах именно так поступают. Либо покрасить, либо специальной пленкой обклеить — она очень хорошо смотрится, на ней и логотип предприятия, и номера телефонов можно сразу нанести. Дешево и визуально узнаваемо. И контролирующие инспекторы всегда смогут их в потоке определить: так, колпачок есть, окраска есть, значит, должно быть разрешение.

— Многие ваши коллеги вообще недоумевают: каким образом цвет такси может повлиять на безопасность пассажироперевозок?

— Повлияет контроль за всеми участниками этого вида деятельности. Хотя именно по поводу того, кто и как будет нас контролировать, больше всего вопросов. ГИБДД, мол, сокращают… Я считаю, что для контроля за таксистами сотни инспекторов ГИБДД на дорогах не нужны. Сейчас по городу установлено множество камер видеофиксации скорости и камер по программе «Безопасный город». Они фиксируют (многие даже не знают) каждый автомобиль, независимо от того, превысил он скорость или нет.

Щелкнула камера: автомобиль с колпачком такси. Согласно закону, наш департамент транспорта и связи должен вести реестр выданных такси разрешений. Такая же база данных, я думаю, должна быть у ГИБДД, которая и выдала разрешение на установку этого опознавательного фонаря. Вот на экране такси с определенным номером, есть она в реестре получивших разрешение на работу в качестве такси? Нет ее в реестре – запечатали «письмо счастья»: 5 тысяч рублей штрафа — в конверт и отправили хозяину. И бюджет города получит эти деньги. А нелегальный таксист, который попадется, задумается: буду я платить каждый день по 5 тысяч, брошу этот вид деятельности либо пойду и получу разрешение…

Наша компания уже сегодня все требования нового закона выполняет, но мы бы тоже хотели что-то от этого закона получить – убрать с рынка недобросовестных конкурентов. Вот честно и откровенно.

Большинство наших профессиональных водителей сейчас за воротами на своих машинах. Встречаюсь: «Ну что, Вить, когда вернешься к нам в таксопарк? Ты ж о законе слышал?» – «Да слышал. У нас много законов в России принято. Ну, начнут задавливать, вот тогда приду к вам. А сейчас зачем? У меня сейчас все в порядке. Техосмотр не прохожу, полис копейки стоит. Я зарабатываю больше, чем мне надо. А затрат никаких». Да, он не получает заказы по рации, но у нас принято, что с дороги все садятся…

— Извините, но я тоже нередко с дороги, как вы говорите, сажусь в такси — услугами «бомбил» пользуюсь. Тех, к примеру, которые стоят у драмтеатра – там в любое время суток есть свободные машины. Такси «Блюз» же на стоянке не встретишь?..

— А в нашем городе вообще есть официальные парковки легкового такси, отмеченные, как стоянки общественного транспорта, специальными знаками? Не знаете? А я точно знаю: нет их! Вы зайдите в погранзону аэропорта – я сколько раз это наблюдал, прилетая из-за границы: вас там встретит «бомбила». Кто его туда пустил? Для встречающих вход туда запрещен. Вопрос риторический. «Бомбила» предлагает: «Такси недорого». «Сколько до гостиницы «Кристалл»? – «700 рублей». У нас по таксометру – 180. И люди платят «бомбилам» – выбора-то у них нет, официальной парковки такси у аэропорта нет!

В 1997-м году мы, когда начали свою деятельность, нашли план расположения парковок легкового такси в Кемерове, утвержденный главой города. Их, по-моему, порядка 30. А знаков тогда уже нигде не было – ПАТП-2 это не надо было, у них 15 машин выезжали на линию – латаные-перелатаные. Мы пришли тогда в облГАИ: распоряжение главы города никто не отменял, парковки утверждены, знаков только нет. Мы за свой счет их изготовим, а вы распорядитесь, чтобы их установили, мы на это не имеем право. И мы, и они это сделали. Через неделю остались 3 знака. «Бомбилы» прямо на наших глазах, мы это фиксировали, срывали. Мы еще раз ставим — они срывают. На третий раз нам надоело – изготовление знаков тоже денег стоит.

Распоряжение главы Кемерова сегодня возобновить не сложно, добавив – город-то за эти годы разросся — стоянки у новых торговых и торгово-развлекательных центрах. На выходе у аэропорта, вокзала, автовокзала сделайте парковку! Да не надо для 50 машин. 15 — для аэропорта, 10-15 — для ж/д и 10 — для автовокзала. Установить знаки на парковках такси несложно, и изготовление знаков мы готовы проплатить. Но чтобы только на этих парковках стояли такси, которые соответствуют закону – с шашечками, таксометром, с разрешением. Контролировать их будет проще.

— Вопрос о парковках затронули и ваши коллеги с юга Кузбасса за круглым столом, который ОПОРА вместе с Кузбасской ТПП проводила в Новокузнецке. Успокоила таксистов Ирина Дудоладова, заместитель главы Междуреченска по поддержке и развитию предпринимательства: «Парковочные места должны обязательно создаваться. Мы должны это сделать. Это не обсуждается. Так же как для вас это закон, так и для нас это закон».

— Хорошо бы это же от чиновников нашей администрации услышать!

Расспрашивала Вера КАРЗОВА.

Фото Федора Баранова.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс