Соцсети:

Честь имел «генерал» Шундулиди

24 августа 2011 | Галина Бабанакова

Александр Иванович улыбался всем, кто входил в зал шахтерской славы городского музея Ленинска-Кузнецкого.

А все замирали. И, как будто здороваясь, чуть преклоняли голову перед ним – бывшим угольным «генералом», директором объединения «Ленинскуголь» Александром Ивановичем Шундулиди.

В зале был аншлаг, а люди все шли и шли. Стулья приносили уже из других залов музея. Наконец-то расселись. И он – незабвенный Александр Иванович – был как раз напротив. Но… на экране. Пробежал по рядам шепот-вздох: «Как живой…»

 

Сын сапожника-воина

…Свои последние дни в июне 2006 года Александр Иванович провел в палате клинического центра охраны здоровья шахтеров. О тяжести болезни знал. Но духом не падал. Подбадривал медиков, лечивших его: «Мы победим. Мы справимся».

Уже потом эти медики признаются, что, выходя из палаты, плакали. Потому что были бессильны. И потому что они, увы, не боги… Это про него – Александра Ивановича – говорили: «Человек – гигант, глыба, силища…»

И дело было не столько в его поистине богатырской внешности, сколько в поступках, мечтах, а потом в их исполнении.

Ведь все в городе знают: не будь Шундулиди, не было бы и этого клинического центра, где спасли и спасают сотни и сотни людей, где доктора творят поистине чудеса. После их операций больные начинают отмечать второй день рождения в году…

В 1987 году именно Александр Иванович поднял вопрос о строительстве больничного комплекса на средства, полученные за счет реализации сверхплановых кузнецких углей. Это он, Шундулиди, получив у земляков поддержку своей инициативы, пробивал ее уже в министерских кабинетах. И в сентябре 1988-го из столицы было дано «добро».

А уже когда шло строительство больничного комплекса, Шундулиди сам контролировал отгрузку угля и своевременную поставку стройматериалов. А время-то было непростое, перестроечное: забастовки, невыдача зарплаты, недоверие рабочих к тем, кто выше. И то, что стройку не заморозили, тоже называют чудом.

Бывало, что и сам Александр Иванович удивлялся, казалось бы, невозможному. Как, например, и почему он не пошел по стопам своего отца – сапожника (да еще какого!) Ивана Понайотовича Шундулиди.

Родился Иван Понайотович в Гаграх. Но в его паспорте в графе национальность значилось – грек. Хотя его отец Понайот Иорданович родился в Турции: туда бежал прадед Александра Ивановича во время Греко-турецкой войны… Аукнется потом семье это греческое происхождение. В 1937-м арестуют Ивана Понайотовича как греческого шпиона. Правда, обвинение так и не предъявили. И за то время, пока сидел без вины виноватый Иван в тюрьме, умер его отец, тоже обвиненный в шпионаже, а в Гаграх жена Анна родила сына – Сашу. Первого сына, старшего брата Саши, звали Ленечкой…

В общем, одна плохая новость, другая – хорошая. Но особой радостью было возвращение Ивана Понайотовича из тюрьмы домой. Не зря же он говорил, что справедливость все-таки будет. Однако вся большая греческая родня искушать судьбу не стала. Уехали Шундулиди в Грецию. Иван же с женой и маленькими сыновьями остался.

А потом опять чей-то донос, арест, тюрьма. Через полгода отпустили.

А когда началась война, то Иван Шундулиди ушел воевать. Вернулся только в сорок шестом. Герой. Солдат Великой Победы.

В 1949-м – вновь начались репрессии к людям «не той» национальности. Но Иван Шундулиди, не забывший, как шел в атаку «За Родину!» и «За Сталина!», не верил, что его вновь посчитают врагом. Однако наступила ночь, когда отца забрали и отправили на поселение в Среднюю Азию. Через полгода туда приедет с сыновьями и Анна Сергеевна. Не поехать она просто не могла. Да и не могла иначе. Потому что любила.

«В отношениях между моими родителями было что-то от сказки», – с теплотой вспоминал Александр Иванович.

Да и сам он относился к своим родителям, к своей жене – Людмиле Андреевне, к своим детям, внукам тоже как в сказке: «Жили-были, друг друга любили…»

Своего сына Шундулиди назвали Иваном, а дочку – Анной. Так же, как звали родителей Александра Ивановича. А уже Анна назовет своего сына Александром. Надо ли объяснять, в чью честь. Для Саши Александр Иванович был и дедом, и отцом. Так вышло.

А сейчас и сам Александр Шундулиди уже папа. Приехал в музей на событие, посвященное его деду, со всем своим семейством – с симпатичной женой Аленой и полуторагодовалым Феликсом.

Но вот директор музея Тамара Чухно пригласила Людмилу Андреевну рассказать, каким семьянином был Александр Иванович. Ведь и для таких больших (во всех отношениях) людей, занимающих ответственные посты, тоже применима формула: «Счастье – это когда утром хочется идти на работу, а вечером – с работы домой».

Его эпоха

Встречу родных, друзей, бывших коллег Александра Ивановича и тех, кому он помогал, поддерживал, никак нельзя было назвать официальной. Она была скорее домашней, уютной, светлой. Было что вспомнить, ведь те годы, когда Александр Иванович жил в Ленинске-Кузнецком, и сегодня называют эпохой Шундулиди. И помнят, как он всегда говорил: «Угля без заботы о людях не будет».

Кто-то вспомнил, как из пепла (после пожара) восстановили ДК Ярославского, кто-то похвалился, что благодаря МЖК (молодежный жилищный комплекс) свою семейную жизнь начали не в шалаше, а в нормальной квартире. МЖК поддерживал Александр Иванович.

Вспомнили, что именно в эпоху Шундулиди родилась славная футбольная команда «Заря». И о воспитанниках школы гимнастов вновь узнала страна. Да что там – мир узнал…

Один за другим слово о Шундулиди брали то угольщики, то художники, то поэты, то писатели, то ученые. Ведь в последние годы (8 лет) Александр Иванович – доктор технических наук, профессор работал в Кузбасском политехническом университете. Вначале заведовал кафедрой экономики и организации строительства, а потом был деканом инженерно-экономического факультета. Докторская мантия шла к его лицу так же, как и шахтерский мундир. Последний Людмила Андреевна передала в музей Ленинска-Кузнецкого. С шахтерскими наградами мундир большого человека.

…Мне повезло по дороге в Ленинск и обратно стать попутчицей Александра Билля – директора кемеровского колледжа культуры и искусств. Все время в пути Александр Александрович рассказывал случаи, которые вначале его удивляли, а потом все больше и больше заставляли уважать и ценить человеческие качества Александра Ивановича Шундулиди. Однажды на рыбалке по соседству с ними оказался какой-то любитель-одиночка. Но поглядывал он больше не на поплавок, а в сторону двух Александров. Может быть, потому, что у них был костер. А еще уха на том костре.

Александр Иванович махнул рукой рыбаку: иди, мол, к нам. Тот сразу же прибежал. Разговорился. Оказалось, что он из Ленинска. А Шундулиди и Билль в то время жили уже в Кемерове. А их новый знакомый стал рассказывать, что интереснее в городе было, когда там жил и руководил угольным гигантом Шундулиди.

– Так вот он, перед вами, – сказали рыбаку.

Поверил не сразу. А потом, хоть и не велик был тогда улов рыбака, но он все время повторял, что такой удачной рыбалки у него еще никогда не было.

«Написать бы книгу»

Про «масштаб» своего сына не сразу понял Иван Понайотович. Приехал он однажды в гости в Кузбасс, все посмотрел, всех послушал, а потом, вздохнув, сказал:

– Жаль, что не научил я ни тебя, ни Леню настоящей профессии.

Стали переубеждать Ивана Понайотовича, что его Александр вон как по карьерной лестнице поднимается. Из горных мастеров на «Шушталепской» до «угольного генерала».

А Иван Понайотович свое твердит: «Начальник – это не профессия. Вот сапожник – другое дело». При своем мнении и уехал к себе домой, в Гагры.

Уже в Абхазии сел в такси, сообщив водителю, что гостил у сына в Кузбассе.

– Там, говорят, наш земляк живет – Шундулиди. Я про него недавно фильм видел. Какой человек! Сколько же он там сделал!

Не удержался Иван Понайотович и признался, что этот хороший человек и есть его сын. Не взял таксист денег с отца Александра Ивановича. Этот случай с улыбкой вспомнила Людмила Андреевна Шундулиди, заметив, что с тех пор ее свекор уже не горевал, что не дал сыновьям настоящей профессии.

Хотя ведь руки Александра Ивановича тоже все могли. И кран починить, и заплатку внуку на штаны пришить, и крышу на даче подлатать. Про житье-бытье Александра Ивановича тоже говорили собравшиеся в его память, в его честь накануне шахтерского праздника. И все начинали примерно так:

– Я удивился, как скромно живет Шундулиди. Никакой тебе элитки, никаких хоромов. Обыкновенная квартира в обыкновенном доме. И дачка совсем простенькая. Зато сколько книг! С Александром Ивановичем можно было поговорить на любую тему: об искусстве, спорте, природе, космосе…

Роскошь, зависть – это было для него и чуждо, и непонятно.

Вспоминает бывший директор шахты «Комсомолец» Владимир Распопов. Кстати, на эту должность его рекомендовал Шундулиди. И он же пригласил потом Владимира Викторовича в объединение директором по соцвопросам.

– Сначала – человек, а потом уже метры и уголь, – вот это не уставал говорить Александр Иванович. И не только говорить, но и делать. Сколько он всего сделал, сколько строил: и художественную школу, и больничный комплекс… Но вот волей случая оказался я вместе с Александром Ивановичем в его родительском доме, в Гаграх. Более чем скромное жилище: маленькая кухня, маленькая комната с двумя кроватями.

– Что же вы не построите здесь нормальный дом? – спросил я Александра Ивановича, удивившись.

А он удивился моему вопросу:

– Разве здесь плохо? Море – вот оно. А сад какой! – и все снимал, снимал на фотокамеру то прекрасное, что не все замечают.

– А еще он очень хотел написать книгу, – говорит Людмила Андреевна. – И написал бы, конечно, если бы не недостаток времени, а потом и болезнь…

А книга все-таки вышла. В 2008-м. В тот год Александру Ивановичу исполнилось бы 70 лет.

В политехническом университете эту дату отмечали вот так же тепло, по-домашнему, как сейчас в музее. И буквально к началу торжества были привезены книги, еще пахнувшие краской. Автор книги – писатель Сергей Павлов. А заказ на книгу он получил от директора фонда «Шахтерская память» Михаила Найдова.

– Я не был знаком с Александром Ивановичем, – сказал на встрече Сергей Павлов. – Но когда была поставлена точка на последней странице, то мне казалось, что и я имел честь быть рядом с этим человеком большого сердца.

Галина БАБАНАКОВА.

Ленинск-Кузнецкий.

P.S. Уже принято решение одну из новых улиц в Ленинске-Кузнецком назвать именем Шундулиди. А еще поступали предложения назвать его именем центр охраны здоровья шахтеров. Тот самый, который появился вопреки всем трудностям, и тот самый, где остановилось большое сердце большого человека…

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс